Мильштейн рассказал, как Дацюк два раза был на грани отъезда из НХЛ в Россию

раздел NHL
Агент и друг Павла Дацюка Дэн Мильштейн рассказал о том, как игрок дважды за время выступления в НХЛ был на грани отъезда в Россию и как удалось с наименьшими репутационными потерями решить вопрос его возвращения на Родину за год до окончания контракта с "Детройтом".

— В 2014-м Дацюк подписал трехлетний контракт на 21 миллион долларов. На этом контракте еще даже чернила не успели высохнуть, когда он позвонил мне из России и сказал: «Я решил возвращаться домой». Представляете? Он никогда не был американцем и хотел вернуться после каждого отпуска. Это был второй из двух раз, когда Кен Холланд у меня на кухне в отчаянии просил что-то сделать. Сначала так было в 2012-м. В НХЛ локаут, Паша уехал играть в ЦСКА, они шли на первом месте в КХЛ. Одним январским утром случается невозможная для меня ситуация — просыпаюсь в восемь утра и вижу 40 пропущенных звонков. Оказывается, часа в четыре ночи НХЛ и профсоюз договорились об окончании локаута, и надо срочно привозить игроков. Звоню в Москву Паше, он реагирует так: "Скажи Кену, что до конца сезона осталось 13 матчей, мы возьмем Кубок Гагарина, и после этого я сразу приеду". А Холланд был моим соседом, жил в пяти минутах. Он слышит это и предлагает встретиться в кофейне в центре нашего городка.


Кен меня чуть ли не хватал: "Я не могу сказать Зеттербергу, что Паша приедет к плей-офф, а ты сейчас!" Я его понимал, но пробить Пашин настрой казалось невозможным. И тогда Кен приехал ко мне домой и отказался уходить с кухни, пока не дам ему хорошие новости. Закончилось все тем, что Паша согласился вернуться, но при условии, что через две недели ему дадут сыграть в Матче звезд КХЛ в Челябинске. Во втором случае сошлись на том, что Холланд пообещал отпустить его за год до конца контракта. Он — человек слова, если что-то сказал, то точно сделает. Но моей задачей было и то, чтобы мой друг вернулся домой не с топором в спине, а с букетом цветов в руках. То есть чтобы люди в Детройте поняли и приняли его решение.

Честно говоря, до последнего надеялся, что Паша передумает и свой заключительный сезон по контракту отыграет. Десять лет подряд он за свой счет — и это стоило бешеных денег — проводил в России летние лагеря для детей, и в его штаб входило много тренеров из НХЛ. Они только этих двух недель в Екатеринбурге и ждали — днем работа, а вечером отличные русские рестораны, дискотека "Пушкин"... Затем Паша добавил Питер, а последний его год в НХЛ оказался единственным, когда он сделал лагерь под Детройтом. Для него это было как прощание со страной, о чем тогда еще почти никто не знал.

За день до его объявления об отъезде умер Горди Хоу, главная легенда "Ред Уингз". Похороны были намечены в Детройте на день, когда у Паши проходил лагерь. А он в своих именных лагерях сам на льду отрабатывал по полной. Он провел тренировку, потом мы поехали в церковь, где было прощание с Хоу. Оттуда — на поминки, проходившие на бейсбольном стадионе клуба «Детройт Тайгерс», а потом — на "Джо Луис Арену" для финальной встречи с Холландом, его замом и главным тренером Джеффом Блэшиллом. Она была организована для того, чтобы еще раз попытаться уговорить Пашу остаться.

Они аргументировали свою позицию, но Дацюк спокойно сказал: "Пришло мое время". Оставалось подписать документы, что он по собственному желанию уходит на пенсию — это касалось, разумеется, только НХЛ. Не забуду, как тем вечером мне нужно было только нажать на мышку, чтобы мейл с подписью отправился в клуб, — и у меня вдруг замерз палец. Даже в кино такого не видел! Для Паши все было просто — он принял решение год назад и теперь уже мысленно был в России. А я понимал, что это клик для истории — легенда клуба уезжает, не доиграв контракт.

Через месяц — драфт, где под первым номером уходит Остон Мэттьюс. "Детройт" там делает обмен с "Аризоной", в результате которого права на Пашу переходят к «Койотам». Я позвонил Паше, в Екатеринбурге была глубокая ночь, он спал и перезвонил утром. Сообщил ему об обмене, но он уже был очень далек от всего этого. Он был очень счастлив у себя дома. Но у болельщиков "Ред Уингз" от его ухода не осталось никакого негативного осадка, и годы спустя в одном из американских университетов написали исследование о том, как лагерь Дацюка разрулил потенциально катастрофический медийный кризис лучшим способом в истории спорта. Может, это и преувеличение, но задача была непростой, и мы справились.

— Были ли закулисные способы этого разруливания?

— Да. Я использовал некоторых известных североамериканских инсайдеров, потихоньку подбрасывая им информацию, что Паша может вернуться в Россию и с чем это связано. Когда на публику все вываливается сразу, это вызывает шок — и, как следствие, ненависть и топоры в спине. А когда порциями, в течение полугода, — все постепенно свыкаются с этой мыслью. Краник негатива должен открываться понемногу. И когда наступает кульминация и информация становится официальной, все уже к этому готовы и говорят: "Паша, дорогой, конечно, езжай к дочке. Удачи!" 

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Сейчас обсуждают