"Женя был хорошим парнем. Добрым, отзывчивым…"

Новости
23 февраля, воскресенье
22 февраля, суббота
+
Ровно десять лет назад не стало Евгения Белошейкина. Вихрем ворвавшийся в состав "Красной машины" он должен был на долгое время занять место основного вратаря, оставленное великим Третьяком. Не сложилось…

- Он в одиночку вытащил сборную СССР на молодежном чемпионате мира-86 в Канаде. Наши выиграли в финале у хозяев 4:2. Он стал там лучшим вратарем, попал в состав символической сборной. Об этом мало кто сейчас знает, но Женя тогда сыграл потрясающе, - вспоминает Алексей Ивашкин.

Алексей Валерьевич, нынешний тренер вратарей чеховского "Витязя", рассказал нам о своем первом сезоне в составе знаменитого тихоновского ЦСКА. Сезон 88/89, девятнадцатилетний Ивашкин провел свои первые матчи в составе команды мастеров после стажировки в СКА МВО.

- Вас брали на место второго вратаря?

- Так даже и не скажу, второго или третьего, - улыбается Ивашкин.
 
В тот год в ЦСКА играло сразу несколько вратарей: это и молодой Максим Михайловский, и проводивший последний сезон опытный Леонид Герасимов, и сам Алексей Ивашкин. Ну а первым номером начинал сезон Евгений Белошейкин. Тот самый, о ком говорили как о замене завершившему карьеру Третьяку. И тот самый, кто потом так  трагически ушел из жизни. Именно о Евгении мы и попросили рассказать Алексея Ивашкина. Потому что кто может знать вратаря лучше, чем его напарник, да еще деливший с ним комнату на известной всему миру базе, которая так долго заменяла советским хоккеистам дом?

- Женя никогда не воспринимал нас как соперников, - вспоминает Ивашкин. - Может, где-то, в каких-то командах, вратари и соперничают, а у нас такого не было. Он знал, что сильнее нас, вот и все.

Это знал не только Белошейкин, знала, кажется, вся страна. Нет, не о том, что Евгений лучше Алексея или Леонида, нет. Белошейкин был просто лучшим, - по крайней мере, в то время и в той стране. А может, и не только в той. Ведь стал же он лучшим вратарем во время знаменитого "Рандеву", обогнав более опытного и именитого Гранта Фюра. А когда на чемпионатах мира в Москве и Вене Евгения не признали лучшим вратарем турнира, нашлось много тех, кто считал это решение несправедливым.

- На что был похож его стиль игры?

Алексей Валерьевич надолго задумывается:

- Его стиль? Не знаю. Тут и "баттерфляй", и… Да все, что угодно. Нет, его нельзя взять в какие-то рамки. Он настолько был самобытен, настолько вратарь от Бога! Не знаю, с кем его сравнить. Я таких в то время не видел.

А не сравнивать его было нельзя, потому что он сменил в воротах главной команды страны не кого-то, а самого Третьяка. Казалось бы, непосильная задача для восемнадцатилетнего парня.

- Он из молодежной сборной сразу шагнул во взрослую, - рассуждает Ивашкин. - Это просто нереально для вратаря. Это же не простой игрок, вратарю нужно адаптироваться в команде, привыкнуть. Не просто стать в ворота, а доказать всем, и своим же одноклубникам тоже, что тебе можно доверять. От этой уверенности в игре многое зависит. А представьте, как сложно было это сделать пацану, который никому не известен. Тем более, если он пришел на замену такому кумиру, как Третьяк. Но Женя справился.

- Кто тогда в ЦСКА работал с вратарями?

- Да никто не работал. Не было вот такого специального тренера, чтобы мог подсказать что-то, посоветовать… Разве что старшие товарищи. А так, до всего своим умом доходили, на своих ошибках учились.

Увы, "наследник Третьяка" так толком и не вступил в права наследования. Все были убеждены, что его ждет блестящее будущее, но сезон 87/88 стал лебединой песней молодого вратаря. За быстрым взлетом последовало еще более стремительное падение. Но мы не станем сейчас вспоминать его подробности. Не сегодня. Не хочет говорить об этом и Ивашкин:

-  Про это и так много понаписали. Сколько можно? Женя был хорошим парнем. добрым, отзывчивым. Я многому у него научился в плане мастерства. И хватит об этом.

Кто поймет вратарскую душу? Да и стоит ли теперь, спустя столько лет, копаться в чужих несчастьях? Может быть, лучше просто помолчать и вспомнить этого талантливого вратаря, так и не ставшего поистине великим. Или положить две гвоздички на могилу на Богословском кладбище в Санкт-Петербурге.
Дата: 18.11.2009

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет