Игорь Тузик: о дебюте Матвея Мичкова и воспитании молодых игроков

/

Здравствуйте, дорогие читатели. Продолжаю делиться с вами своими мыслями о делах, происходящих в нашем хоккее.

Начать хочу с довольно «свежей» темы. В этом году все говорят про Матвея Мичкова, игрока юниорской сборной России 2004 года рождения, который был лидером нашей команды на Юношеских Олимпийских играх в январе, а в этом сезоне успешно стартовал в МХЛ. Высказывались мнения, что, может быть, его можно уже подпускать к играм в ВХЛ или даже КХЛ. Но это опасно, прежде всего, для самого игрока.

Приведу в пример Кирилла Кабанова – он тоже в этом возрасте был очень перспективным игроком, но ему не разрешали играть за основную команду «Спартака». Его родители обращались в ФХР, ко мне в том числе. Я не возражал – дайте разрешение, медицинскую справку, что ему можно играть. Но в спорте, и в хоккее, в частности, есть возрастные особенности – банальная разница в силе и росте. Вот если, допустим, 15-летний мальчик вышел бы боксировать с Майком Тайсоном или бороться с Александром Медведем или Александром Карелиным, что бы с ним случилось? Даже если бы в нем было 100 килограммов веса, то мастерства и опыта ему бы не хватило. В ЦСКА в свое время был такой хоккеист Еремин, который попал в команду мастеров в 15 лет. Одаренный физически, он был первым во всех упражнениях вне льда, у него было великолепное катание. Но психологически парень перегорел, не выдержал того напряжения, которое было во взрослом хоккее. Похожий случай был и с Кабановым: в первой же игре ему сломали ключицу, и парень выбыл на долгое время. Возможно, тогда он где-то надломился психологически. Сейчас Мичков играет в Молодежной хоккейной лиге, и в клубе делают правильно, что не форсируют ситуацию. Да и правила заявки игроков в ВХЛ и КХЛ запрещают заявлять таких молодых игроков, что тоже, на мой взгляд, сделано правильно.

Вообще, вся эта шумиха вокруг молодежи и драфта в частности, отвлекает нас от другой проблемы. Посмотрите, сколько у нас выросло хороших игроков 1999 и 2000 года рождения. К ним можно прибавить ребят 2001 и 2002 годов. Это все игроки, которые были отобраны на соревнованиях регионов. Их просматривают, отбирают. Но что такое драфт? Приезжает человек и получается: ты редиску растил, тебе оставляют ботву, а зернышки забирают. Безусловно, я рад, что в этом году многие наши ребята были высоко выбраны на драфте НХЛ. Но это не значит, что от этого должна быть эйфория, ни у игроков, ни у кого бы то ни было. А то мальчишки ночами не спят, их корреспонденты начинают подтрунивать: А как тебе? Да хорошо, что он попал. Я приведу в пример Михаила Барышникова, нашего балетмейстера. Да, он уехал в Америку, но дело не в этом. Благодаря трудолюбию он стал величайшим артистом и прославил нашу культуру на весь мир.

В свое время в числе первых наших игроков на драфте НХЛ выбрали Бориса Александрова и Виктора Хатулева. Но они не уехали туда, они продолжали здесь работать. Александров стал олимпийским чемпионом, Хатулев долгое время успешно играл за рижское «Динамо» и был прекрасным силовым защитником. Тогда не было разделения на блокирующих игроков или еще каких-то. Все были обязаны именно играть, хоккей был направлен на атаку. Да, понятно, что когда ты играешь в команде, ты не можешь себя освободить от ловли шайбы. Но если крайний нападающий не идет во время атаки на ворота, зарабатывая на себе удаления, а шатается по углам, то какую «поляну» не сделайте – все будет без толку. Приведу пример из истории. Мой хороший друг и соратник по сборной, двукратный олимпийский чемпион Борис Петрович Михайлов как-то решил поиграть в пас. Тарасов его вызывает к себе и говорит: «Я такого нападающего разыгрывающего не знаю. А знаю Михайлова, который работает зубодробильном цехе, и ему там нет равных. Идите и подумайте, молодой человек». Борис Петрович все понял, и в итоге забросил 428 шайб. Вот в этом и заключается работа тренера, который должен открыть сильную сторону игрока.

Добавлю еще вот что. Не хочу обидеть наших ребят, которые занимаются хоккеем в спортшколах, но многие из них банально ничего не знают. Не в хоккейном плане, а в плане общего образования и воспитания. На сборах в «Сириусе» эти пробелы стараются восполнять: и в воспитательном плане, и в плане отношения к своему здоровью – что можно, что нельзя. В этом году мы отпраздновали 75-летие победы в Великой Отечественной войне. И мне очень жаль, что из-за карантина мы не смогли провести лекции, посвященные хоккеистам-фронтовикам. Один из тренеров, который тренировал меня, прошел войну и был ранен. Возьмите того же Сологубова, который дважды прошел госпиталь, а потом, превозмогая все, начал играть в хоккей и стал чемпионом мира и Олимпийских игр. Или Дмитрия Николаевича Богинова, который работал тренером в горьковском «Торпедо» и «Крыльях Советов» – он тоже участник военных действий. Также воевал и Андрей Васильевич Старовойтов – трехкратный чемпион СССР в составе ЦСКА и первый из отечественных арбитров, который судил матчи на международном уровне. Да и Тарасов с Чернышевым были военными, охраняли объекты в Москве. Об этом нужно говорить, и молодые ребята должны знать свою историю. К сожалению, сейчас дошло до того, что молодежь не узнает Майорова или Старшинова. Я не говорю уже о игроках тех же «Крыльев Советов». Узнают условно Овечкина, Малкина – потому что сейчас все трубят только о них. А ребята не знают истории не то, что своего спорта, а своей страны. И это обидно.

Мое пожелание – чтобы на базе «Сириуса» в Сочи была создана Высшая школа тренеров, которая бы готовила квалифицированных специалистов, которые в будущем могли бы работать со сборными своих регионов и развивать наших ребят. Это дало бы большой толчок в развитии нашей молодежи – и в хоккейном плане, и в плане общего развития.

рейтинг: 5.0 из 5
голосов: 1

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают