Андрей Сигарёв: в финале ставил на Онтарио

Новости
24 февраля, понедельник
23 февраля, воскресенье
+
Нападающий тольяттинской \"Ладьи\" дебютировал за сборную России 93-го года рождения на Кубке Вызова в Канаде. В интервью AllHockey.Ru он рассказал о своих впечатлениях о турнире, поделился своим виденьем неудач нашей команды в решающих матчах, а также заметил, что по возвращении из-за океана его ждал неприятный сюрприз.

- Для вас этот турнир стал первым за сборную. Какие впечатления?

- Самые положительные. И потому что вообще первый турнир за сборную, и потому что сразу в Канаду. Там всё намного выше уровнем, да к тому же и отношение совсем другое. Было очень много болельщиков, полные трибуны... Ведь это же был пусть и неофициальный, но всё-таки чемпионат мира. В общем, всё было классно. Мне очень понравилось.

- Что почувствовали в тот момент, когда вышли на лёд в майке сборной?

- Ответственность. Ведь сбылась моя мечта! Я с дества хотел играть за сборную. И вот теперь я делаю первые шаги в этом направлении.

- В сборной вы взяли 19-й номер. Почему именно ему отдали предпочтение? Ведь в «Ладье» вы выступаете под 36-м...

- Я и по 93-му году у себя в клубе под 19-м играю. Потому что нам заказали тогда 25 маек. Вообще я часто под 19-м играю. Можно сказать, это мой второй номер.

- Почему второй, а не первый?

- Когда я приехал в Кемерово, мне предложили на выбор два номера – 20-й и 36-й. Тогда мне как-то 36-й больше понравился. Отыграл под ним три года, и он мне до сих пор не разонравился.

- Вместе с вами вызов в сборную получил и другой тольяттинец – Андрей Макаров. Держались с ним вместе?

- Номер с ним мы не делили, если вы об этом. А так у меня помимо Андрея много друзей в этой сборной. Например, Егор Омельяненко. Мы с ним на одном турнире играли лет пять назад, и вот теперь снова встретились. С ним номер и делил. Он мой хороший друг.

- Будучи дебютантом в сборной, получали ли вы какие-нибудь дополнительные подсказки или наставления от тренерского штаба или партнёров по команде?

- Меня все только подбадривали. Если что-то не получалось – делали на это скидку. В первых матчах очень волновался, но все подходили говорили, мол, всё хорошо, расслабься. К тому же, первые матчи были против самых сильных соперников. Но от тренерского штаба и партнёров я слышал только слова поддержки.

- Вас поставили в одну тройку к наигранной связке Злобин-Хохлачёв. Сразу нашли взаимопонимание с партнёрами?

- Можно сказать, да. Конечно, сначала в нескольких сменах могло что-то и не получится, но общий язык быстро нашли. Мне понравилось с ними играть.

- После матча со сборной атлантического побережья Канады во время традиционного рукопожатия разгорелась драка. Из-за чего всё началось?


- Честно говоря, я не видел. Могу сказать, что к концу матча мы начали с ними «в тело» играть. Видимо, это кому-то не понравилось... Больше ничего сказать на этот счёт не могу. Инициатором был не я (улыбается).

- Этот эпизод не понравился местным болельщикам и на протяжении всего оставшегося турнира они предпочитали болеть за ваших соперников. Тяжело играть в такой атмосфере?


- Я почувствовал, что болеют против нас только в полуфинале, когда мы играли против сборной Онтарио. А вот, например, в матче против США канадцы, наоборот, за нас болели. У нас тогда удалений набралось больше чем, на полматча, наверное. Поэтому когда арбитр выписывал очередной штраф, то вся арена недовольно гудела.

- На улицах болельщики вас узнавали?

- (улыбается) Да. Мы же когда, например, по магазинам ходили, то все были одеты в одинаковые синие куртки. Мы идём, а нам все машины сигналят, все прохожие машут... Мы им тоже машем в ответ. Очень приятно было.

- Главный тренер сборной Юрий Михайлович Румянцев устроил командное собрание в этом матче после первого периода прямо на скамейке запасных. После этого команда заиграла совсем по-другому...

- Он немного покричал на нас, потому что мы вышли не готовыми на этот матч. Он это увидел и хотел нас подбодрить. Игра не клеилась, он внёс коррективы, и всё стало в порядке.

- Специалисты сошлись во мнении, что самую красивую шайбу на этом турнире вы забросили в ворота чехов в последнем матче группового этапа. Справедливый выбор?

- (улыбается) Думаю, да. Мне он самому очень понравился. Действительно красивым он получился. Мы играли в большинстве, я закатился за ворота и отдал пас Хохлачёву, но немного неточно. Шайба запуталась у него в ногах где-то на красной линии, я сделал разворот на 360 градусов, подобрал шайбу, а тут на меня чех летит! Убрал шайбу под себя, поставил корпус второму сопернику и, не глядя, кинул в дальнюю девятку.

- К сожалению, после красивой победы над чехами было обидное поражение в полуфинале от сборной Онтарио. Что не получилось в том матче?

- У них очень хорошая команда, у них все друг за друга. Все очень здоровые, мастеровитые, наглые. Мы им один раз уже до этого проиграли 1:9, а потому на вторую игру настраивались со всей серьёзностью. Но нам чуть-чуть не хватило чего-то. Не думаю, что на нас такое сильное влияние оказали болельщики. Мне вот даже, наоборот, интересней играть, если против меня болеют. Мне кажется, им больше повезло. Там ведь счёт был 4:5, но потом пропустили шестую...

- Сложилось впечатление, что на игру за третье место у команды просто не хватило сил. Так ли это на самом деле?

- Думаю, так. Матч с Онтарио отобрал очень много сил. У них очень сильная команда. Сил отдали столько, будто это был в финал. Поэтому когда против шведов вышли, силёнок уже и не хватило. К тому же, мы много сил тратили на бесконечные переезды из раздевалки в раздевалку. Нас как-будто специально бросали то туда, то сюда. Плюс практически все ледовые дворцы вокруг объездили во время турнира.

- Финальный матч транслировали по телевидению. Удалось посмотреть на триумф американцев?

- Да, смотрели эту игру в номере. Могу сказать, что я бы никогда не подумал, что США выиграют этот турнир. Когда мы играли против них, то победа запросто могла достаться и нам. Я ставил на Онтарио.

- Для вас этот турнир стал первым в Канаде. Какие сувениры привезли домой?

- Очень много всего привёз. И отцу, и маме, но больше всего брату. Всем привёз. Себе, можно сказать, только пару маек купил, а так – всё семье.

- Как вас встретели в \"Ладье\"?

- (смеётся) Как меня встретили? Я пришёл на тренировку, а мне сказали, чтобы я шёл в 93-й год и помогал им. Тренер сказал, что там сейчас моя помощь нужнее.

- Как восприняли эту новость?


- Мне трудно сказать. Тренеру виднее.
Дата: 24.01.2010

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет