Theo Fleury: Playing with Fire. Глава 32

Новости
19 февраля, среда
+
В очередной главе своей автобиографии олимпийский чемпион 2002-го года Теорен Флёри рассказывает о том, как о сменил одну дурную привычку на другую. На этот раз \"Могучий Мышонок\" погряз в азартных играх. И это несмотря на то, что денежный запас у него был отнюдь не бесконечным.

Глава 32. Азартный игрок


В последний год моего контракта с \"Рейнджерс\" Вероника вернулась обратно в Нью-Йорк, и мы попытались в очередной раз наладить дела с нашим браком. Поначалу всё шло неплохо, но несмотря на то, что я стал бороться со своими проблемами, я по-прежнему понятия не имел, как мне жить дальше.

Ну и что же я начал делать? Я сменил одну дурную привычку на другую. Я подсел на азартные игры. Моя первая зарплата в хоккее была всего 40 долларов, и я отдал их все партнёру по команде, потому что проиграл ему в карты. Тогда я подумал: \"Этого больше никогда не случится\". Но это были лишь цветочки.

Я быстро приловчился. Я научился обманывать соперников путём ошибок в счёте и скрытыми сигналами рук. Я хотел выиграть любой ценой, всё остальное было неважно. Любимой игрой у меня был блэкджек. Играя в \"юниорке\" я выбивал три сотни из $20 - половины своей зарплаты.

Я умел высчитывать порядок, в котором выпадали карты. Когда только начинаешь играть, тебе, как новичку, постоянно везёт. Это-то и затягивает. \"Ха, да это ж легко!\".

Раз в неделю я ходил в Муз Джо Казино. Порой я выходил оттуда чуть ли не в последней рубашке, но для меня азартные игры были тем же, что и многое другое - побегом от реальности. В Калгари я толком не играл, потому что там я больше бухал и тусил, равно как и первые полтора года в Нью-Йорке, но там я больше по шлялся по стрип-клубам. Но стоило мне слезть со всего, как меня тут же потянуло к ставкам, и из казино меня было за уши не вытянуть.

Как я уже говорил, меня не покидало ощущение, что \"Рейнджерс\" за мной следили. Реабилитационная Программа НХЛ строго-настрого запрещала азартные игры, поэтому я скрывался, как мог. Часах в трёх с половиной от моего дома располагалось казино Моэган Сан, и я стал ходить туда минимум три раза в неделю.

Я подошёл к хозяину казино и сказал: \"Я трачу тут уйму денег. Если вы хотите, чтобы я и дальше пользовался услугами вашего заведения, то у меня тут должно быть другое имя, чтобы никто не знал, что я тут провожу время\". Такое можно услышать только от алкоголика.
 
Как бы то ни было, меня стали называть Тедди Моэган. Захожу я в казино, а меня все приветствуют: \"Добрый вечер, мистер Моэган, как поживаете? Может быть, вам что-нибудь принести?\". Пиз**ц полнейший.
 
Незадолго до Рождества к нам в гости приехал Трэвис. У нас с Вероникой опять всё было по-старому. Я хотел пойти в казино с Трэвом, а потому затеял ссору. После этого я спустился вниз по лестнице и сказал Трэву: \"Старик, мне надо выпустить пар, пойдём в казино\".

Мы вызвали лимузин с русским водителем, которого звали Влад, и он тот час же приехал. По дороге мы решили, что весь вечер будем играть в кости. У меня с собой было $10 000, а ещё тысячу я всучил Трэву, чтобы он смог сесть со мной за стол с крупными ставками. Там люди за ставку тратили по куска по четыре, по пять.

Пока я выкладывал деньги на стол, к нему подошёл неказистого вида старичок и взял кости в свои руки. При игре в кости - главное выбросить определённое число.
Как минимум одна кость должна при этом удариться о заднюю стенку стола. Правила там сложные, но суть сводится к тому, что выиграл ты или нет определяется по числам на костях, которые ты выбросил.

В общем, этот старичок бросал первым. Он бросил так слабо, что они еле-еле долетели до стенки. И тут он вдруг стал выкидывать победные номера. Трэв был в восторге, потому что спустя всего пару минут его капитал вырос до пяти тысяч. Все бросили по разу, и ход вернулся к старичку. Он вошёл в раж - одна победа шла за другой.

За нами собралась толпа народу плотностью человек в шесть или семь. Он кидал кости полтора часа без перерыва, и после каждого его броска публика прыгала в прыгала от счастья. Даже крупье улыбался. Я ему потом кусков 20 на чай, наверное, оставил. После каждой его попытки, я кидал ему через весь стол фишку на тысячу долларов. Дурдом.

Когда же он выбросил \"семёрку\" (а это в костях означает поражение, и казионо забирает себе все ставки), у меня была максимальная ставка, а Трэв поставил девять кусков. Я думал, у него инфаркт будет, но потом он посмотрел на свои фишки и сказал: \"Ого\". В итоге Трэв выиграл $50 000, а я в пять раз больше.

Мы подошли к кассе и девушка нас спросила: \"Вам чек выписать, мистер Моэган?\". А я ей ответил: \"Нет, мне всё наличкой\". \"Вы хотите $250 000 наличными?!\". \"Ага\". Она позвала боксмена, и он отвёл нас в небольшую комнатку. Там была куча людей в хлопковых перчатках. Трое из них отсчитали нам наши деньги - всё в купюрах по 50 и 100 долларов. Затем они положили деньги в коричневый бумажный пакет, проводили нас до лимузина, и мы уехали.

На часах было 5:30 утра, а через три часа мне надо было уже быть на тренировке, поэтому мы решили заехать куда-нибудь перекусить. Мы сказали водителю заехать в \"Макдональдс\" и заказали там себе по МакМаффину с беконом и яйцом. Это был самый забавный момент во всей этой истории. Мы смеялись без умолку. У нас при себе было 300 тысяч долларов, и мы ели в \"Макдональдсе\"!

У меня вошло в привычку ездить в Моэган Сан на лимузине прямо от катка. Однажды вместе со мной поехал Чак, и мы просадили за один вечер $150 000. Я ставил до максимума на свои карты, а потом делал тоже самое и с его. По дороге домой у нас, бл*, денег даже на сэндвич не было. Мы ушли оттуда в семь утра, а через два часа мне надо было не тренировку. Поэтому пришлось прямым ходом поехать на \"Плэйлэнд Ринк\".

Мы сидели с Чаком друг на против друга в лимузине, и он мне сказал: \"Костлявый, ты только посмотри на себя. Посмотри на себя в зеркало, мать твою. Ты же не доволен своей жизнью. Тебе нужно что-то менять. И вовсе не из-за того, что это дурная привычка. И не из-за того, что тебя за это может наказать лига. А лишь потому, что ты несчастен\". И он был прав. Я опустил голову вниз и сказал: \"Я и сам это понимаю\". Но менять я ничего не собирался.

Если у нас намечался выходной, то я звонил одному реально клёвому \"ведущему\", который делал для меня всё. Меня с ним познакомил Сэнди МакКарти. Этот парень всё брал на себя, где бы я ни находился. У меня была пара любимых мест, раскиданных по всей Северной Америке.

Допустим, захотел я в Атлантик Сити, он организовывал мне отдых в \"Трамп Плазе\". Он звонил непосредственно в казино и говорил, чтобы они высылали за мной вертолёт прямо к \"Мэдисон Сквер Гардену\". Я прилетал туда на два дня, играл в блэкджек и кости, а жил в номере-люкс Дональда Трампа. Я питался исключительно стэйками и лобстерами, просаживая за всё это время четверть миллиона долларов. После этого я вновь садился на вертолёт и летел из Атлантик Сити сразу к тренировочному катку в Рае.

Я не пил и не употреблял наркотики, потому что знал, что в противном случае меня выкинут из НХЛ. Но, боже, как же я мотался по казино! Я был лудоманом-беспредельщиком.

Думаю, что я так легко отношусь к деньгам из-за своего детства. Мне было пох**. В детстве я был нищим, поэтому и решил, что деньги мне ни к чему. И это было хорошо, потому что они у меня подходили к концу. У меня был советник по финансовым вопросам по имени Дэйв Стинтон, который помогал многим хоккеистам.

Мне же не надо было приумножать свои доходы - достаточно было их всего лишь обезопасить. Дэйв вкладывал мои деньги во взаимные фонды, акций и прочую замысловатую и неинтересную мутотень. Если бы я оставил всё как есть, то у меня бы сейчас было миллионов 25.
 
Мой агент Дон Бэйзли тоже постоянно давал мне толковые советы. Его очень уважал. Он мне был за отца. Но в итоге, как он сказал Чаку, не он мне платил зарплату, а я ему. Поэтому ему ничего не оставалось, кроме как наблюдать за тем, как я швыряюсь деньгами направо и налево.
Дата: 21.11.2010

Теги

НХЛ

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет