Казанский рассказал, как воспринял смерть Гимаева

раздел
Известный комментатор Денис Казанский рассказал о Сергее Гимаеве, который скончался 18 марта 2017 года.

— Были с ним памятные командировки?

— 2017-й, Канада, молодежный чемпионат мира. 31 декабря летим в Монреаль с пересадкой в Париже. Там Наильичу говорю: "Раз Новый год встретим в небе, надо что-нибудь в duty free взять". Он пожимает плечами: "Бери что хочешь. Я не пью". Времени в обрез, несемся по транзитной зоне, а в магазинчиках, как назло, ни одной нормальной бутылки!

— Это как?


— Либо литровые, либо 0,7. Ну куда мне одному? "Ту мач". А Гимаев подгоняет: "Быстрее! Опаздываем!" Так я ничего и не купил.

— Обидно.

— К гейту подбегаем впритык, видим на табло наши фамилии, замираем в недоумении. И тут Наильич срывается на крик: "Из-за тебя на рейс опоздали! Теперь полдня будем в аэропорту торчать". А у нас сложный график, из Монреаля надо в Торонто на сутки лететь.

— Еще обиднее.

— Отчитывает жестко. В это время я подхожу к тетушке, которая возле гейта, спрашиваю — чегой-то наши фамилии вывесили? В ответ широченная улыбка: "Вы Гимаев и Казанский? Отлично! В экономе места закончились, полетите в бизнесе".

— Какая прелесть.

— Зову Гимаева: "Наильич, извиняйся, я бизнес пробил..." А там тележечка, виски. На Новый год получаю всю эту красоту.

— Гимаев развязал?

— Не-не-не! Потягивал минералку. Я ни разу не видел его ни с рюмкой, ни с сигаретой.

— А умер в 62. Вот и думай, пить или не пить.

— У него был кошмарный график — репортажи, студии, игры за ветеранов... Из Монреаля вернулись, я с ног валюсь — акклиматизация, смена часовых поясов. А он через три дня во Владивосток умотал.

— Вы были в Туле на матче "Легенд хоккея", когда Гимаеву стало плохо?

— Нет. Оттуда мне Саша Гуськов позвонил. Я как раз около телецентра парковался, приехал комментировать чемпионат Англии. Гуськов сказал: "Наильич умер". Я не поверил, клянусь! "Саня, что за бред?" — "Да какой бред?! Упал в раздевалке, и все. Сердце..." Вскоре посыпались звонки — информация подтвердилась.

— А у вас эфир.

— И не соскочишь. Не скажешь: "Мне тяжело, пускай другой прокомментирует". Кое-как на автопилоте отработал 90 минут, приехал домой, налил и заплакал, - сказал Казанский. 

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Сейчас обсуждают