БлогиConsTracktor блогИнтервью о челябинском хоккее с Марком Винницким. Часть первая

Армия Наильича
Аватара пользователя

Интервью о челябинском хоккее с Марком Винницким. Часть первая
ConsTracktor 21 окт 2018, 21:41

В Челябинском Молодежном театре можно встретить людей совершенно разных возрастов, профессий и интересов. Поэтому я почти не удивился, увидев среди зрителей спектакля «Капитанская дочка» бывшего директора хоккейного клуба «Трактор» Марка Моисеевича Винницкого. Он практически сразу согласился на интервью. Вероятно, в мою пользу сыграло то, что спектакль ему понравился. «Получил большое удовольствие», – поделился впечатлением Марк Моисеевич.

Фотография

Хоккей и театр не так уж далеки друг от друга. Хоккейный матч – это тоже, своего рода, спектакль, вызывающий у зрителей массу эмоций. В театре, как и в хоккее, важна командная работа, в которой задействованы не только актеры, но и все театральные цеха. Зритель не получит удовольствия, если в спектакле плохо отлажена «игра в пас». Великий хоккейный тренер Анатолий Владимирович Тарасов в книге «Совершеннолетие» часто пользовался театральными аналогиями, говоря о хоккее, а в предисловии писал: «И пусть никого не удивляет упоминание здесь имени Константина Сергеевича Станиславского. Читатель будет еще иметь возможность убедиться, как много общего имеют театр и хоккей».
Вообще, традиция посещения хоккейными командами театральных спектаклей – еще с советских времен. Известно, что в театр ходили не только сборные СССР и чемпионские команды столицы, но и челябинский «Трактор» под руководством Геннадия Федоровича Цыгурова. Поэтому есть хоть и небольшая, но надежда, что это интервью привлечет к театру интерес современных хоккейных игроков, тренеров и руководителей клуба. И хорошая традиция возобновится: команда «Трактор» в полном составе, а еще лучше вместе со своими семьями, детьми придет в Молодежный театр.

Небольшая справка о герое этого интервью:
Марк Моисеевич Винницкий (г.р. 10.11.1948, Челябинск). В 1973 году окончил ЧПИ по специальности «инженер-механик». С 1974 по 1979 год работал главным инженером Челябинского хладокомбината. В 1967 году устроился в челябинский Дворец спорта «Юность» на должность старшего, а позже главного инженера. С 1996 по 2000 год был его директором. С 1987 по 1991 год Марк Винницкий – начальник команды «Трактор», с 1991 по 1996 – ее директор, с 2010 по 2013 год – заместитель директора хоккейного клуба «Трактор». Член президентского совета MXЛ – 1992-1995 гг. Член исполкома Федерации хоккея России – 1992-1996 гг. Марк Винницкий – вице-президент Федерации хоккея Челябинской области, отличник физической культуры РФ. Награжден орденом Дружбы (1996 г.). Комментатор соревнований по хоккею, гандболу, волейболу и футболу специальных программ Челябинского областного ТВ, радиостанций «Маяк», «Интерволна».

Фотография

– Марк Моисеевич, 10 ноября вам исполнится 70 лет. Хотелось бы посвятить этому большое интервью…

– О, Господи. Я не готов к такому серьезному разговору. И вообще, эта цифра не имеет ко мне никакого отношения (смеемся). Но если задуматься: чего только за это время не было… на книгу хватит. Давайте просто поговорим о хоккее? Душой я еще со своими 45-летними ребятами. Уходят, к сожалению, гады (вздыхает). Ой, уходят… (за последние годы ушли из жизни Денис Цыгуров, Вадим Гловацкий, Валерий Карпов, Павел Лазарев. – Прим. diletant74). Я спокойно перенес 50 и 60 лет, а в 70 почему-то не верю…

– Да вам и не дашь 70 лет, судя по вашей активности, да и внешнему виду тоже.

– По активности да. А что касается внешности: раньше, когда работал во Дворце спорта, возле льда, совсем не старел.

– Заморозка (смеемся). Значит, про детство ваше не будем пока?

– Зачем? Я что – герой романа, что ли?

ИНЖЕНЕР ДВОРЦА СПОРТА

– Тогда такой вопрос: вы увлеклись хоккеем, когда стали работать инженером во Дворце спорта «Юность»?

– Это не так. Хоккеем я заболел с детства, как и любой мальчишка. Мы на днях вспоминали, что вместо клюшек у нас были изогнутые палки… Сегодня говорить вслух, что я играл в хоккей, – издеваться над профессионалами. Правда, у меня есть одно большое достижение: однажды мне довелось сыграть в хоккей за сборную Советского Союза (улыбается).

– Вы не шутите?

– Отчасти. Сейчас расскажу. Где-то году в 1968-70-м в Челябинск с показательными выступлениями приехала сборная Советского Союза по фигурному катанию. Там были великие фигуристы: Олег Протопопов, Саша Горелик, Сергей Четверухин, Володя Серебровский, Сережа Волков и другие. И решили мы сыграть товарищеский матч по хоккею – сборная Дворца спорта «Юность» и сборная Советского Союза по фигурному катанию. Кто-то из ребят, по-моему, это был Сережа Волков (который, кстати, стал нашим первым чемпионом мира в мужском одиночном катании) сказал мне: «У нас вратарей нет. Может, сыграешь за нас?». Я отвечаю: «Да ты что? Какой я вратарь?» А он мне: «Ну, ты же знаешь принцип формирования команды: кто хорошо катается – тот нападающий, кто похуже – тот защитник. А ты у нас будешь вратарем!». Вот так я и сыграл в хоккей за сборную Советского Союза (тут я делаю паузу и продолжаю) по фигурному катанию против челябинской команды (смеется).

Фотография
Дворец спорта "Юность"

– А до этого вы играли на воротах?

– В свое время мы тренировались, но это настолько смешно, что стоит ли об этом говорить? Да, играл. В футбол я всегда играл на воротах, в хоккее тоже был вратарем. Впервые хоккейную вратарскую экипировку я надел, когда уже работал инженером во Дворце спорта «Юность». Тогда искусственный лед в Челябинске был в диковинку (всего две площадки на миллионный город), поэтому был занят 24 часа в сутки. Ребята с заводской команды «Строммашина» тренировались у нас где-то с двух до четырех часов ночи, если это время не было занято другими арендаторами. Они оставляли у нас свою форму, и вот тогда я впервые надел вратарскую экипировку. Вратарская маска была пластмассовая, прилегающая к лицу. Я помню, что один раз мне так засадили шайбой, что я еще долго ходил с синяком… Ну, что это? Воспоминания заслуженного мастера спорта (смеется)? Нет, конечно. Так – шуточный рассказ.
Кстати, в эти дни стукнет 50 лет со дня первого домашнего матча «Трактора» на искусственном льду. Дворец спорта «Юность» запустили в 1968 году. К сожалению, сейчас многие не знают истории. И что самое страшное, не хотят ее знать. Это не только в хоккее. Как Иваны, не помнящие своего родства… Я был свидетелем того первого матча – «Трактор» играл с киевским «Динамо».

Марк Моисеевич извиняется и звонит историку челябинского хоккея Олегу Выгузову: «Олег, приветствую тебя, здравствуй! Как здоровье? Так себе, да… Слушай, я к тебе вот по какому поводу… Сижу тут разговариваю с человеком и почему-то вспомнил. 50 лет назад состоялся первый официальных хоккейный матч во дворце спорта «Юность». Ты об этом тоже писал, даже как-то звонил, уточнял. Теперь я у тебя уточняю. Какого числа это было, когда 2:1 выиграли? Дворец спорта мог бы обыграть это все, а они как-то мимо этого проходят, черт побери. Я об этом говорил во дворце спорта «Юность» на последнем матче «Челмета». Но они там не реагируют. Это из той серии, что история сегодня не очень всем нужна. Ну ладно, извини, что побеспокоил…».
И возвращается к нашему разговору.


– В общем, мой интерес к хоккею начался в детстве, а вот развился, когда я стал работать в «Юности». Я начинал еще на стройке Дворца, пацаном, потом был машинистом холодильных установок. И день и ночь смотрел там хоккей. Видел, как работали великие тренера: Кулагин, Тарасов, молодые Тихонов и Юрзинов. Видел, как Владимир Лутченко за какую-то провинность катался восемь часов подряд. Он утром был с ЦСКА на раскатке, а потом весь день катался со всеми, кто тренировался. И вечером вышел на матч против «Трактора». Так Анатолий Владимирович Тарасов воспитывал своих хоккеистов.

Фотография
Анатолий Тарасов и Владимир Лутченко

Дворец «Юность» сконструирован так, что там есть только одна полноценная большая трибуна для болельщиков. Боковых трибун нет, а за спинами хоккеистов находится малая трибуна, где сидели в основном чиновники, журналисты и хоккейные специалисты. Так как я работал во Дворце, то тоже садился на малую трибуну. На ней никто никогда не кричал, не проявлял эмоций. Там люди обменивались профессиональными мнениями. Я пытался понять хоккей изнутри и с большим интересом слушал эти разговоры. Потом сам начал вникать, общаться с хоккеистами, тренерами интересоваться их мнением. Тогда же увлекся спортивной журналистикой. Делал сюжеты для радиогазеты, которая вещала во Дворце спорта «Юность». Я брал интервью у приезжающих хоккейных звезд, в том числе у Анатолия Тарасова (горжусь!). Я пытался во всем разобраться, потому что хоккей по-настоящему знают только великие профессионалы. В этом виде спорта столько всего, что познать его очень сложно. Да, сейчас порой спрашивают мое мнение, приглашают на радиопередачи, и у меня есть счастливая возможность что-то рассказать другим, чем-то поделиться. Но профессиональным экспертом я себя никогда не считал. Просто делюсь тем, что понял, общаясь многие годы с сильнейшими тренерами, слушая их разговоры и мнения.

Фотография
К чемпионату СССР 1968-1969 г.г. на первом этапе на равных было допущено 24 клуба. Челябинская область впервые была представлена сразу тремя участниками. Помимо «Трактора» в чемпионате участвовали «Звезда» (Чебаркуль) и «Восход» (Челябинск).

НАЧАЛЬНИК КОМАНДЫ – ДИРЕКТОР КЛУБА

– В 1987-году вы стали начальником команды «Трактор». Как в советские годы складывались взаимоотношения завода, первых руководителей области и команды?

– Завод очень хорошо тогда относился к команде. Худо ли бедно, но команда была обеспечена. У «Трактора» не было больших денег, ребята не получали большие доплаты по сравнению со многими другими командами. Но доплаты были. Я это застал, видел и знаю. Но времена-то менялись. Хоккеисты хотели жить по-человечески. Еще была такая вещь, как «отоварка». Например, в киевском «Соколе», который был нисколько не сильнее «Трактора», у игроков два раза в месяц была серьезная продовольственная «отоварка». А еще, с позволения высочайшего украинского партийного начальства им разрешалось раз в месяц закупаться в «Березке» (единственный на всю страну московский магазин с лучшими импортными товарами. – Прим. Diletant74). В «Тракторе» на уровне первого секретаря обкома партии (уровень нынешнего губернатора области. – Прим. Diletant74) решался вопрос о выделении хоккеистам дубленок, машин и квартир. Особое внимание уделял команде первый секретарь обкома Николай Дмитриевич Швырев. Он сейчас жив, я ему иногда звоню. Швырев говорил: «Я знаю, что некоторые люди считают, что надо так: “Ребята, вот вы сыграйте хорошо и мы вам дадим это, это и это”. Я же считаю, что надо вначале дать, а потом уже хорошенько спросить». Первое лицо области уделяло такое внимание, проявляло заинтересованность! Уж поверьте: не многие руководители так переживали за результат команды. Тогда ни мобильной связи, ни интернета еще не было. Поэтому когда «Трактор» играл на выезде, после каждого периода меня просили звонить в приемную секретаря обкома партии и докладывать результат.
Был я и свидетелем того, как к нам во Дворец «Юность» звонили из приемной первого секретаря ЦК партии Украины Владимира Щербицкого (сегодня это уровень президента Украины. – Прим. Diletant74). И Вася Фадеев, администратор киевского «Сокола», бегал и докладывал текущий счет матча. Таких примеров я могу привести множество.

Фотография
Встреча команды "Трактор" с болельщиками 9 ноября 1980 года. Слева на право: Шустов, Цыгуров, Ромаровский, Шорин, Винницкий

– Марк Моисеевич, расскажите, пожалуйста, о том времени, когда вы стали директором клуба «Трактор». Это было в начале 90-х.

– Страшные годы. Команда всю жизнь была при ЧТЗ, а тут наступили 90-е. И надо было из просто команды создавать профессиональный хоккейный клуб, который в отличие от других городов создавался в Челябинске с большим трудом. Позже всех из советских команд клубы были созданы у нас и в Нижнем Новгороде («Торпедо»). Почему? Потому что за спиной стоял завод, у которого был свой спортклуб. И ни один из них не хотел, чтобы из него вычленился хоккейный клуб. А полноценно обеспечивать хоккейную команду спортклуб ЧТЗ уже не мог. Были случаи, когда я приходил просить деньги к директору какого-нибудь челябинского завода, и он мне говорил: «А почему я должен помогать ЧТЗ?». Хоккейному же клубу они помогали, так как это самостоятельная организация.
Когда мы все-таки создали клуб, то я стал называться не начальником команды, а руководителем клуба. Если начальник отвечал за правильное расходование выделенных средств, то директор клуба – за финансирование. А это уже другой вопрос. Можно целую историю писать о том, как «Трактор» выжил в 90-е. Мы не попадали тогда ни под городское, ни под областное финансирование. А ЧТЗ от нас с 1992 года просто отказался. Руководители мне сказали: «Всё – денег больше не будет. “Трактор” для нас не существует». Команда им была не нужна. Время пришло рыночное, они торговали тракторами. В сезоне 1992-93 мы выжили только благодаря фирме «Братья Гримм». Я о Володе Гримме говорю всегда с благодарностью.

– В те годы команда часто выходила в форме с буквой «G» на всю грудь – логотипом фирмы «Братья Гримм». Меня это коробило… Все-таки команда называлась «Трактор», а не «Братья Гримм»…

– Помню, один из ветеранов в заводской газете «За трудовую доблесть» тоже возмущался, что «гордую надпись “ЧТЗ” поменяли на невнятную эмблему». Но, во-первых, ЧТЗ тогда уже «Трактор» не финансировал. А во-вторых, посмотрите, что сейчас написано, например, на форме «Барселоны»: Rakuten. Московское «Динамо» в начале 90-х играло с надписью Samsung во всю грудь. Не многие помнят уже, что футбольная команда «Монако» играла с надписью LADA. Если люди спонсируют команду, почему нет?

Фотография
Бронзовый "Трактор" в сезоне 1992-1993. Марк Винницкий в верхнем ряду второй справа

– Какой процент в бюджете «Трактора» занимали деньги «Братьев Гримм»?

– Одно время 100%. Если бы не они, то в 1992 году мы бы закончили. Они тогда полностью взяли на себя финансирование команды. В 1995 году «Промсвязьбанк» Игоря Сербинова полностью финансировал зарплатную ведомость, а на все остальное я находил деньги в других местах. Бюджетные деньги стали давать только при Сумине (после 1996-го года. – Прим. Diletnt74). Как я уже говорил, «Трактор» тогда был одной из команд, которая с бюджета ничего не имела. Не хочу даже это вспоминать… Это надо про челябинского губернатора начала 90-х рассказывать, который крылатыми фразами говорил: «Финансировать не будем, но умереть не дадим». Ну что это?

– Губернатор Вадим Соловьев так и про пенсионеров говорил. А про женщин, матерей: «Денег нет – не рожайте»...

– Вот такой у него подход был… Вот мы и крутились, как могли. Помню, директор ЧТЗ подписал распоряжение о выделении денег, но их долго не перечисляли. Я долго бегал по замам. Меня отправляли то к одному, то к другому. Однажды я случайно услышал, как по громкой связи заместителю генерального директора ЧТЗ Вадиму Владимировичу Сычеву сказали: «Был тут у меня Винницкий. Я его на хер только не послал, пустил по кругу. Имей в виду: он еще к тебе придет. Говори, что денег нет, и не дадим». И таких случаев море было.
Как-то один из главных руководителей области приходил и махал бумагой перед хоккеистами: «Ребята, вот две квартиры, вот пять машин!» Но мы ничего не получили. Тогда я пошел к генеральному директору ЧТЗ Николаю Родионовичу Ложченко. Всегда заходил в этот кабинет с трепетом, потому что во время войны туда звонил Сталин… Ложченко при мне звонит, спрашивает, где машины, а ему по громкой связи отвечают: «Так Винницкий же не приходит». Тогда мне посоветовали обратиться к зампредоблисполкома Суденкову. Тот сказал мне: «Да, тебе воздух пообещали. Машин нет, и не будет. Лимита больше нет». Это был 1992-й год, когда начался рынок, и все уходило в свободную продажу. Только «Братья Гримм» меня выручили. Они купили пять машин для хоккеистов. В том числе, для Кости Исакова, который с этого сезона работает начальником команды «Трактор». Андрей Сапожников получил машину… А были обещаны еще и две квартиры. Одну я кое-как все-таки выкроил через область. Вторую дал Валерию Карпову мэр города Вячеслав Тарасов. Валерка тогда только женился, и хотя мы знали, что он уходит в ЦСКА (вздыхает), все равно дали. Обещали же.

Фотография
Губернатор Челябинской области начала 90-х Вадим Соловьев с Борисом Ельциным и Егором Гайдаром

– В одном из интервью вы рассказывали, что тогда даже президент федерации хоккея Валентин Лукич Сыч оказывал поддержку «Трактору»…

– Да. Я был в хороших отношениях с Валентином Лукичом и считаю его одним из самых выдающихся функционеров советского и российского спорта. Буквально за две недели до его убийства в 1997 году он был в Челябинске у меня в кабинете. В 94-м на совещании в Москве Валентин Лукич подошел ко мне и спросил: «Ты чего такой грустный?» Я объяснил, что у команды нет денег, он помог. Насмотревшись на наши мытарства, он сказал: «Я попробую помочь». Валентин Лукич пошел к Смирнову, председателю олимпийского комитета России, и попросил его позвонить руководителям нашей области. После того разговора Сыч сказал мне: «Ничего хорошего у тебя там нет. С такими хозяевами ничего хорошего команду не ждет». Но, видимо, звонок из олимпийского комитета подействовал, и клубу купили новый автобус. Автобус купили, а 120 миллионов мы уже сами доставали, чтобы его растаможить. Еще Валентин Лукич организовал нам поездку на Олимпийские игры в Лиллехаммер. Тогда в олимпийской сборной по хоккею играло шесть человек из «Трактора». Такого в истории команды никогда не было и не будет. Должен был быть еще седьмой – Сергей Гомоляко, но это тема отдельного разговора…

– Тем более обидно, что тогда наша сборная не попала на пьедестал, остановившись в шаге от него, став четвертой…

– Думаю, Гомоляко мог бы помочь тогда… Сыч дал мне несколько приглашений для почетных гостей олимпийских игр ФХР. Одно приглашение я привез губернатору области, а второе – директору ЧТЗ, потому что в душе рассчитывал на помощь завода, понимал, что у команды должен быть хозяин, что невозможно все время бегать и искать деньги. Но они оба не поехали. Мы с Белоусовым, правда, тоже остались. Белоусов готовил команду. У нас тогда турнирная ситуация была очень хорошая, мы могли стать и серебряными. А я не мог все бросить. Надо было искать деньги для команды…

Фотография
Чемпионы мира по хоккею 1993 года Астраханцев, Зуев, Сапожников, Варицкий и Карпов на крыльце администрации города Челябинска

– Марк Моисеевич, а как получилось, что в 1995 году почти полкоманды (в том числе главный тренер Валерий Белоусов) ушли в магнитогорский «Металлург»?

– В 1995 году вообще стоял вопрос о закрытии команды «Трактор». Шло это тогда от областного руководства. Один государственный человек говорил мне: «У нас есть Магнитка, она играет в главной лиге. У нас есть «Мечел», который играет в лиге рангом ниже. Они денег не просят. А вы-то зачем?». Там было лобби … Тогда команду спасли три человека: мэр Челябинска Вячеслав Михайлович Тарасов, президент федерации хоккея Челябинской области Федор Николаевич Клюев и авторитетный в ЗСО человек, бывший партийный работник Леонид Семенович Кудрявцев. Они втроем, используя свое влияние на руководителей области, сумели отстоять «Трактор». Иначе бы закрыли клуб. Денег не было. Даже игроков не было, потому что тогда как раз почти у всех закончились контракты. Это тоже тема любопытная, тема менеджерская.
В 1992 году начали заключать с игроками контракты. До этого были просто трудовые соглашения. И вся команда подписала контракт на три года. Может, надо было их более детально проработать. Но тогда и законов-то, регламентирующих спортивные контракты, не было, не говоря уже о разных системах компенсаций. Так получилось, что в апреле 1995-го у всех заканчивались контракты. У всех! Видя это, я в первых числах января подготовил письма тем, от кого зависела судьба команды: губернатору, директору завода, мэру города, председателю облспорткомитета, председателю федерации хоккея, председателю областного законодательного собрания и так далее. Письма эти были одного и того же содержания. Там я перечислял имена тех, у кого заканчиваются контракты, писал о том, что у команды нет сметы, нет бюджета. Надо сказать, что когда люди задавали мне вопрос: «Какой у тебя бюджет?», то я не мог на него ответить. Потому что его не было – что нашли, то и нашли. Так и жили. Никто на мои письма даже не отреагировал.
Я могу пересказать разговоры с ребятами: они не хотели уезжать, но просили дать хоть какие-то гарантии. Но какая гарантия? Мне один человек, не хочу его фамилию называть, предлагал: «А ты возьми и наобещай им. Пусть подпишут контракты, а там…» Может быть, поэтому я до сих пор со всеми в хороших отношениях, что не обманул тогда…

Фотография

– В одном из интервью защитник Валерий Никулин говорил, что когда перешел в 1995-м в магнитогорский «Металлург», стал зарабатывать раз в десять больше, чем в Челябинске. Но кроме пары-тройки клубов, ставших тогда финансовыми олигархами, остальные кое-как сводили концы с концами…

– Верно. А что тогда с грандами советского хоккея творилось: с ЦСКА и «Крыльями Советов»? А с уфимским «Салаватом Юлаевым»? Вы думаете, в Уфе все было хорошо? Просто по счастливой случайности Рафаил Ишматов вместе с Ринатом Валеевым (президентом клуба) вышли на Владимира Каракуца, директора нефтеперерабатывающего завода. И сразу клуб стал богатым. А до этого тоже ходили, побирались. Никогда не забуду наш разговор с директором богатого челябинского цинкового завода Ремом Салимовичем Гузаировым. Минут сорок мы беседовали. Я говорю: «Рем Салимович, давно уже никто из больших руководителей вот так вот не вникал в подробности». Он за голову схватился: «Слушай, а я-то считал, что у вас свои места в самолетах есть». О чартере тогда вообще никто не думал. И он тогда тоже помог, уговорил своих швейцарских коллег, совладельцев из «Евромина», и они на сто тысяч долларов купили всю экипировку – форму, клюшки, и подарили нам. И у ребят был задел, иначе нам просто нечем было бы играть. Я все шутил тогда: «Вы все хотите голов и побед? Так дайте хоть клюшку, чтобы было чем шайбу забросить. Дайте хоть коньки, чтобы доехать до ворот!» (смеемся)

– Можете рассказать о своих учителях в плане руководства хоккейным клубом, менеджерской работы? Может быть, кто-то был вам близок, чем-то помогал?

– Учителей тогда не было. Времена-то были революционные. Все на ходу надо было придумывать. Посмотрите сейчас на количество работников в клубах. А тогда у нас работали три человека. И все успевали делать при отсутствии мобильных телефонов и интернета. У нас тогда была только одна машина на клуб. Недавно вспоминали про питание на хоккейной базе... Я приезжал на базу каждый день в 8 вечера и первым делом шел на кухню узнать, что есть и какие продукты нужно достать. Ходили потом, выпрашивали: мешок муки у Берестова (владельца «Хлебпрома». – Прим. Diletant74), у кого-то что-то еще. Летом, во время предсезонной подготовки, когда у ребят были кроссы, кто-то давал нам машину питьевой воды. И так далее. Что сейчас об этом говорить. Выжили, как выжили…
Я знаю, что такое полоска страха. Каждый день не знаешь, что будет завтра, удастся достать денег или нет. Бывало, что приходил домой и в 12 часов ночи звонил какому-нибудь банкиру и говорил: «Дай денег на поездку. Завтра в два часа нужно улетать, но нет денег». Он отвечал: «Ну, ладно, пусть в 9 ко мне придут». Я звонил администратору Воробьеву и он вместе с еще одним работником клуба Мальцевым утром шел с пакетами к банкиру. Иногда без денег летели. Тогда звонил в Москву Александру Стеблину: «Саша, выручай, дай полторы тысячи долларов в долг. К тебе подойдет Воробьев, мы тебе отдадим». И такое бывало. Времена были очень тяжелые.

Фотография
Анатолий Логинович Воробьев по сей день работает администратором "Трактора"

Во время московской серии игр нас часто выручали «Крылья Советов». Хоккеисты из «Крыльев» разъезжались по домам, а мы заезжали на их базу. Там мы жили, там нас кормили. Все это тема отдельного разговора. Вот такую книгу можно написать, если рассказывать о встречах, о людях. В разных командах – по-разному. И в то же самое время это была радость, счастье общения с людьми. Экзюпери, по-моему, сказал, что «единственная настоящая роскошь – это роскошь человеческого общения». И о Дмитриеве можно было бы рассказать, и о Кулагине. Судьба свела и с тем, и с другим. Но в особенности с Игорем Ефимовичем Дмитриевым, который в свое время мог оказаться в «Тракторе». Представляете? Когда в 1995 году мы остались без всего, я приводил его к мэру Челябинска Вячеславу Тарасову. Дмитриев прямо тогда сказал: «Вячеслав Михайлович, я бы поехал, с удовольствием поработал у вас вместе с Марком. Но вы поймите: если я уйду, «Крыльев» не станет. А я не хочу этого». Потом мы как-то встретились с ним в олимпийском комитете. У него была традиция: где бы мы ни встречались, он со мной выкуривал сигаретку. Тогда мы встретились в последний раз. Это было уже после его тяжелой операции на голову. Игоря Ефимовича тогда заставили руководить сборной. В олимпийском комитете мы пошли в туалет, чтобы тайно покурить, потому что там вообще нигде нельзя было курить. Он тогда сказал мне: «Знаешь, жалею, что к тебе в «Трактор» не пошел. Может быть, тогда бы и этого не было» (и показал на голову). Хороший человек был, очень. Выручал. Автобусом нас выручал несколько раз, помог за границу «Трактору» съездить. Кстати, годом ранее приглашал меня работать в "Крылья".

Фотография

Вторая часть интервью: https://allhockey.ru/forum/blog.php?u=26253&b=25228

Оригинал здесь: https://diletant74.livejournal.com/

Комментарии

16 12
Torforever
22 окт 2018, 07:06
Очень интересно, спасибо!
Дом
22 окт 2018, 16:09
Спасибо!
Танкист
22 окт 2018, 16:37
Игорь Ефимович Дмитриев это КС.
ConsTracktor
22 окт 2018, 17:30
To: Танкист, спасибо большое, поправил!
ConsTracktor
22 окт 2018, 17:30
To: Дом, пожалуйста!)
ConsTracktor
22 окт 2018, 17:31
To: Torforever, очень рад!)
AnAv
22 окт 2018, 18:07
Марк, с удовольствием узнал, что ты жив, здоров.
Авербух
Магнитский
22 окт 2018, 22:18
Воспитанники челябинского хоккея в магнитогорском «Металлурге»
Фамилия Дебютный сезон Откуда пришел в «Металлург» Очки за «Металлург»
в чемпионатах страны
Бец Максим 1999/00 Мечел (Челябинск) 48 игр, 14 очков (7+7)
Бойков Александр 2002/03 Admirals (Milwaukee, АХЛ) 185, 23 (7+16)
Варицкий Игорь 1995/96 Kassel Huskies (Kassel, Германия) 100, 53 (17+36)
Гловацкий Вадим 1995/96 Трактор (Челябинск) 331, 113 (28+85)
Гомоляко Сергей 1995/96 Трактор (Челябинск) 274, 169 (79+90)
Гончар Сергей 2004/05 Вашингтон, Бостон (НХЛ) 44, 21 (3+18)
Гусманов Равиль 1998/99 Chicago Wolves (Chicago, ИХЛ) 548, 290 (117+173)
Давыдов Олег 2000/01 Лада (Тольятти) 238, 62 (17+45)
Калинин Дмитрий 2004/05 B. Sabres (Buffalo, НХЛ) 53, 10 (2+8)
Карпов Валерий 1997/98 Mighty Ducks (Anaheim, НХЛ) 350, 206 (85+121)
Кудинов Андрей 1996/97 Rangers (Binghamton, АХЛ) 308, 117 (49+68)
Никулин Валерий 1995/96 Трактор (Челябинск) 342, 104 (33+71)
Сапожников Андрей 1996/97 Scorpions (Wedemark, Германия) 103, 36 (5+31)
Тертышный Алексей 2003/04 Ак Барс (Казань) 226, 72 (38+34) тертышный Сергей 1996/97 Pirates (Portland, АХЛ) 192, 47 (14+33)
Чистов Станислав 2005/06 Mighty Duсks (Cincinnati, АХЛ) 158, 101 (39+62)
Шварев Александр 1996/97 Боден (Швеция) 94, 17 (5+12)
Таким образом, только три воспитанника челябинского «Трактора» перешли напрямую в магнитогорский «Металлург»: Вадим Гловацкий, Сергей Гомоляко и Валерий Никулин
Дом
23 окт 2018, 12:11
Ждём вторую часть!
ConsTracktor
23 окт 2018, 20:13
To: Магнитский, интересно, спасибо большое!!! А так реально складывалось впечатление, что из Челябинска они сразу перешли в Магнитогорск... Это связано видимо с тем, что тогда у простых болельщиков не было информации о перемещениях хоккеистов по иноземным лигам.
16 12
Отображение комментариев
  • Поле сортировки
Поиск в блогах
cron