Экс-переводчик "Трактора": в КХЛ иностранцы, прежде всего, едут играть за деньги

раздел КХЛ
Переводчик Рустам Мингазов, девять лет работавший в "Тракторе" с легионерами, в нашем интервью рассказал, что в действительно иностранцы думают о России.
 
– Слушал ли ты подкаст Пола Биссоннетта, по крайней мере, то, что касается России?

– В курсе про него, но слушал далеко не все. Мне не очень нравится, что все направлено на критику. Понятно, что отношения между нашими странами усложнились и такое сейчас даже востребовано среди его слушателей, но все слишком узкобоко. Думаю, что Биссоннетт нашел свою нишу и просто "жжет", собирает аудиторию. Не понимаю, почему они говорят только про негатив и там не освещают позитивные вещи, которых тоже очень много.

– Действительно ли иностранные хоккеисты так критично думают о России?


– Если говорить про чехов и словаков, то у них жизнь несильно отличается от нашей и они особо не задираются, не привередливые. Когда они приезжают в команды КХЛ, даже бывают в приятном шоке от раздевалки, потому что в чешских клубах на старых аренах даже душа может не быть. Они вынуждены ходить в другие места только для того, чтобы помыться. Шведы и финны более толерантны, но в Европе люди считают каждый евро и они очень сильно зависят от зарплат – там им такие деньги никто не предложит. Поэтому они всегда с удовольствием едут в КХЛ и закрывают глаза на все неудобства. А североамериканцы с рождения привыкли к определенному уровню комфорта – к условиям и сервису, и отсутствие этого для них просто дико. То, что останавливает их от того, чтобы развернуться и уехать, – игра в хоккей и деньги. И денежный вопрос тут на первом месте. Ни разу мне не встречался легионер, который бы приехал сюда играть за идею. "Я пошел на понижение зарплаты и приехал в Челябинск потому, что это хоккейный город" – такого не было ни разу.

– А в интервью про хоккейный город они говорят постоянно.

– Это то, как их учат общаться с прессой. Они всегда так говорят, когда приезжают в новый город и новый клуб. И это не только в КХЛ, но и в НХЛ. Вот Джон Таварес перешел из "Айлендерс" в "Торонто" и тут же появилась фотография, как он в детстве спит на постельном белье с логотипами "Мейпл Лифс". И Таварес говорит, что всю жизнь болел за "Торонто". Единственное, что я верю Артемию Панарину, который действительно мечтал играть в Нью-Йорке. Вообще во время первых интервью игрок обязан сказать теплые слова про город и болельщиков. Хотя на самом деле, как бы это жестко ни звучало, хоккеисты играют не ради болельщиков, а ради своего будущего и своей семьи. На льду игрок может умереть в любую секунду, он рискует своей жизнью, как гладиатор, и говорить, что он делает это ради болельщиков, – это лишь высказывание для журналистов.

В КХЛ, прежде всего, едут играть за деньги. Второй аспект – это игроки и тренер в команде. Под хорошего тренера пойдут игроки, как, например, делали это при Валерии Белоусове в "Тракторе". Но сейчас в КХЛ это уже редкость. Деньги на первом месте. Любовь к хоккею – это НХЛ. КХЛ – это деньги и работа. Хотя по поводу денег я не отношусь с осуждением. Легионер, который едет к нам, – это обычный наемный американец вроде того, которого, например, берут управлять отелем в Дубай. Вопрос лишь в том, какого уровня приезжают иностранцы. В АХЛ они получали бы сто тысяч в год максимум. Но нельзя осуждать хоккеистов за это. Критиковать нужно тех, кто их берет в команды. 
 
Полностью интервью читайте здесь.

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Лента новостей КХЛ

Сейчас обсуждают