Чешский дом!

Новости
23 февраля, воскресенье
22 февраля, суббота
+
«Ледовая Арена» заглядывает в подтрибунье серии СКА – «Атлант», пытаясь разделить радость победителей и горе побежденных. А заодно и найти за репортажной картинкой ответы на вопросы: как это удалось подмосковной команде и что случилось с питерской?

Мытищи. Четвертый матч серии. Последние секунды третьего периода – 1:1! Игроки СКА на эмоциях проносятся в раздевалку. «Да, ребята! Молодчики!!!» – кричит Сушинский. Рыбин с Артюхиным что-то орут в ответ. Из гостевой раздевалки перед овертаймом доносятся ну просто устрашающие крики. Особенно вопль Сушинского – какой-то такой грудной, волчий, хищный.

Рыбин первым идет обратно на лед. Толпа журналистов, галдевшая все время,  организует мертвую тишину – от Рыбина можно ожидать чего угодно, он настраивается, он в себе. Тут опять крик Сушинского, и игроки СКА просто вылетают один за другим. «Собрались, ребята! Дожать! Порвать! Все вместе!!!», – кричат уже два Макса, Сушинский и Рыбин. А мимо проносится с «лицом убийцы» третий Макс, Афиногенов.

«Атлант» на этом фоне  выглядит угрюмо. Все тихо. Команда выходит на лед с опущенными головами. В этот момент уже не сомневаешься – СКА выиграет матч.
 
А после у раздевалки СКА творилось то, что обычно происходит после победы в серии. Это можно было сравнить с моментом, когда ХК МВД вышел в финал Кубка Гагарина прошлой весной. Кто был в Балашихе, кто видел – тот поймет. Счастливые жены хоккеистов. Елена Дементьева с мамой получают поздравления от всех вокруг за Афиногенова. Такой довольный и уверенный в себе и в команде Александр Медведев. Он явно ловит кайф от бесконечных поздравлений, а после, отвечая на вопросы журналистов, называет игру СКА «великолепной», КХЛ «динамично развивающейся», и даже Вячеслава Быкова «интересным человеком», с которым у него, Медведева, «отличные отношения». Еще: «Хороших вам репортажей», – президент КХЛ почти всегда говорит это журналистам.

«Это еще не конец, нам надо выиграть еще один матч», – на этом фоне всеобщего ликования выделялся Сушинский. Он спокоен и сдержан.

Кто более великий: Петров или Сушинский?

О величии Сушинского и Петрова был готов поспорить Рыбин. В том матче он буквально кинулся на 39-летнего ветерана «Атланта», а после этого, там, на льду, Петрова какими-то словами пытался задеть Сушинский. Петров оттолкнул Сушинского клюшкой.

После матча Петров сначала не хотел говорить об этом, но не сдержался и высказал в интервью, что думает о разговорах Рыбина, Артюхина и Сушинского: «Максим – хороший игрок, но очень любит разговаривать. Если бы он был таким хорошим мастером, он был бы за океаном. Но так как он здесь находится, я не вижу смысла говорить. Мы здесь все по одной и той же причине – потому что мы там [в НХЛ] не подходим…».

Вообще, Петров – очень интеллигентный человек. Можно представить, какие там были эмоции, если настолько захлестнули даже его: «Эти нападки игроков СКА... Если они такие сильные, я что-то не видел, чтобы они за океаном играли… Здесь прыгать и разговаривать – это просто смешно. Я играл во многих лигах. А где Рыбин играл, я не знаю. Мне очень тяжело слышать, что он говорит, потому что у меня два чемпионских кольца в ушах…».

Игроки СКА Петрова прочитали. «Обсудили и от души посмеялись, – рассказал Рыбин. –  Если он кого-то задеть этими словами хотел, то его точку зрения ни я, ни другие наши ребята совсем не поняли. Видимо, он вообще не знает биографии игроков, надо как-нибудь дать ему почитать про Сушинского. Я бы все-таки серьезно поспорил, кто более великий хоккеист - Сушинский или Петров…».

Эту историю оценили даже в Казани. Помощник Билялетдинова Валерий Белов сразу обратил внимание на этот эпизод: «Ничего себе у них там выяснения отношений! И главное, что Петров-то такими вещами не занимается никогда». Петров и не занимался. До этого момента. Напряжение серии достигало апогея. СКА до общей победы – один матч. Для «Атланта» таких три, и – каждый следующий.

«Они потеряли свою игру»

После 3-1 в Мытищах все были уверены, что теперь-то, в Питере, СКА дожмет «Атлант». Но не дожал. Не вышло. Ни в пятом. Ни в шестом. «Атлант» не изменился – ему отступать было некуда. Что-то изменилось в СКА.

«Когда СКА выигрывал 3-1 в серии, я был уверен, что они – финалист Кубка Гагарина. После такого волевого эмоционального четвертого матча даже сомнений не было. Но потом была совсем другая команда СКА. Они как-то потеряли свою игру. Просто странно. Все перевернулось», – Дмитрий Юшкевич смотрит все матчи плей-офф. Ни одного не пропускает. А когда шли одновременно, то пересматривал в записи целиком, с первой и до последний минуты.

Дальше преимущество было уже у «Атланта». И уверенность. И удача. И терпение. И желание. И победа.

Может, действительно, боязнь последнего шага? Игроков СКА просто трясло в пятой, шестой и седьмой встречах. Давление. Ответственность. «Мы должны бороться за Кубок Гагарина, а иначе…», – говорил Гребешков. У игроков «Атланта» такого не было. Перед играми они улыбались и шутили. Даже Мозякин, который после прыжка на него Артюхина в шестом матче играть вышел на уколах.

Не говоря уж про Ржигу. По пану Милошу всегда чувствуешь настроение и настрой его команды. Он был в полном порядке. А по Сикоре, честно говоря, никогда ничего и не понять было.

«Чешский дом!»

…Шайба Дмитрия Быкова в овертайме. Шок «Ледового» на проспекте Большевиков. Горе СКА.

Очередное.

Игроки сидят на льду. Медведев, проведший весь матч в сетке СКА образца Кубка Шпенглера, и будто молившийся, сложив руки перед лицом, молча покидает ВИП-ложу. Последние аплодисменты. Победный рёв, но не арены цветов СКА – желтого сектора болельщиков «Атланта».

Артюхин, Рыбин, Сушинский – молча проходят в раздевалку. И после оттуда – тишина гробовая. Такая, словно там и нет никого. Журналистов не пустили. Позже, через полуприкрытую дверь, кто-то из питерских разглядел, что игроки побрились, и сели пить пиво. В раздевалку зашел Медведев, долго не выходил. После все начали собираться.

Сикора выглядел так же, как всегда. Просто он будто в один момент как приснился, в одночасье стал здесь совсем чужим. Ни с кем практически не общался из своей команды и персонала – сходил на пресс-конференцию, вернулся, собрался, ушел. На пресс-конференции главный тренер СКА спокойно сказал, что не собирается подавать в отставку и пусть, мол, руководство решает.

Руководство уже решило. Медведев сразу прямо заявил, что недоволен решениями тренера, начал приводить примеры, что нужно было сделать иначе, чем делал Сикора. Вопроса про то, что Медведев-то Сикору и выбрал, не последовало.
 
Сергей Мозякин при общении с прессой всегда очень стеснительный. «Мы, можно сказать, герои», - смущенно говорил он, так же смущенно улыбаясь.

Тренерский штаб и весь персонал «Атланта», приехавший в Питер, встречал своих игроков на входе в раздевалку. Ржига скакал и прыгал на игроков, как ребенок. Все ликовали. «Молодчик, Серёга. Ты лучший!», – сжимал Ржига Мозякина в объятиях. «Да, парни! Мы это сделали!» – кидался на игроков Андрей Потайчук. «Костян, ну ты вообще красавец!» – обнимали вратаря Барулина. «Чешский дом! Чешский дом!» – скандировали ребята. Оказывается, Ржига придумал стимул своим игрокам – ещё перед пятым матчем поставил условие: если победят, всю команду пригласит в Чешский дом в Москве на пиво с кнедликами. «Правда, мы пока этот визит явно отложим» – улыбнулся Мозякин.

Питерские журналисты молча наблюдали за происходящим. Минут через десять двери раздевалки «Атланта» открыли для прессы, победители уже более-менее подуспокоились. Точнее, пытались. Такие события в жизни воспринимаются всеми по-разному. Кто-то был расслабленно весел, а кого-то натурально трясло. «У меня напряжение еще два дня не уйдет, наверное», – говорил Барулин, сжав кулаки до белых костяшек.

«Ну, расстроился человек…»

Но самое интересное, – и никак не сказать, что приятное, – было впереди. В раздевалку «Атланта» пришел Медведев. Как президент КХЛ, надо понимать. И уже не в сетке СКА. Пришел – и пошел по кругу пожимать руки. Дошел до Петрова. Сухое: «С победой». Шаг дальше… и шаг назад, обратно. И диалог:

– Не надо лигу обсирать, – Медведев.
– Я не обсираю... – начал было говорить Петров, который только что оторвался от интервью.

– Ты думаешь, что говоришь, прежде чем говорить? Что ты сказал вообще?
– Я сказал...

– Что здесь говнюки играют?
– Нет, я сказал, что...

– Это ребята говнюки что ли?
– Я говорю про...

– Нет, ты сказал, б…, что здесь играют одни говнюки, – президента КХЛ, очевидно понесло.
– Я говорил, что ваши игроки очень много разговаривают... – нападающий «Атланта» был подчеркнуто спокоен, но ему даже не давали договорить фразу до конца.

– Ты сказал, что в КХЛ играют одни говнюки, – продолжал Медведев.
– Я сказал, что...

– Возьми, и извинись, б…! Я прошу тебя просто. Если ты мужик, извинись. Потому что здесь нет говнюков, потому что вот ты с ребятами играешь, б...!
– Я не говорил, что говнюки...

– Ты сказал, б…, что здесь играют одни говнюки. Что второй сорт, ты сказал.
– Я сказал, что не надо...

– Ты сказал, что играет здесь второй сорт. Здесь нет второго сорта! Ты играешь с мужиками, которые выиграли сегодняшний матч. Поэтому если ты мужик – извинись.
– Я за своих мужиков отвечаю, - твердо ответил президенту лиги хоккеист.

После этого Медведев быстро вышел и давал в фойе интервью, в котором еще раз призвал Петрова публично извиниться и уточнил насчет того, обладатель ли Петров Кубка Стэнли в действительности: «Если разобрать его высказывание лингвистически о двух кольцах в ушах, то на кубке фамилии Петрова нет, он провел недостаточно матчей. Я это не в укор ему говорю, просто так, чтобы человек отвечал за свои слова».

Игроки «Атланта», чуть притихшие на время перепалки, рассмеялись: «Ну, расстроился человек поражению. Ну, бывает». Журналистов было много, но почти все в том конце помещения, и многие вообще не поняли, что было: «А что было? А на кого это так орал Александр Иваныч?»

Весь менеджмент СКА буквально прильнул к прессе, общавшейся с Медведевым, который сказал, что все теперь в СКА на драфте отказов, и хоккеисты, и тренеры, и руководители, включая его самого. Михаил Головков, Вадим Фисько, Андрей Точицкий – все слушали. И на всех лица не было.

А в раздевалке «Атланта» и вокруг нее было счастье. Заносили пакеты с шампанским. Чехи пели «Калинку-малинку». Ржига, уходя на пресс-конференцию, остановился, как будто внутренне дал себе команду, и резко сменил улыбку на серьезность. А после снова «сменил лицо». Праздновали довольно долго.

«Мне уже хочется что-то серьезное выиграть. Всем нам хочется. Всей команде. И мы попробуем» – сказал Мозякин. Его чуть не забыли, пока он с большим трудом пробирался через толпу фанатов «Атланта» к автобусу.

«Такое ощущение, что мы в Мытищах, не в Питере» – посмотрел на это один из игроков СКА. Они покидали арену через другой выход. «Я же говорил… А теперь что скажешь?» – грустно улыбнулся Гребешков. «Мы не должны были упускать серию в пятой игре», – сказал Якуб Штепанек. «Мы сами виноваты», – вздохнул Сергей Гусев. «А что у нас завтра?» – спросил Афиногенов. «Непонятно. Будем ждать Совета директоров» - ответил кто-то из сотрудников СКА.

Сушинский, как всегда, в костюме. Вышел, как всегда, одним из последних.  Сказал о невезении СКА, о том, что все виноваты. А еще что дворец стоит не в том месте.  «Зная Макса хорошо, могу сказать, что это отчаяние. Это говорил совершенно отчаявшийся человек. И мне его очень жаль по-человечески. И других игроков СКА, у меня там много друзей», - Юшкевич смотрел на все это со стороны.

В глазах Алексея Яшина читалась тоска. По ходу серии говорили, что Яшин мог играть, но это Сикора не захотел выпускать. Медведев тоже оговорился: «Алексей хотел и мог играть».

Владимир Владимирович Юрзинов просил журналистов не писать о СКА, а подумать о будущем питерского хоккея, о молодежной команде.

А журналисты работали в пресс-центре «Ледового» допоздна. Правда… при выключенном свете.  «А кто такой этот Петров? А-а-а, это тот старый у «Атланта»?» – слышался разговор, – «А кому он чего сказал-то?».

Само поражение СКА как-то быстро ушло на второй план.
 
Дата: 26.04.2011

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет