Посчастливилось поговорить с Ерфиловым, первым тренером Третьяка

/
Шестое августа 2017 года, ледовый дворец «Янтарь», Кубок Третьяка-2017
Е.В.Г. = Ерфилов Виталий Георгиевич, Е.С. = я:)
Е.С. В первую очередь,я бы хотел у Вас разузнать про Александра Дубовского
Е.В.Г. Однозначно Дубовской начал первым в Москве делать вратарские маски. Еще тогда, когда Николай Пучков играл в ЦСКА и играл вообще без маски. Он уже начал делать маски…ну, по началу, для себя…а потом начал молодым делать. Он эти маски делал за деньги.
Е.С. На одном зарубежном интернет-сайте мне попалась фотография Николая Пучкова в маске из оргстекла. Такую маску в свое время в НХЛ опробовали несколько вратарей.
Е.В.Г. Я не помню, чтобы Пучков играл в маске…по крайней мере в ЦСКА и сборной он играл без маски. Когда наши хоккеисты выезжали в Северную Америку, Пучкову могли дать померить маску и сфотографировали.
Е.С. Станислав Яковлевич Литовко мне говорил, что как раз и Пучков, и Литовко делали себе маску.
Е.В.Г. Вы знаете, когда он попал в Питер к Литовко, в Москве уже эти маски были! А то, что они сами себе их делали – это их дело.
Е.С. Вы думаете Дубовской раньше их делал маски?
Е.В.Г. Конечно, раньше, намного раньше.
Е.С. Литовко говорил, что он то ли в 1961 году, то ли в 1962 году сделал маску
Е.В.Г. Вы знаете…тогда он не мог ее сделать с Пучковым. То что он делал это самостоятельно, я не могу судить – делал он ее или не делал. Но когда вы сказали, что он вместе с Пучковым ее делал, я сказал, что этого быть не может, потому что в это время Пучков был в ЦСКА!
Е.С.Кто сделал маску, которая на фото изображена?
Е.В.Г. Я не знаю, кто ее сделал, но я знаю, что Владик в этой маске не играл. Это он уже в ЦСКА. Он уже в детях начал играть в сетке.
Е.С. А кто ему дал эту сетку?
Е.В.Г. Я ему дал!
Е.С. А вы сами ее сделали?!
Е.В.Г. Неа))Её Антон Рагулин привез из Финляндии…эту маску. Думаю, это был 63-64 год. А на этом фото Третьяк уже в команде мастеров, 1969 год…не знаю, как она у него здесь получилась. 1969 год я уже закончил с ним работать, не буду врать насчет этой маски.
Е.С. В решетчатой маске Третьяк появился в 1969 году.
Е.В.Г. Вы помните эту маску, с черной защитной полосой по подбородку? Эту маску ему подарил Антон Рагулин. Он был, по моему, в Финляндии и ему подарили. Он ее приспособил, одел…потом положил. Я был вхож тогда в раздевалку команды мастеров…захожу в раздевалку, лежит маска. Спрашиваю:
-Чья?
-Моя.
-А ты чо?
-Мне она неудобна, в глазах рябит…
-Ну давай я ее кому-нибудь отдам.
- Забирай!
Я забрал-и отдал Владику.
Е.С. А она вместе со шлемом была?
Е.В.Г. Эта решетка была без шлема…но прикручивалась, крепилась, конечно же, к шлему.
Е.С. Виталий Георгиевич, кого Вам было интереснее тренировать: полевых игроков или вратарей?
Е.В.Г. Вы знаете, я тренировал одновременно и тех и других…и для меня не было разницы. Я вообще до 1995 года работал с командами – и по ходу тренировал вратарей.
Е.С. А вот в те времена, в Советском Союзе, были тренеры вратарей, как таковые?)
Е.В.Г. Тогда никто не обращал на это внимание, ни одного тренера вратарей не было. Даже те ребята, которые заканчивали играть в воротах, они, как правило, тренировали команды. Я помню от кого я взял работу с вратарями – это от Пучкова. Он работал с Юрием Овчуковым в паре…они выходили вместе, тренировались. Я смотрел, Юре подсказывал…
Е.С. То есть такого разделения, как сейчас, раньше не было, то есть не было акцента на то, чтобы с вратарями отдельный тренер занимался?
Е.В.Г. Нет! Сколько сейчас тренеров в команде мастеров? Раньше, в 1974 году, когда «Крылья Советов» стали чемпионами СССР, там было два тренера: Кулагин и я. Всё! Ни тренера вратарей не было…никого не было!
Е.С. Скажите, пожалуйста, как в те времена происходило снабжение клубов вратарской формой?
Е.В.Г. Не задавайте страшных вопросов (улыбается).
Е.С. То есть его не было, снабжения?
Е.В.Г. Очень, очень плохое. Дело все в том, что Гласпортпром делал желтые, лучшие по тем временам в СССР щитки, которые набивались конским волосом. Они были тяжелые, неподъемные, особенно когда намокнут. И когда Владик получал в молодежной команде новые щитки, он месяца на полтора отдавал их молодым разнашивать, разминал их.
Е.С. То есть щитки были «деревянные»?
Е.В.Г. Очень! Очень «деревянные».
Е.С. А вот блин, ловушка?
Е.В.Г. То же самое - Гласпортпромовские, желтенькие…
Е.С. И их, наверное, тоже как-то подшивали, ремонтировали?
Е.В.Г. Да, да, да. Каждый вратарь, уже где-то в районе юношеского возраста, имел специальный ремонтный набор: шило, дратву. И все время шили. Ремешки пришивали и зашивали дыры, их которых торчал конский волос. Щитки сами, специально, никто не прошивал. Зашивали верха, обшивали их тряпочками…а вот прошивать щитки они не могли…так, мелкий ремонт только осуществляли. Очень слабая была форма, очень слабые были нагрудники. Тогда, где-то в 65-66 году Рига начала выпускать детские щитки, и там был первый нагрудник с рукавами и с «плюхой», с грудиной. Тогда я объединил два этих нагрудника: на полосатый одел «грудь» и отдельно рукава. Там даже не рукава, по- моему были, там налокотники специальные были.
Е.С. А раньше были какие-то ограничения по размерам формы?
Е.В.Г. Вы знаете, никаких ограничений не было. Раньше формы вообще не было!
Е.С. А сколько сезонов можно было отыграть в такого рода форме?
Е.В.Г. Блин с ловушкой изнашивались довольно быстро…но, в то время дети начинали серьезно тренироваться обычно лет с 11-12, когда они уже в клубы попадали…а так они во дворе играли кто в чем! Детская форма держалась года два, в молодежной команде – полгода. В команде мастеров не знаю вообще как она держалась (улыбается). Но команды мастеров в то время уже начали покупать канадскую форму…бешеных денег она стоила. Они ездили туда, там заказывали, там покупали.
Е.С. Раз уж мы о форме заговорили…а какие тогда были самые распространенные травмы у вратарей?
Е.В.Г. Вы знаете, у вратарей всю жизнь были травмы коленей и паха. Особенно были распространены травмы паха. Это сейчас их количество уменьшилось в связи с тем, что сильно изменилась форма. Самое главное, что сильно изменились щитки: если старые щитки «прикручивались» к ноге намертво и для того, чтобы положить щиток на лед вратарю приходилось колено, в буквальном смысле выворачивать, то сейчас щиток проще на лед положить. Вот я и занимался в свое время тем, что выворачивал колени (улыбается), выворачивал голеностопы, крутил, да, прилично. Сейчас же вратари спокойно кладут щитки на лед.
Е.С. Может быть, это объясняется тем, что сейчас поменялась техника игры вратарей?
Е.В.Г. Знаете как…вот эти катания на щитках пошли после того, как поменялась форма, это раз, а второе – щитки стали «вращаться» сами за счет конструкции и щиток кладешь на лед, а он встает перпендикулярно поверхности льда. Раньше ты клал щиток и он ложился…поэтому надо было огромные усилия прилагать, чтобы его удержать. А травмы паха случались потому, что приходили люди, неподготовленные к такого рода работе, уже довольно взрослые, мышцы у них были уже не столь эластичные.
Е.С. Одно время в ЦСКА были вратари Толмачев-Толстиков-Третьяк…
Е.В.Г. Были. В один момент были и Толстиков, и Третьяк, и Толмачев.
Е.С. Я вот как раз слышал, что Толмачев тогда не горел желанием быть третьим вратарем…
Е.В.Г. Вы понимаете, Толмачев, до того момента, как он закончил играть за ЦСКА всегда был первым номером в команде, и он никогда не был ни вторым, ни третьим. Вторым за ним был Толстиков…а потом за ним пришел Третьяк. Как только пришел молодой Третьяк, Тарасов Толмачева сразу выгнал.
Е.С. Это было по игровым каким-то причинам?
Е.В.Г. Нет, по бытовым!
Е.С. То есть, насколько я понимаю, он сказал, что хочет играть первым номером?
Е.В.Г. Нет, он сказал: “Дайте мне трехкомнатную квартиру, две машины и три жены». Он, может быть, и не был корыстным, но нервы Тарасову он попортил, очень сильно.
Е.С. То есть он сам по характеру был такой…конфликтный? Вспыльчивый?

Е.В.Г. Он мог запить…на неделю. После игры со «Спартаком» мог на неделю запить..вот сколько раньше игр за сезон было? Восемнадцать-двадцать, из них четыре игры со «Спартаком»…вот он сыграет с ними – и спокойно «расслабляется».
Е.С. А вторым тогда был Толстиков?
Е.В.Г. Нет…там был момент, когда Толмачев вообще был один. Второго вратаря не было и Тарасов искал, искал, все время искал, пока он не нашел молодого Третьяка, он мучился. Потому что Тарасов говорил примерно так: «Пьяный Толмачев на три шайбы сильнее, чем трезвый Толстиков». И когда Владик появился, и когда заиграл более-менее, Тарасов Толмачева сразу отправил. А Толстикова Третьяк переиграл просто…просто, к сожалению, Коля вратарем поздно заиграл. Он уже в возрасте пришел в ЦСКА, на отбор в школу, попал в молодежку. Он такой крупный был парень, нормальный.
Е.С. А Толмачев куда делся?
Е.В.Г. Толмачев ушел…ушел даже вообще из хоккея. Он ушел в торговлю, был директором магазина «Свет» в Москве на улице Народного Ополчения…потом его обвинили, даже ненадолго посадили.
Е.С. Что бы Вы могли сказать о моем земляке, голкипере новокузнецкого «Металлурга» и СКА, Владимире Шеповалове? Ведь было время, когда Тарасов его и в сборную привлекал, Шеповалов наравне с Третьяком тогда считался перспективным вратарем. Почему он не заиграл? В силу собственного разгильдяйства?
Е.В.Г. Да, в силу разгильдяйства – это раз, и второе: ни Шеповалов, ни Коноваленко не захотели идти к Тарасову в ЦСКА. Это повлияло на их карьеру. Потому что тот же Коноваленко мог бы годика два еще спокойно поиграть.
Е.С. Может быть у них какие-то были свои резоны на это?
Е.В.Г. Были резоны безусловно…Зачем куда-то ехать? Они у себя кумиры. А что им в ЦСКА ехать? Что им это дает? А вот Третьяк как заиграл в ЦСКА, он сказал Тарасову:” Я хочу постоянно играть, чтобы быть всегда на высоком уровне.» А поэтому все другие вратари, которые росли вместе с ним, неплохие вратари – все «загнулись». И Петров Вова, и Сапрыкин, и все остальные… все закончили быстро. Единственным, кто мог составить конкуренцию Третьяку, это Зингер Витя, но он был обиженным немножко на ЦСКА. Он же ведь армейский воспитанник, но ни одного матча официального за клуб так и не сыграл, его отправили в СКА МВО, а оттуда его взяли в «Спартак».
Е.С. Скажите, пожалуйста, есть ли какие-то общие принципы подготовки вратарей и есть ли какие-то индивидуальные подходы в зависимости, например, от физиологии или психологии конкретного спортсмена?
Е.В.Г. Ну а как я вам отвечу без какого-то конкретного примера? Я вам по другому отвечу. Один – 1,95 см, а другой – 1,70. Вы знаете, я когда работал с командами, на одном из семинаров я рассказывал свое видение «больших» и «маленьких». Я примерно сказал следующее: «Где-то с 12 до 14 лет маленькие имеют преимущество, потом, с 14 до 18 – большие имеют преимущество, а после 18 – только талантливые!»
Конечно, когда вы начинаете работать с вратарями, вы сначала даете им общие сведения о вратарском деле… а потом уже развиваются индивидуальные особенности. Есть такая хитрость: вратари с хорошей реакцией играют глубоко в воротах, с плохой – на выкате (исполняют Щит Бажанова ) В результате, каждый вратарь находит свой стиль, свою золотую середину. И если сначала вратаря обучают большому количеству приемов, то потом он оставляет себе три-четыре, которыми умело пользуется в дальнейшем.
Е.С. Хотелось бы узнать Ваше мнение о финской вратарской школе, ведь в свое время в КХЛ очень успешно работали именно финские тренеры вратарей.
Е.В.Г. Ну вот если судить по НХЛ…были чешские вратари, были финские…затем были шведские, потом были наши вратари! И вот эта штука, она меняется. В то время, когда финских вратарей там было много, финны захватили там власть…вратарскую. Через газеты, через рекламу. Вся Европа пошла по пути компьютеризации, по пути привлечения специалистов из разных сфер спорта, статистики и компьютерных технологий. Для тренировочного процесса они придумали разного рода прыгающие мячи, набивные…барьерчики, качалочки…множество приспособлений. Словом, учебно-тренировочный процесс, который они показывали, выглядел намного интереснее, чем у нас.
Е.С. Насколько полезен был для Вас опыт работы в Белоруссии?
Е.В.Г. На самом деле я в Белоруссии практически не работал: я приезжал на сборы, консультировал, на игры приезжал много, семинары проводили с Никоновым, но я там не работал. Я работал несколько лет в Польше со сборными…но тоже опять же летом. Но где бы я не работал, мне это было крайне интересно и полезно! Очень многому меня научили вратари, с которыми я работал. Третьяк, например, из шпагата стал класть щиток разворачивать, класть его на лед, увеличивая тем самым площадь защиты ворот. Ведь раньше Пучков, например, боковой поверхностью щитка отбивал шайбу…
Е.С. А из зарубежных вратарей того времени Вы с кем-нибудь общались?
Е.В.Г. Нет, у нас же был «железный занавес». Если на уровне команд мастеров еще как-то происходило общение, то детские команды практически были невыездные. Вот почему вратари всегда были слабым местом во всех наших командах? Потому что варились в собственном соку. Но, плюс ко всему, у нас хоккей с шайбой во много начал развиваться из хоккея с мячом. Игроки умели кататься, умели играть, они освоили новые клюшки и, практически, были готовы играть в хоккей с шайбой. Вратари же в «мяче» и в «шайбе» отличались кардинально – и поэтому негде было их взять. Некоторых вратарей довозили до ворот, они не могли просто стоять на хоккейных вратарских коньках. В то время вратари даже посмотреть не могли, КАК это надо делать, как играть в воротах. У нас, к сожалению, тогда появилось очень много «ученых медведей».
Е.С. А это что значит?
Е.В.Г. Ну это вратари, которых вроде научили вратарскому мастерству, а одаренности у них мало.
Е.В.Г. Теперь что касается масок вратарских. Одним из первых моих учеников был Володя Кузнецов, 1949 года рождения, вратарь. Он купил себе такого рода маску…и на матче со «Спартаком» (а играли же на открытом стадионе) ему Петров…а Петров, по тем временам, такая машина была, как «махнул» - и попал ему в лобешник! Маска у него соскочила, он лежит, а я, садюга, ему говорю: «Вова, маска-то треснула!» Он вскакивает, хватает свою маску и говорит: “Нет, вот. Целая!»
Е.С. Раньше ведь как было: если ты играешь в маске, то ты, таким образом, демонстрируешь свою трусость…
Е.В.Г. В Канаде, да, было такое. У нас – нет. Я знаю, что наши вратари, еще с детских лет, уже начинали играть в масках, но без шлемов.
Откуда взялся Владик? Он начал у меня тренироваться с команде 1950 года рождения, крупный был мальчик. Там было два неплохих вратаря: Зажоркин и Корнаухов. Зажоркин потом ушел в «Динамо», защитником играл, а Корнаухов стал нападающим, играл неплохо, до команды мастеров вырос, но в нападении играл.
Третьяк – везучий! Последний сезон, как играть на первенство Москвы, Зажоркин говорит: «Виталий Георгиевич, я больше в воротах играть не хочу, я хочу в защите играть!» Всё. Остается Корнаухов, который хорошо чувствовал дистанцию, был неплохим вратарем…и я беру Владика вторым. Последние товарищеские игры с «Динамо», играем по солнышку, и шайба попадает Саше (Корнаухову) в голову, рассечение. После этого он заявил: «Чтобы я еще раз в ворота встал, никогда!» И Владик остается один. Просто везунчик.
Во-первых, Третьяк получил очень хорошее воспитание, трудовое воспитание. У него отец, Александр Дмитриевич, был военным и еще и секретарем партийной организации воинской части на Ходынке. Был у них дом в Дмитрове, где в летнее время они проходили большую рабочую практику (улыбается). И отец у него, конечно, был такой, суровый! Наверное, много Третьяк впитал от своих родителей. Мама была преподавателем физкультуры школе, а папа не давал ему тренироваться летом по воскресеньям, он должен был работать на огороде, в Дмитрове. Потом, когда Владику лет пятнадцать стало, в ЦСКА ввели стипендии на питание. 45 рублей, по тем временам неплохие деньги. И отец ему сказал: «Вот теперь ты получаешь деньги, теперь ты обязан быть на всех тренировках!» Вот так Александр Дмитриевич и привил сыну трудолюбие, отменное трудолюбие и порядочность. Он вместе с 1951 годом стал чемпионом Европы. В той команде были сильные спартаковские игроки…Климов Костя, Шалимов. Нас следующий день Третьяк приезжает играть за вторую команду, а те все не явились. Ему говорят: «Владик, мы с этой командой справимся без тебя, а ты, пожалуйста, завтра отыграй за 52-ой год…надо для команды, для клуба, чтобы мы выиграли». Он приехал – и они выиграли 3:2. Но что интересно: он туда с мешком на трамвае, обратно с мешком, а те просто не пришли. А игра была в Сокольниках!
Е.С. Скажите, пожалуйста, а Вы сами в воротах играли?
Е.В.Г. Нет! Я ведь всю жизнь работал с командами…и заодно, как хобби – с вратарями. Это хобби меня выручило очень здорово, потому как те тренеры, которые работали с командами, уже давным-давно не работают, а я до сих пор тружусь. Всё спокойно!

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают