Геннадий Курдин: тренерская школа у нас потеряна. Надеюсь, "Красная Машина" поможет

Первый тренер Никиты Кучерова и Никиты Гусева Геннадий Курдин в интервью AllHockey.Ru рассказал о своей работе в школе "Красная Машина Юниор", а также поделился мнением о состоянии института детских тренеров в России.


"Ротенберг делает школу "Красная Машина Юниор". Думаю, что это пойдет дальше"


- Геннадий Геннадьевич, расскажите, как вы начали работать в школе "Красная Машина Юниор"?

- Я начинал работать с ребятами 2011 года еще в Подольске семь лет назад, когда вел команду 2002 года. Ребята тогда еще были маленькими. Сейчас из той команды у меня осталось три-четыре человека. Потом я с ними же работал с августа 2019 года  в Балашихе, в "Авангарде". Из той команды сейчас играют 10-12 человек. Затем продолжил работать с командой 2011 года на в ледовом дворце "Генезис" в  Долгопрудном с июля 2020 года , Именно там сформировалась школа ШВСМ и полностью команда 2011 года рождения. Но у этой школы не приняли заявку на чемпионат Москвы. В тот время на нас вышел президент ветеранской команды "Гранит" со влиятельными связями и со спонсорами. Он предложил объединиться и готовить игроков. Меня это предложение заинтересовало, потому что нам нужна была заявка и финансирование. Но в самом начале совместной деятельности наши интересы разошлись, У меня на первом месте хоккей и подготовка хоккеистов, а у него — другие интересы. Меня вывели из этого проекта, но родители не захотели оставаться с новыми тренерами и попросили меня сохранить команду. Было тяжело, но мы продолжали  тренироваться, трудиться на другой арене и искать выход из ситуации. На меня вышел Денис Абдуллин. На тот момент у него было место в чемпионате под названием "Металлург" (Москва), но не было достаточного количества игроков 2011 года рождения для участия в Кубке Москвы. А у меня уже была готовая команда. В конце августа 2021 года я, Абдуллин и родители договорились, что если команда на Кубке Москвы под именем "Металлург"  выходит в первую группу, то он гарантирует финансирование.

- Чем он это мотивировал?

- Денис мне сказал, что у него есть договор с магнитогорским клубом насчет того, что если мы выйдем в первую группу первенства Москвы, то нам дадут финансирование. В прошлом году мы играли за счет родителей. Команда выполнила задачу, за год выйдя из третьей группы в первую. А в июне мы встретились с Абдуллиным, и он сказал, что Гомоляко его обманул, и денег не будет.

Я уже до этого понимал, что такая ситуация может произойти, и поэтому обратился за помощью к Роману Борисовичу Ротенбергу. Через свои источники я знал, что "Металлург" не собирался финансировать нашу команду. Мы рассматривались просто как франшиза. Абдуллин обиделся, начал говорить, что он вкладывал деньги в команду, хотя все было полностью за счет родителей, в том числе и организация игр на Кубок Москвы - оплата льда, судей, скорой помощи, заявки, страховки и так далее. Я по-доброму попросил его отдать место  ребятам в первой группе, ведь они играли, тренировались, трудились, завоевали своим трудом, да и родители оплачивали все!

Но Денис не захотел этого делать. Он посчитал, что в той победе есть его заслуга, начал в срочном порядке набирать детей в свою команду. У него ничего не получилось, а мы ушли в "Красную Машину Юниор". Пришлось снова начинать с третьей группы.

Не понимаю, почему у нас в России такая система? Почему в этой ситуации на первом месте оказался не детский труд и заслуга ребят, а выгода  функционера? Ведь это же не единственный случай? Я считаю, самое главное – это дети, а за ними стоит наш и мой труд. Если они выиграли это место в первой группе, почему им его не отдали? Я не знаю. В этой третьей группе мы забрасывали по 60-70 шайб за матч. Кому это интересно? Абдуллин, как я говорил, так и не смог набрать детей, и поэтому в первой группе до Нового года играли девять команд вместо положенных десяти. Место пустое было. Сейчас может произойти похожая история с командой 2012 года ХК "Север", посмотрим, как будет происходить ситуация.

- Сразу ли Роман Борисович согласился взять команду под свое крыло?

- Вы же видите, как он организовал детский хоккей в Питере. Пятнадцать лет назад там вообще ничего не было. Программа "Красная Машина" – это его задумка. Он ее главный организатор. Сейчас он потихонечку делает школу "Красная Машина Юниор". У нас уже есть команды 2011, 2013 и 2014 годов рождения. Думаю, что это дело пойдет дальше. Пока что у школы нет своего дома. Два возраста тренируются на Arena Play на Ботаническом саду, еще один – в СК "Молодежка" на Мологвардейской. Думаю, что со временем Роман Борисович построит свой объект.

Как обстояло дело с моим приходом? Я вышел на Ротенберга через ребят, которые играют у него в СКА. Ожиганов, Гусев, Хуснутдинов – через своих воспитанников. Кроме того, там много моих подопечных из команды 2002 года, которые ушли в систему СКА. И он нас взял под свое крыло. Сейчас мы играем во второй группе первенства Москвы.

- И вы продолжаете обыгрывать своих соперников с крупным счетом.

- Да, десяток за игру мы забиваем. Во второй группе команды все-таки посильнее, чем в третьей. Думаю, что сейчас мы займем первое место, и в конце сезона примем участие в переходных играх. Надеюсь, что в следующем году будем играть в первой группе – там, где нам и надо быть.



"В СССР мы играли во все игры. А сейчас некоторые не знают, что делать с мячом"


- Неоднократно комментировал матчи "Красной Машины Юниор" и видел, как вы постоянно, даже при счете 10:0 в пользу вашей команды продолжаете критиковать своих подопечных. Только так можно добиться их роста и развития?

- Только так. Тем более, мы играем во второй группе. Чем их мотивировать? Нам надо-то в первую группу. А мы можем скатиться до уровня третьей и всю жизнь там играть. Поэтому приходится мотивировать ребят, доставать из них, заставлять и говорить им, что у нас другая цель. Это же происходит и во взрослом хоккее. Возьмите вот магнитогорский "Металлург". Там хороший подбор игроков. По сути, та же команда в прошлом году дошла до финала Кубка Гагарина. Но сейчас она вылетела в четвертьфинале. А ведь ребята-то те же, что были и в прошлом году.

- Все дело в мотивации?

- Конечно! Только чуть-чуть к себе требования сбавили – и все! Возьмем, например, "Адмирал". Мастеров в команде нет, там все работает на мотивации, на умении тренера заставить, найти какие-то рычаги, сплотить команду. Я более чем уверен, что в следующем году у "дальневосточников" такого результата не будет. В этом сезоне они потратили очень много эмоций, а мастерства у них большого нет. Тяжело этих ребят будет мотивировать. А детей тем более надо постоянно подталкивать. Чуть только ребенок добьется какого-то успеха – все, он перестает работать. Начинается вальяжность. У меня были выпуски 1992 и 2002 годов рождения. И я уже давно убежден, что тренеру нужно уметь пихать, толкать, заставить, доставать все из детей, чтобы они росли и двигались вперед. Другого способа я не вижу.

Дети с каждым годом становятся более домашними и ленивыми. Все в айфонах, телефонах, компьютерах. У меня как-то спрашивали, какой год был лучше: 1992-й или 2002-й? Понятно, что в команде 1992-го были ребята с улицы, из того прошлого. 2002-й был более домашним, а нынешние дети еще более мягкотелые и не приспособленные к жизни. Все-таки хоккей – это мужской вид спорта. Там и подраться, и постоять за себя иногда приходится. Приходится воспитывать в них неуступчивость.

- Поддаются ли ребята воспитанию?

- Ну а как же, если ты с ними работаешь? Если ничего не будешь делать, то и они не будут меняться. Все зависит от работы тренера. Какой тренер – такие у него и игроки. Точно так же все работает и во взрослом хоккее. Тренер – это лицо команды, она повторяет его.

- Вам, как тренеру, интереснее ли работать с более домашними детьми? С ними все-таки сложнее…

- Они все сейчас почти домашние. Ведь хоккей – недешевый вид спорта. Детей сейчас привозят и увозят с тренировок. В этом плане почти все они одинаковы. Просто кому-то чуть больше дано играть в хоккей, а кому-то – чуть меньше. Задача тренера – развивать игроков. Когда-то я попробовал взять 15-16-летних ребят из разных школ, где они не подошли. Очень тяжело в этом возрасте с ними работать. Поэтому я отбираю маленьких, пятилетних ребятишек, и начинаю вести и воспитывать их с этого возраста. А как работать с 15-летними, когда все они пришли из разных мест? Дал им мяч – а они его в первый раз увидели!

Дети сейчас очень неразвитые. В СССР мы росли на улице и играли во все игры. Футбол, баскетбол, волейбол, лапта… А сейчас некоторые не знают, что делать с мячом. Поэтому у нас и такой ранний набор. Несколько лет назад меня спросил кто-то из ветеранов: "А зачем так рано набирать детей? Мы вот в свое время в 12 лет приходили". Но мы приходили-то с улицы, умея кататься и играть во все игры. Я сам в первый раз попал на искусственный лед в 16 лет. Но со мной тренерам было проще, так как я до этого играл во все. Меня просто нужно было научить тактике. А сейчас мы детей всему учим. Если парень придет в 12 лет, ты не успеешь его подготовить.

"Команда – это главное. Играешь на партнера, а партнер – на тебя"

- Сейчас хоккей из-за дороговизны снаряжения стал игрой для детей из обеспеченных семей. Что делать ребенку, родители которого зарабатывают не так много, а ему хочется играть?

- Это не мне надо вопрос задавать, а людям, которые отвечают за социальные проекты. Я сам много думаю над этой проблемой. Знаю, что сейчас в Омске  уже ввели уроки хоккея. Там в школах учат детей играть и выдают им форму. Конечно, это хороший момент. Надо, чтобы в школах было два-три урока в неделю, где детям бы преподавали хоккей. А тренеры из профессиональных академий бы приходили туда и набирали ребят в команды. Но как выявить талантливого ребенка? Его же надо поставить на коньки, чтобы он хотя бы три раза в неделю занимался на протяжении года. А для этого нужны программы, средства… Как выдернуть талантливого ребенка из общей массы? Думаю, деньги под это дело можно найти.

- Как в этом плане помогает Национальная программа подготовки хоккеистов "Красная Машина"?

- Она направлена  на молодых тренеров. Тяжело же всегда начинать, ведь у тебя нет большого опыта. Вот здесь программа и помогает. А у меня уже огромный опыт. Я и сам участвовал в ее создании в роли консультанта. Если говорить конкретно – помогал с тактическими моментами для детей старших возрастов в обороне и атаке, переходе из одной фазы в другую. Все это было основано на опыте работы с командами 1992 и 2002 годов. Надеюсь, что программа поможет тренерам. Считаю, что тренерская школа у нас потеряна. Много коммерции, подкаток. Ведут своих детей в хоккей люди, у которых есть финансы.

- Как бороться с этой коммерцией?

- Есть, наверное, полезные подкатки для начинающих и отстающих. Тяжело бороться с коммерцией. У нас и в школах распространены дополнительные занятия. Целая система выстроена в стране. Откуда она к нам пришла? Наверное, из-за границы.

- Или же ее придумали тренеры, у которых маленькие зарплаты, и им не хватает денег.

- Денег много не бывает, как говорится. Но опять же, если ребенок поздно пришел в хоккей, и основных тренировок ему не хватает, тогда эти подкатки имеют право на жизнь. Но дальше нужно работать в команде. Я вот беру детей с маленького возраста, и моей команде 2011 года рождения подкатки уже не нужны. Если же появляется нужда в дополнительных занятиях, то мы всей командой снимаем лед. Хоккей – это все-таки командный вид спорта.

- Как вы предпочитаете общаться с ребятами? Есть ли какая-то грань жесткости, которую ни в коем случае нельзя переходить?

- Грань, конечно, есть. Ее очень тяжело определить, потому что дети все разные. На кого-то ты посмотришь, и он все сразу понимает. . Нельзя переходить через мораль и законы. Разный подход к разным детям нужен. Бывают и неуправляемые ребята.

- Как к таким детям найти подход?


- По-разному бывает. Нужно находить компромисс, объяснять им. От кого-то приходится избавляться, ведь такие дети мешают команде и своим партнерам развиваться. Чем старше ребят ты берешь, тем с ними тяжелее. С маленькими проще. Например, в этом году ко мне пришла пара человек. Они здорово начинали, были лучшими в Москве по 2011 году. И мне с ними тяжело. Переучивать всегда тяжелее, чем учить. Видно, что ребята способные, но у них другие понятия о хоккее. Они сильно отличаются от тех, которые должны быть. Приходится работать, учить, доказывать, что надо делать так, а не этак. Процесс тяжелый и долгий.

- И, как правило, борьба заканчивается в вашу пользу?

- Либо ребенок перестраивается, либо мы с ним расстаемся. И он сам, и родители все понимают, поэтому происходит переход в другую команду. Если ребенок не принимает законы нашей команды, пусть идет в ту среду, в которой он до этого воспитывался. Команда – это главное. Играешь на партнера, а партнер – на тебя. А есть тренеры, которые воспитывают в своих подопечных индивидуалистов. Дескать, никому не отдавай, делай все сам. Конечно, нужны лидеры, которые умеют обыгрывать. Но без умения играть с партнером ты ничего не добьешься.



"Если ребенок не сможет пробиться в хоккей, он пойдет учиться дальше. И хоккей поможет ему в жизни"

- В чем состоят главные плюсы существования "Красной Машины"?

- Это единая национальная программа, которой у нас раньше не было. Тренеры раньше постоянно брали какие-то вещи из шведских и финских программ. Сейчас же все упорядочено.

- Дают ли уже сейчас знать о себе ее преимущества?

- Те, кто занимается развитием программы, постоянно ездят по школам и дают консультации. Тут только время покажет. Я не участвую в продвижении программы, у меня другой фронт работы. Передо мной стоит задача готовить игроков.

- В чем именно "Красная Машина" лучше своих иностранных аналогов?

- Знаете, я так глубоко не погружен, поэтому не смогу вам ничего сказать. Я больше практикой занимаюсь. Об этом надо поговорить с ребятами, которые рекламируют и преподносят этот проект. Они вам лучше расскажут о преимуществах.

- А что говорят ваши коллеги-тренеры, которые по ней работают?

- Не знаю, я с ними на этот счет особо не общался. Об этом надо говорить с руководством школ, где внедряют программу.

- Вы что-то взяли в свою работу из НППХ?

- Зачем мне что-то брать, если у меня самого огромный опыт? Наверное, составители программы больше взяли у меня. Хоккей ведь давно придуман. Я больше даю сейчас. Молодые тренеры работают со мной, я им постоянно что-то подсказываю.

- Есть ли сейчас в нашей стране перспективные молодые детские тренеры, которые придут вам на смену?

- Есть, наверное, но их немного. Этих тренеров надо готовить. Должны быть дядьки-наставники. Надеюсь, что в нашей школе "Красная Машина Юниор" мы построим эту систему. Нужно, чтобы мы готовили не только детей, но и тренеров. Их нужно вести точно так же, как и игроков. В Советском Союзе, например, везде было наставничество. На заводах, в школах всегда учили молодых. Сейчас проблема молодых тренеров заключается в том, что они заканчивают институт, приходят работать, берут свисток и считают себя "великими тренерами". А им нужно еще несколько лет поработать с наставниками, чтобы те их всему научили. Вместо этого этим тренерам сразу же дают команду. И кого они подготовят? Надо воспитывать тренеров.

Сейчас в профессию приходят молодые люди, у которых "пальцы веером" и мания величия. Рекламируют свои подкатки, говорят, что они все умеют. У нас вот, на Arena Play, занимается группка детей. И там тренеры делают подкатки. Реклама у них хорошая. Смешно, конечно. Народ идет, их там 5-7 человек. Вижу я, что там происходит, и мне жалко родителей.

- Получается, люди просто деньги делают?

- Да конечно! Что вы, там реклама хорошая! Шведская, американская система – все намешано там.

- А по факту – ничего.

- Конечно, ничего. Что они там тренируют впятером-вшестером? Надо, чтобы было человек тридцать, чтобы были вратари. Надо работать по-другому. Таких подкатчиков на каждом катке море. И они умеют убедить родителей в том, что это то, что им нужно.

- А как вы выстраиваете общение с родителями детей?

- Когда родители приводят ко мне своих детей, они знают, что у меня есть именитые выпускники. В 8-9 лет я делаю костяк команды и говорю родителям, что все ребята, конечно, хоккеистами не будут, но я готовлю из них профессионалов. Что они ходят ко мне не просто для здоровья, чтобы занятий не пропускали, дисциплина была и порядок.  Родители уже настраивают детей на то, что это все серьезно, а не просто так поиграться. И вот я их готовлю. Родители  же больше с ребенком общаются. Нужно, чтобы они ему объясняли, что это серьезное дело, а не игрушечка. Да, хоккей – это игра. Но это серьезное занятие. Моим игрокам сейчас по 12 лет, и я им говорю: "Ребят, времени у вас осталось очень мало". К хоккею нужно очень серьезно относиться. Питание, режим. Объясняю родителям, что именно их дети должны кушать, что им нужно вовремя ложиться спать. Школу также нельзя пропускать. У нас в Подольске был такой директор школы Сергей Левашов, который говорил: "Зачем вам учиться? Вы же хоккеисты!". Представляете? Это директор школы такое говорил. Я же всегда выступал за то, что учиться необходимо. Учеба развивает мышление. Опять же, если ребенок не сможет пробиться в хоккей, он пойдет учиться дальше. А хоккей поможет ему в жизни.

У меня были ребята из выпуска 1992 года, которые не пробились в профессиональный спорт. Но они потом приходили ко мне и говорили: "Геннадич, мне помог хоккей, я понял, что в жизни нужно бороться и выживать". Иногда встречаемся с выпускниками, общаемся.

- Как часто это происходит?

- Раньше у нас была традиция – мы собирались раз в год в межсезонье. Кучеров, Гусев приезжали, и мы летом встречались. Но из-за пандемии и мы перестали собираться. А раньше мы собирались составом в десять-пятнадцать выпускников. Сидели, болтали. В Подольск вот ребята 1992 года приезжали к моей команде 2002-го, в футбол как-то раз с ней сыграли. Некоторые ребята в судьи пошли, один человек работает в ФХР. Так что, иногда мы встречаемся на хоккее, а иногда – просто так. Но со своими воспитанниками я всегда общаюсь и по телефону, и они ко мне приезжают. Я всегда рад встречам со своими ребятами.

Источник фото: Официальный сайт КХЛ

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Сейчас обсуждают