Крикунов объяснил провал московского "Динамо" в серии со СКА

раздел КХЛ
Главный тренер московского "Динамо" Владимир Крикунов подвел итоги сезона. Команда вылетела во втором раунде плей-офф.

— Наверняка эмоции после поражения ушли на второй план, и можно дать оценку серии против СКА. В чём причина того, что на этом этапе сезон для "Динамо" закончился?


— В первую очередь, это травма Димы Кагарлицкого. У нас было лучшее звено лиги: Кагарлицкий — Шипачёв — Яшкин, которое позволило занять третье место в регулярном чемпионате. Такое звено составить не так просто, надо чтобы сошлись все звёзды, как говорится. А у нас получилось создать его и в прошлом сезоне, и в нынешнем. Но, к сожалению, так и не удалось создать второе, потому что Андре Петерссон ушёл в Ярославль, и мы остались с одной забивной тройкой. Но и её бы хватило, если б не тяжёлая травма Кагарлицкого.

— Но перед серией со СКА вы сами говорили, что такого соперника одним звеном не обыграть.

— Да. Но думаю, что такой тройкой как наша, мы бы могли это сделать. Когда идёт плей-офф, всегда можно противника немного успокоить, дать поверить, что они сильнее, а не раздражать, как в той статье, которая вдруг появилась на одном из хоккейных сайтов, где было написано, что "Динамо" — команда никакая, игроки никакие. Скажу так: у нас ребята выходили заряженными, нацеленными на ворота соперника. Возвращаясь к причинам поражения в серии, назову и вторую причину. Потеряв первую тройку, мы не очень хорошо сыграли в большинстве, и не смогли переиграть вратаря соперника. А он же буквально поймал кураж со второго матча серии, когда мы уступили на последних минутах. За оставшиеся матчи мы забросили ему всего три шайбы.

— Почему в итоге не удалось создать хорошее второе звено? В регулярке им иногда удавалось давать результат.

— Не очень-то удавалось, я скажу. Сначала мы пробовали там Тему Пулккинена, но он не такой игровой. Умеет забивать, и он будет забивать в любом звене, куда его ни поставь, но в третьем звене он играть не хотел, только в первом или во втором. Но как игрок — он не играет в хоккей обдуманно, он находится на своей волне, и подстроиться под него очень сложно. В "Локомотиве" его ведь тоже убрали из первого звена, он не играет в командный хоккей. Мы подумали, что швед со шведом сыграют лучше, и взяли Магнуса Пяярви-Свенссона. Думали, у земляков получится лучше взаимодействовать, тем более что у Магнуса солидный послужной список: и под десятым номером на драфте ушёл, и был хорошим игроком, о котором те, кто помнят, как он начинал, говорили, что это приличный хоккеист. Хотя мы могли и для Тему сделать тройку, чтобы два молодых игрока на него работали, а он только бросал — как пытаются использовать его сейчас в Ярославле. Но мне такие игроки не очень нравятся.

— Всё же на финише регулярки команда смотрелась великолепно, выиграв 11 из 12 последних встреч. Почему такую игру не удалось перенести на плей-офф? Даже серия с "Северсталью" далась вам непросто, несмотря на 4-1.

— Потому что это плей-офф. Говорю вам, говорил ребятам, что это совсем другие игры. Это матчи, которые процентов на тридцать жёстче, злее, нацеленнее, тут больше борьбы. Это то время, когда игроки выкладываются полностью, до остатка. У нас было одно стабильное звено, которое, в общем-то, может давать результат, поэтому было сложно с "Северсталью". К тому же Андрей Разин сделал хорошую команду в Череповце. Я и сам сталкивался с таким же подходом, когда работал с "Нефтехимиком". Если у тебя нет классных игроков, ты больше уделяешь внимания физическому состоянию ребят, чтобы они весь матч могли хорошо двигаться, бороться. Поэтому я знал, чего ждать от такой команды, но в то же время понимал, что мы всё равно выиграем, несмотря на то, что серия получилась сложной. "Северсталь" — хорошая команда, но в ней не хватает классных игроков. То же самое у нас произошло со СКА, там классных игроков побольше, а у нас ещё и первое звено развалилось. То же самое случилось вчера, в серии между ЦСКА и "Локомотивом": у ЦСКА больше классных игроков. Да, боролись, все боролись, но дальше прошли всё равно СКА и ЦСКА, потому что в этих командах сумма мастерства выше, чем у остальных команд.

— Какое настроение вообще было в раздевалке — ребята хотели идти дальше? Пару сезонов назад, в серии против ЦСКА, вы говорили, что мыслями они были одной ногой в отпуске, ведь во второй раунд уже прошли, задача выполнена. А сейчас они были настроены иначе?

— Да, на этот раз мы бились. После первой победы проиграли 0:1, потом 0:2 уступали, но сравняли счёт и проиграли в овертайме на своих глупостях: выбросили эту шайбу, Яшкин взял и проехал мимо. И в последнем матче парни выходили заряженными, в первом периоде сделали десять бросков против четырёх в наши ворота, и пропустили гол за пять секунд до перерыва. Но все были настроены, бились и боролись весь матч, мы даже в начале третьего периода снимали вратаря, пробовали забить вшестером при удалении у СКА, но не получалось.

— Почему в итоге Иван Бочаров сыграл больше Александра Ерёменко, ведь в последних матчах регулярки Ерёменко был в игре чаще?

— Честно говоря, я в это особенно не лезу, тут всё решает Виталий Еремеев, который с ними работает. Я, конечно, говорю ему свои доводы, а он мне говорит свои, сообщая, кто сегодня лучше. Я доверяю Виталию; своим коллегам вообще нужно доверять, тем более что он этим делом непосредственно занимается.

— Как коронавирус сказался на вашей работе, организации тренировок, построении команды, ну и впоследствии — на её результатах? Можно ли утверждать, что этот сезон — один из особенных в вашей карьере?

— Заметно сказался, этот год вообще всё перемешал и перепутал. Засадили нашу команду, в том числе здоровых хоккеистов. В итоге из шести недель подготовительного периода отработали девять дней в Нижнем Новгороде, а потом пять дней перед чемпионатом. И всё пошло кувырком. Мы же начинали очень тяжело, всё никак не шло, нужно было разобраться с ребятами. Естественно, сидя дома на карантине, они физически были не готовы к сезону.

— Молодёжка "Динамо" вышла в полуфинал Кубка Харламова, а игроки из неё, если подключались к составу, то чаще в роли тринадцатого нападающего. Олег Зайцев набрал восемь очков — столько же, сколько у многих нападающих, у которых игрового времени было в два раза больше. Почему вы не рисковали ставить почаще молодых ребят?

— Они у нас играют пару матчей, а потом силёнки кончаются. Повторю, когда уровень мастерства не такой высокий, как у большей части хоккеистов, доверяют более опытным игрокам, потому что молодых ребят нужно готовить. Это хорошо, что Олег Зайцев прошёл с нами через все сборы, плюс молодые играли в регулярке, когда у нас появились больные и травмированные. Молодые хоккеисты не составляют основу команды, только из молодых никогда не сделать полноценной команды во взрослой лиге. Это всё сказки рассказывают. К примеру, берёте вы в этом году игроков двухтысячного года рождения, в следующем — 2001, и так далее. И что, у вас будет три звена с хоккеистами в возрасте 21-23 года, а в четвёртое звено вы возьмете девятнадцатилетних? Таким составом ничего не выиграть. Это хорошо, когда ЦСКА выкупает молодого Кирилла Капризова за сто миллионов, или СКА выкупает Грошева в Нижнекамске за сорок миллионов, но это лучшие из лучших. И даже при таких условиях в любой команде максимум играла одна молодая тройка, и всё. А это лучшие хоккеисты со всей страны. А когда у тебя хоккеисты только из одной школы — это большой вопрос. Я знаю, как это делать. Я в Белоруссии давно взял двенадцать человек 1968 года, и работал с ними по пять часов. У нас с ними была часовая зарядка на льду, потом ещё два часа днём и полтора вечером, спустя пять дней начинаются головные боли от такой работы, но иного варианта не было. В итоге с этими ребятами я спустя год вышел в Высшую лигу. Их было двенадцать, не все заиграли, но многие потом стали тренерами.

— В целом довольны ли вы тем, как команда провела сезон? Ведь если смотреть на результаты, они определённо лучше, чем в два предыдущих года.

— Конечно лучше: мы же работаем, всё время идём вперёд, все мои помощники — грамотные ребята, трудились каждый день, не сачковали. Поэтому и есть прогресс, команда движется вперёд, поэтому поставлю положительную оценку за этот сезон.


— Чем планируете в ближайшее время заняться? До пандемии вы говорили, что любите путешествовать на машине, а сейчас?

— Да, люблю ездить по Европе каждый год, а сейчас всё перекрыли. У меня есть квартира в Хорватии на острове, а я не могу пока туда попасть. Наверное, сейчас буду отдыхать и займусь книгой. В принципе, у меня уже к ней всё готово, и, наверное, через шесть-восемь месяцев вы сможете прочитать.

— Уже думали, продолжите ли работать в хоккее, или наконец достроите забор на даче?


— (смеётся) Да, у меня есть участок земли, где было непонятно что, и мне сказали: ну ты хотя бы забор поставь там. Я и поставил. Что делать буду? Посмотрим, опыт у меня большой, всё видно, где и чего не хватает команде, какому тренеру и в чём нужно добавить, чтобы эта команда начала играть. Может, буду консультантом, - рассказал специалист.

Комментарии Правила

Лента новостей КХЛ

Сейчас обсуждают