Theo Fleury: Playing with Fire. Глава 28

Новости
23 февраля, воскресенье
22 февраля, суббота
+
После неудачного первого сезона в составе \"Рейнджерс\" Теорен Флёри прошёл курс лечения от наркозависимости, построил у себя дома тренажёрный зал и вышел на пик своей формы. Однако проблем в его жизни стало ни чуть не меньше. Подробности в очередной главе автобиографии легендарного \"Могучего Мышонка\".

Глава 28. Стриптизёрши из Атланты


Частью моей Реабилитационной Программы НХЛ была поездка в Коттонвуд - лечебное заведение в пустыне, недалеко от города Тусон (шт. Аризона). Не поймите меня неправильно. Я понимал, что у меня проблема, но я не хотел бросать пить только для того, чтобы почувствовать боль.

Для меня это был первый курс реабилитации. Я был напуган до смерти, потому что не знал, чего мне ожидать, и какие ещё неприятности могут всплыть наружу. Я был уверен только в одном - мне надо было туда ехать на год и хорошенько над собой поработать. Нельзя же съездить туда на месяц, и ждать что тебе непременно полегчает. За это время тебя могут научить паре приёмов, но далеко не всем. А когда они перестанут действовать, ты обязательно начнёшь заново пить и употреблять наркотики.

Перед тем, как я отправился на встречу в Торонто, где меня все уговаривали пройти Реабилитационную Программу, один мой приятель, который сам прошёл эту программу, предупреждал меня: \"Делай, что хочешь, но ни за что в жизни не подписывайся на эту программу. Как только подпишешься на неё - тебе пи***ц. Я серьёзно - пи***ц\".

На протяжении следующих пяти лет я часто сожалел о том, что тогда его не послушал. Но теперь, когда в моей жизни всё встало на свои места, я понимаю, что мне нужна была помощь.
Реабилитационная Программа НХЛ имела власть над моей карьерой. Меня постоянно заставляли подписывать реабилитационные \"контракты\", и стоило нарушить хоть один из прописанных там пунктов, то тебя выпирали из лиги - либо на курс лечения, либо на совсем.
 
Многие \"контракты\" начинались следующим образом: \"Я, Теорен Флёри, понимаю и соглашаюсь на следующее...\". А дальше прописывалась вся фигня, которой они не хотели, чтобы я занимался. Например - \"Я обязуюсь воздерживаться от употребляния психотропных веществ и алкоголя. Я обязаюсь не посещать стрип-клубы, клубы джентельменов или иные заведения, где практикуется полная или частичная нагота\".

А после этого что-нибудь в таком духе - \"Я понимаю и соглашаюсь с тем, что нарушение вышеизложенных условий реабилитационной программы может привести к штрафу, дисквалификации или переходу на следующую стадию Реабилитационной Программы, проводимой совместно НХЛ и профсоюзом игрков НХЛ, согласно мнению врачей данной программы\".

В общем, как только я подписал свой первый подобный контракт, тут же начались бесконечные тесты мочи и встречи с психологами.

У этой программы есть четыре стадии. Если нарушаешь один из пунктов в своём \"контракте\", то тебя переводят на следующую стадию и наказания становятся всё более суровыми. На первой стадии тебя кладут в палату, но не накладывают никакой дисквалификации. Но стоит нарушить условия соглашения первой стадии, тебя переведут на вторую. Тогда тебя отстраняют от команды без выдачи зарплаты до тех пор, пока ты не пройдёшь курс лечения, после чего тебе разрешат вернуться в состав.

Завалишь ещё один тест - переведут на третью стадию. А это уже дисквалификация  минимум на полгода без выдачи зарплаты. Нарушишь пункт соглашения третьей стадии, и тебя дисквалифицируют минимум на год без гарантий возвращения в состав.

Иными словами, мне могли запретить пить, ходить в стрип-клубы, употреблять наркотики, играть в азартные игры... Всё что угодно. А в случае неповиновения, меня могли лишить хоккея. Я-то думал, что могу завалить хоть с десяток тестов на мочу. Главное забивать - и никто мне ничего не сделает. Однако если я играю дерьмово и сходил один раз в казино, или (не дай бог!) в стрип-клуб, меня могли отправить на курс лечения на месяц. Эта программа могла из меня верёвки вить.

Ещё одна обязательная часть этой программы заключалась в том, что я был обязан ходить на приёмы к своему терапевту. Я уверен, что в мире полно психологов, которые действительно хотят тебе помочь, если ты искренен с ними. Но не был готов к тому, чтобы быть искреним. Я был чрезвычайно осторожен.

Что ему от меня надо? Он мне действительно хочет помочь, или просто отрабатывает свои $200 в час? Все эти приёмы напоминали игру в кошки-мышки, где я пытался обдурить эксперта. Знаете, я с трудом смотрю \"Полёт над гнездом кукушки\", потому что в этом фильме есть сцены, которые напоминают мне о моей собственной жизни.

Я не имел ничего против этих врачей, но я воспринимал их, как представителей тех, кто меня запихнул во всё это дело. С пяти лет до сегодняшнего дня каждое решение, которое я принимал, я принимал самостоятельно. Так что я никогда не слушаю советов человека, которому я изначально не доверяю. В мире не так уж много людей, которым я доверяю - Эди Пелц, Чак, моя жена Дженн, Дон Бэйзли. Вот и всё.

Когда я вошёл в кабинет первого психолога, я осмотрелся и подумал: \"Да уж, это вам не дом Боба Ньюхарта (известный комик, прим. АО)\". Там была куча книг и четыре стены. И сказать по правде, тот парень был немного похож на Грэхема.

Он спросил меня: \"Почему вы здесь?\". И я подумал: \"Что ж, давайте посмотрим. В моей жизни творится полный пи***ц. Деньги, которые я зарабатываю, приносят только вред всем и каждому, кто меня окружает. Я забыл, кто я на самом деле. У меня есть работа, и мне надо сконцентрироваться на ней, но меня разрывают на части семья, команда, НХЛ, болельщики... В общем, все кому не лень.

Я уже не человек, а просто бесполезный кусок мяса. Мальчик, который родился в Расселе, тот честный, талантливый, доверчивый мальчик уже давно умер. Я всего лишь пытаюсь выжить и хочу бросить хоккей\". Но вместо этого я ответил: \"По-моему, у меня проблемы с алкоголем. Не могу сказать, что я в этом уверен, но возможно так оно и есть\".

Он спросил: \"Расскажи мне о своём детстве. Как бы ты охарактеризовал своих родителей? Как с тобой обращалась мама?\". Обычная чушь. \"У меня было отличное детство, - ответил я. - Лучше не придумаешь! У меня были заботливые и любящие родители. Даже не пойму, что меня сбило с понталыку\".

Когда всё это закончилось, у меня всё ещё оставалось целое лето для того, чтобы вывести себя на пик формы, как мне приказал Слэтц. Я так и сделал. Я построил себе тренажёрный зал в своём домике в Сикамусе и купил для него всё необходимое - штангу, велотренажёр, беговую дорожку, веса... Всё это мне обошлось в пару тысяч долларов.

Я считал, что после провального первого сезона в \"Рейнджерс\", все списали меня со счетов. Я принял это, как вызов - своеобразную возможность доказать всем, что они глубоко заблуждаются.

В команде мне выдали брошюру, где было подробно расписано, над чем мне надо поработать. Так что каждое утро я просыпался, пил кофе, курил, шёл в гараж, заводил Селин Дион на магнитофоне и начинал качаться. Почему Селин Дион? Просто во время своего первого выезда с \"Колорадо\" мы встречались с \"Флоридой\". И вот после игры в зелёной комнате я увидел её. Вживую. Выяснилось, что наш генеральный менеджер Пьер Лакруа и муж Селин, Ренэ Анжелил, закадычные друзья.

Она подошла ко мне и спросила: \"Ой, как ваше колено?\". Как и полагается настоящей канадской девушке, она хоккейная болельщица. Я был в шоке - одна из самых знаменитых певиц мира спрашивает про моё колено. Невероятно приятная девушка. Чуть позже я купил один из её альбомов и тренировался под него. Так что не каждый энхаэловец слушает \"Металлику\", хотя, соглашусь, что это тоже круто.

Наш тренировочный лагерь проходил в Университете Штата Вермонт - за местную команду в своё время выступал Марти Сен-Луи. Там мы сдавали тесты на общую физподготовку. Я прибавил по всем показателям сразу. Один из тестов определяет ваш максимальный VO2 - то есть максимальное количество кислорода, которое может использовать ваш организм во время физических нагрузок.

Это вычисляется в милилитрах кислорода на килограмм веса тела в минуту. Иными словами - мл/кг/мин. У профессиональных спортсменов этот показатель колеблется между 55 и 65. Я же был ближе к 65-70. Такие результаты показывают марафонцы, велогонщики и легкоатлеты. То есть, с точки зрения физподготовки, я был на уровне Лэнса Армстронга (легендарный велогонщик, прим. АО).

Той осенью в одной из газет опубликовали нашумевшую историю о том, как некоторым баскетболистам \"Нью-Йорк Никс\" делали минеты в одном из стрип-клубов Атланты под названием \"Голд Клаб\". Судя по всему, владелец этого заведения в своё время состоял в одной из мафиозных семьей, отмывал деньги и занимался различными видами вымогательства.
Скандал вокруг \"Никс\" разбирался в суде, а неделей ранее \"Спортс Иллюстрейтед\" опубликовал информацию о том, что по сведениям этого издания, один хоккеист потратил в этом же клубе $30 000 на стриптизёрш за один вечер. Догадываетесь о ком речь?

Ладно, расскажу всё, как было. 21-го сентября 2000-го года у нас была товарищеская встреча с \"Атлантой\". Я в этот день не играл и не мог спокойно сидеть на месте. Поэтому я пошёл в одиночку в \"Голд Клаб\". Я был в каждом американском стрип-клубе. Причём по два раза.
Официантка, которая обслуживала мой столик, начала приводить ко мне в кабинку одну девушку за другой. Я будто бы в \"Проджект Ранвэй\" (американское риалити-шоу, прим. АО) попал - они ползли друг по другу лишь бы попасть ко мне. Каждая девушка, выходившая туалет, тут же говорила своей подружке: \"Там парень швыряется деньгами направо и налево, тебе стоит к нему заглянуть\". В итоге со мной в кабинке всю ночь напролёт тусили 15 девушек.

Девушки были очень хороши собой - с огромными силиконовыми грудями, вечерних платьях, все в ювелирных украшениях, косметике, и пахло от них тоже потрясающе. Мы заказали шампанское, и я заплатил вышибале, чтобы он нашёл мне наркодилера. Через некоторое время он вернулся и сказал: \"Всё, он ждёт тебя у входа\". Я нюхнул немного порошка, и мне стало совсем хорошо.

Каждый час официантка исправно приносила мне очередной чек на подпись. У меня при себе было две кредитки - каждая с лимитом в $50 000. Когда тебе каждую неделю платят по $400 000, как-то не обращаешь внимания на чеки в баре. В этих кабинках установлены камеры, так что ни о каком сексе и речи идти не могло. Впрочем, я всё равно был слишком обдолбан для этого.

Прежде чем нюхнуть в углу, мы все поворачивались спиной к камере. Там был полумрак, а танцевали мы под классный хип-хоп. Потрясающе повеселились.

Я вернулся в отель в 9-30 утра. Иными словами, вовремя, потому что наш автобус отъезжал в 10-30. В 9-45, когда я выходил из душа, зазвонил мой мобильник. Звонила Вероника. Она сказала: \"Я сейчас пыталась расплатиться кредиткой в магазине, но мне сказали, что мой кредит исчерпан\".

Я ответил: \"Даже не знаю, почему так произошло\". Она сказала: \"По выписке с нас какая-то автомойка сняла $36 000\". Я ответил: \"Без понятия\". Но я прекрасно знал в чём дело, потому что во время этого разговора я вынул из кармана пачку чеков. \"Ни х*я себе\", - подумал я.
Она сказала, что если я не знаю в чём дело, то она сейчас позвонит в банк и скажет им отменить транзакцию. Надо было как-то выкручиваться. Что мне оставалось делать? Врать? Как мне из этого выпутаться? Никак. Поэтому я рассказал ей всё как есть, и она озверела.

Вероника и без того постоянно вела себя, как детектив. Когда я приходил домой, она доставала мой мобильник и проверяла, кому я звонил. Когда нам присылали счёт за телефон, она подчёркивала каждый номер и спрашивала: \"Кто это? А это кто?\". Иногда она даже сама звонила по этим номерам. Её жизнь была совсем несчастна.

Не поймите меня неправильно. Я не хочу сказать, что моё поведение было приемлимо для мужа, но вот ведь что странно - как только мы переехали в Нью-Йорк, и у нас появилось море денег, всё стало крутиться вокруг вещей.

В Веронике меня привлекала её непосредственность. Меня тоже поглотила идиотская зависимость от вещей. Однажды Веронике нужен был фургончик для того, чтобы отвезти на нём детей, из-за того, что у него были специальные детские места. Я же стал ругаться с ней из-за того, что сам хотел им воспользоваться.

Вероника сказала: \"Почему бы тебе не взять наш Вайпер?\" У меня был реально клёвый Додж Вайпер, который я купил в 1994-м году незадолго до старта плей-офф. Какая-то старушка выставила его на аукцион, и мне позвонили с предложением: \"Не хотите к нам заехать? У нас есть машина, которая вас может заинтересовать\". Я протестировал её, выписал продавцу чек на $75 000 и уехал на ней же домой.

Как бы то ни было, тогда я ей ответил: \"Нет, там идёт дождь\". А вот сегодня, думаете, я волновался бы, что моя машина намокнет? Да нет, конечно.

Мы даже ходили к советнику по семейным делам. Это была настоящая умора. Послушав пять минут о моём поведении, советник сказал мне, что я полная скотина, а Вероника ни в чём не виновата. Я ему тогда сказал: \"И за это НХЛ вам платит $500?\". После этого я встал и ушёл.
Во всём мире было лишь одно место, где я чувствовал себя хорошо в трезвом состоянии - на льду. Но стоило мне выйти за пределы арены, и я пропадал, как личность. И мне кажется, что во всём этом виноваты те дни, когда я лежал в тёмной комнате и ждал, когда ко мне придёт этот ёб**ый упырь и изнасилует меня.

Потому что на самом деле все мои проблемы, бл**ь, были именно из-за этого. Именно поэтому после матчей я не мог просто спокойно пойти к себе в номер и заснуть в четырёх стенах. Не мог и всё. И домой я тоже не мог пойти. И в довершение ко всему прочему, я не мог ничего поделать с проблемами в своём браке.

Поэтому я тусил по ночам. Иногда даже несколько ночей к ряду.
Дата: 19.10.2010

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет