\"Гашека в Нагано дважды обыграть не смогли…\"

Новости
25 февраля, вторник
24 февраля, понедельник
+
Олимпийские Игры 1998 года в Нагано хотя и прошли в, прямо скажем, не самой хоккейной стране мира, но занимают в истории этого вида спорта одно из самых видных мест, в одном ряду с дебютом сборной СССР на Олимпиаде 1956 года и легендарными Суперсериями.

Это и неудивительно, ведь 12 лет назад на Олимпийские игры впервые приехали профессионалы из НХЛ. Такого в хоккейной истории мира ещё не было. Вместе с нами этот турнир вспоминает его участник, серебряный призёр той Олимпиады, нападающий сборной России Алексей Жамнов.

- Конечно, вокруг этих Игр был большой ажиотаж, - рассказывает Алексей Жамнов. - И в первую очередь, среди самих игроков, ведь мало кому из них доводилось участвовать в Олимпиадах. Наверное, впервые за всю историю были собраны, действительно, сильнейшие игроки мира.

Достаточно взглянуть на составы команд, чтобы убедиться в этом: Уэйн Гретцки и Эрик Линдрос, Саку Койву и Теему Селянне, Яромир Ягр и Доминик Гашек, Мэтс Сундин и Петер Форсберг… Кстати, в состав кленовых листьев не попал не кто-нибудь, а сам Марк Месье. Можно спорить, прав ли был генеральный менеджер, оставляя за бортом один из живых символов канадского хоккея, но сам этот факт говорит о многом.
А что же наша команда? Сборная России почти полностью состояла из игроков Национальной Хоккейной Лиги (исключение составлял только третий вратарь Олег Шевцов, не сыгравший, впрочем, ни одного матча на турнире). Главным тренером команды стал Владимир Юрзинов.

- На тот момент это была самая оптимальная кандидатура: всё-таки Юрзинов, поработав несколько лет за рубежом, обладал большим авторитетом среди игроков. – Считает Жамнов. – С тренерским штабом взаимопонимание было отличным, не было такого жёсткого контроля, как на сборах. Вместе со многими игроками в Японию прилетели жены, после игр нас отпускали за пределы Олимпийской деревни. Матчи, в основном, были дневными, поэтому по вечерам многие ходили ужинать с семьёй, или сами ездили гулять в город. Но все понимали, когда можно куда-то пойти, а когда не стоит. Конечно, перед играми все ребята находились в деревне, никто никуда не уезжал.

- Помните знаменитую фразу Павла Буре про 22 брата в команде? Коллектив на самом деле был настолько сплочённым?

- Да, атмосфера была замечательная, никаких внутрикомандных дрязг не возникало. Каждый мог взять на себя лидерство, что-то сказать в раздевалке. Ребята ведь были опытными, почти у каждого за плечами были и Олимпийские Игры, и чемпионаты мира. Хоккей - это вид спорта не индивидуальный, а командный. И хотя один игрок на льду находится пять минут, а другой – пятнадцать, но каждый должен понимать, что его выход на площадку может быть решающим. Можно один раз выйти на лёд и забить решающую шайбу, а можно играть много смен и пропустить гол, который определит итог встречи. Потом, Олимпийские Игры – это скорострельный турнир, за один матч может решиться абсолютно всё. У нас все это понимали.

- Всей командой вы впервые собрались уже в Нагано?

- Да. Мы полетели в Японию сразу после последней игры в НХЛ. Нас тогда много летело: я, Серега Кривокрасов, Доминик Гашек, финны. Прилетели, - и через два дня уже первая игра.

- Совсем немного времени на то, чтобы построить команду…

- Но мы и до того играли вместе в сборной. И то количество высококлассных игроков, которые собрались в сборной, обеспечивало хорошее взаимопонимание. С другой стороны, все команды оказались в таких условиях, так что жаловаться не на что.

- Приглашение Сергея Фёдорова в сборную было определённым риском?

- Конечно, он не играл больше полугода, потому что не подписывал контракт с Детройтом из-за денежных разногласий.  Но мастер такого уровня, даже в отсутствие игровой практики, никак не помешал, а наоборот, принёс большую пользу команде.

Групповой этап наша команда прошла так, как от нее и ждали: три победы в трёх матчах, первое место в группе и +9 по разнице шайб. На этом этапе, кстати, победили мы и Чехию с тем самым Гашеком, который потом похоронит наши надежды на \"золото\".

А с ¼ финала начались сюрпризы: американцы, после 1996 года считавшиеся одними из фаворитов, уступили сборной Чехии. Затем, в полуфинале, словно подтверждая, что успех был неслучайным, всё те же чехи оставили за бортом турнира и вторую североамериканскую сборную. Нам же в соперники досталась сборная Финляндии.


- Помните тот знаменитый матч с финнами в полуфинале, когда Павел Буре забил свои пять шайб?

- Думаю, Паша был одним из немногих игроков, которые умеют использовать голевые возможности на 100%. И бывают такие игры, когда получается абсолютно всё, вот эта игра такой и была. Мы вели 3:0, потом финны сравняли счёт, я забил в большинстве, а потом Павел ещё два гола забил. На этом турнире он был нашим лидером в атаке. Я играл с ним в одном звене и был только рад за него. Чем больше он забивал, тем было лучше для команды.

- Ну а в финале вас уже ждали чехи…


- Знаете, из Японии мы опять летели вместе с чехами, и в аэропорту с ними общались. Они говорили, что хотели против нас в финале сыграть. В группе мы же их обыграли 2:1. Наверное, сработал этот общий для хоккея и футбола закон: дважды одну команду на турнире не обыгрывают.

Возвращаясь к финалу… Хоккейный турнир завершался последним, да ещё игра была дневная. Накануне матча гуляла вся олимпийская деревня, было шумно, спать было трудно.

И на самом деле, игра получилась на нервах. Может быть, хоккей был не слишком красивым: они играли от обороны, на контратаках, мы пытались что-то сделать, но многое не получалось. Ну и, конечно, Гашек в то время был лучшим в мире, и пробить его было трудно. Это, действительно, так. И они нам забили во многом случайно: рикошет от клюшки после вбрасывания.

В последние минут десять матча возникла небольшая паника в тренерском штабе, не знали, кого выпускать. Я это хорошо помню. Потом вроде бы всё успокоилось, нам не хватило совсем чуть-чуть, но 1:0 есть 1:0. Как говорится, побеждает сильнейший. Я не могу сказать, что чехи были сильнее нас на этом турнире, но именно они победили и выиграли золото. А после драки кулаками не машут.

- Американцы после поражения гуляли на всю катушку, бутылками из окна бросались. У нашей команды как всё прошло?


- У нас такого не было. После игры было просто опустошение. Посидели в раздевалке с ребятами, потом поехали в \"Русский дом\", а утром уже все разъезжались. У кого в три часа ночи был самолёт, у кого в пять утра… Все летели в разные страны, разными рейсами. А через день или через два после прилёта у нас уже игра была. Американцы же раньше вылетели, так им дали отдохнуть три дня, а нам ни одного выходного не дали. Да и тяжеловато было перестраиваться из-за смены часовых поясов. Я всю жизнь летал из Америки в Россию, и не так тяжело было, как тогда.

- И не могу не задать вопрос о Ванкувере. Как вы считаете, от чего, в первую очередь, будет зависеть наше выступление? Что главное: травмы, сыгранность, самоотдача игроков?


- От травм никуда не денешься, предугадать этого никто не может. Но сломаться может и те же Хитли, и Торнтон, да и любой ведущий игрок любой сборной. Дай бог, конечно, чтобы все игроки были здоровы и подошли к Олимпиаде в оптимальной форме, ведь на этом турнире хочется увидеть всех лучших игроков. У нашей сборной, я думаю, есть все шансы. Последние два года мы становились чемпионами мира – это о чём-то да говорит. Конечно, в Канаде будет тяжело, но у ребят уже есть опыт того же Квебека, где мы обыграли хозяев на их площадках. Самое главное – чтобы команда сплотилась. Если каждый из 22 игроков будет понимать, что от него тоже зависит исход всего турнира, если будет дружная команда, нормальная атмосфера в команде, то у ребят очень хорошие шансы. Последние несколько лет наши ребята доминируют в НХЛ, и задача тренерского штаба – собрать из отдельных звёзд настоящую команду, создать рабочую атмосферу, создать коллектив. Из этих нюансов и складывается победа.
Дата: 13.02.2010

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет