Александр Дреев: cудейство — продолжение хоккейной жизни

43-летний арбитр Александр Дреев вторым в истории ВХЛ провел 500 матчей в лиге. Ранее эта отметка покорялась только Сергею Черезову. В интервью юбиляр рассказал о восприятии критики, личных фанатах и прощальном матче в Перми.

2y-cvHc8lHQ-text.jpg

- У хоккеистов принято спрашивать о первых шагах в хоккее. А как вы начали свою карьеру?

- Начинал я, конечно, с хоккея, с семи лет занимался в спортивной школе в Караганде, откуда я родом. Судить начал в 20 лет, тем самым продолжив династию: мой отец - бывший арбитр. Не всем же играть в хоккей. Кто-то заканчивает из-за травмы, кто-то - из-за отсутствия перспектив. А судейство - это то, что дает шанс заниматься любимым делом, это продолжение хоккейной жизни.

- То есть всем бывшим игрокам - путь в судейство?

- Конечно, нет. Кто-то уходит из хоккея и идет на завод, другой открывает свой бизнес... Каждый сам делает свой выбор. Быть судьей очень непросто.

- Что самое сложное? Научиться не принимать все на свой счет?

- Первое время, конечно, все это воспринимается тяжело. Здесь своя специфика - надо быть психологически устойчивым и не обращать внимания на очень многие факторы. И если ты постоянно зацикливаешься, копаешься в себе, становишься неуверенным, значит, это не твое и продолжать не стоит. Понятно, что все ошибаются, но ошибки судей чаще всего на поверхности. Когда игрок ошибается и не забивает в пустые ворота - бывает, да и ладно, об этом все быстро забудут. А судья ошибся - гол, и все, ты персона нон грата.

- Как справляетесь с этим?

- С возрастом спокойнее... Давно переболел. Естественно, все равно переживаешь внутри себя, анализируешь, от этого никуда не деться. Лучший судья - тот, который совершает меньше всего ошибок, а совсем их искоренить невозможно, слишком субъективная у нас профессия. Хотя сейчас стало проще: видеокамеры со всех сторон, можно игровые моменты пересмотреть - на взятие ворот, на наложение больших штрафов. Когда я начинал судить, не было таких возможностей: ты на поле один и права на ошибку нет. Принял решение - правильно, неправильно - уже не исправить.

Раньше и судили в одного главного, сейчас - вдвоем. Хоккей меняется, меняются скорости, поэтому без помощи напарника и видеоповторов уже не справиться.

MaeBd9STZrk-text.jpg

- У клубов есть возможность прислать претензии по судейству. Часто ли «жаловались» на вас?

- Никогда не считал. (Улыбается). А вообще да, у клубов есть такая возможность. Комиссия рассматривает и оглашает вердикт. Да и сам со стороны смотришь и видишь, что правильно, а что нет. Если одна или две ошибки, не повлиявшие на игру, - это одна история, а если неправильные решения арбитра повлияли на ход игры, то следуют финансовые наказания, отстранение от матчей. Кроме того, есть инспекторы, руководители судейского отдела, которые профессионально оценивают работу каждого судьи в каждом матче.

- Самое сложное решение, которое вам приходилось принимать?

- Насчет сложных решений ничего не скажу, каждый спорный момент специфический, а их в каждом матче очень много. Есть, конечно, и стандартные удаления или нарушения.

- У хоккеистов много курьезных случаев, когда забывали, к примеру, коньки или шлем. У судей есть подобные истории?

- У всех бывает, обычное дело. Можно свисток забыть. (Смеется). Хорошо, если оставил его в кармане брюк, а если в судейской, то уже ничего не сделаешь - либо у напарника брать, либо просить, чтобы кто-нибудь из бригады быстренько сбегал и принес. А вообще с логистикой много курьезов происходит. Можно опоздать на матч, багаж часто не прилетает в нужный город. Кстати, многие судьи поэтому свой свитер берут в ручную кладь, все остальное можно найти у местных ребят, а вот свитер - нет. Однажды ехал на матч "Витязя" со "Спартаком", из-за пробок на МКАДе опоздал и вышел только на  17-й минуте первого периода. А Сергей Карабанов, который ехал за мной в трех километрах, только к третьему периоду успел.

- В 2023 году вы дошли до полуфинала.

- У судей все по спортивному принципу: ошибся - в финал не попал. Так получилось, потому что допустил ошибку, дал удаление за игру высоко поднятой клюшкой. Вроде, и видео посмотрели, но нам его показали не совсем корректно.

- Судить финал для арбитров - то же самое, что играть в финале для команд?

- Думаю, да. Финал - это вершина, ты к нему идешь весь сезон.

TB6EmgTDbWU-text.jpg

- Что было вашей вершиной?

- Если речь про ВХЛ, то финал 2019 года между "Рубином" и "Сарыаркой". Если про карьеру в целом, то отмечу свои почти 100 матчей в КХЛ. Эти матчи и запомнились, пожалуй, больше всего.

- Вы - второй в истории лиги судья, которому покорилась отметка в 500 проведенных матчей. Как-то особенно готовились к юбилею?

- Я, конечно, знал об этом. Кроме того, сразу решил, что это будет и мой последний матч. В этой связи мне дали возможность выбора города. Кстати, для второго главного судьи Эдуарда Ибатулина этот матч тоже стал прощальным.

- То есть Пермь была выбрана неслучайно?

- Нет, я знал, что тут будет отличная атмосфера. Рад, что руководители смогли приехать. Еще всегда нравилось судить в Рязани, там у меня даже есть собственные фанаты. (Улыбается). Всегда поздравляют, дарят подарки, кричат "Александр Анатольич". Ни один судья в мире, наверное, не может этим похвастаться.

- Был ли какой-то специальный подарок по случаю 500-го матча?

- Да, перед матчем в Перми получил именной перстень и памятную тарелку.

- В юбилейной для вас встрече решалось, кто станет обладателем Кубка Шелкового пути. Чувствовалась особая ответственность?

- Конечно. Атмосфера на матче была потрясающая. Правда, был один очень сложный момент - забросили нелегитимную шайбу с помехой вратарю, но в итоге мы приняли правильное решение.

- Вы упомянули работу в КХЛ, а чем специфика работы в ВХЛ?

- Разве что атмосфера другая: там стадионы больше. Хотя мой последний матч в Перми ничем не уступал - полные трибуны, шесть тысяч зрителей, супермотивированные команды, Кубок Шелкового пути на кону. Очень классный хоккей!

- В КХЛ судьи называют игроков по прозвищам.

- У нас это тоже есть, причем в обе стороны. (Улыбается). И они меня называют Дреем, конечно, не все, но самые "ветеранистые" могут себе позволить. А вообще за столько лет уже много друзей среди и тренеров, и игроков. Мой лучший друг с детства - главный тренер "Сарыарки" Владимир Князев. Болею за него, сейчас уже можно. (Смеется).

- Какое общение с тренерами можно назвать образцовым?

- Главное - субординация: тренер должен уважать судью, а судья - тренера. А уже нюансы понимаешь с опытом. Кроме того, в ФХР есть штатный психолог. Каждый год на сборах она проводит с нами психологические тренинги, семинары, обсуждаем, как разговаривать с игроками и тренерами. Раньше все было, конечно, так, по-простому, а сейчас - профессиональнее некуда. Психологическая подготовка очень важна, и все это понимают.

- Какой совет дадите начинающим судьям?

- Если хорошо получается в судействе, иди вперед, не останавливайся, развивайся и расти. Если впал в ступор, не надо сидеть и ждать - ищи что-то другое, где получится лучше.

- Пришло осознание, что больше не выйдете на лед?

- Я с этим уже как-то свыкся. Думаю, все равно будем пересекаться с коллегами, может, судьей "Видеогола" возьмут. В инспектирование пока идти не хочу: надо полностью погружаться в процесс, ездить в командировки... Сейчас выбрал другое направление - не хоккейное. Но однозначно буду очень скучать!

Яна Наконечная специально для ВХЛ

Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Сейчас обсуждают