Иван Вишневский: в НХЛ надо знать своё место

Новости
28 февраля, пятница
1
В эксклюзивном интервью нашему корреспонденту Иван рассказал о разнице юниорских лиг и АХЛ, что Николай Лемтюгов поступил правильно, когда уехал в Россию, и о том, как его выбирали на драфте.

- Иван, давайте начнём с самого начала. Как Вы вообще попали в хоккей?

- Я ещё в детском саде был достаточно шабутным. Попросил, чтобы меня отдали в спорт. Вот я и пришёл в хоккей.

- А почему именно в хоккей, а не, например, в футбол или теннис?

- У меня сосед хоккеем занимался. Он и посоветовал.

- Вы не могли рассказать о своих первых шагах в хоккее?

- Кажется, это было первого сентября. Я пришёл в барнаульский "Мотор", потому как там была запись. Нет, конечно, мы и до этого там уже катались, нас просматривали, а вот первого сентября всё уже стало серьёзно. Уже по группам разбивали, спрашивали кто в какую смену учится, кто когда родился… А я пришёл к ребятам 86-го года, и никто ничего не знал. Меня спросили: "Ты в каком классе учишься?". А я ответил, что, мол, я ещё в детском саду. Все посмеялись. Вот так вот всё и началось. Сначала играл за 86-й год, потом появилась группа 87-го года, и я стал уже в двух группах играть, и там и там. Затем появилась группа и 88-го года. Иногда приходилось даже так, что я за одну группу отыграю, коньки сниму, бегу уже в другое место, надеваю коньки и снова на лёд.

- Получается, Вы всё время играли за старшие группы. Вы считаете, это Вам помогло?

- Думаю, что да. Потому что всё время приходилось тянуться. Это сейчас несильно чувствуется разница в год-два, а раньше это чувствовалось довольно сильно.

- Вы достаточно рано уехали за океан. Чем было мотивировано Ваше решение?

- Тогда был такой период, когда молодых заявляли по Суперлиге. И никто ничего конкретного не говорил по поводу, будешь ли ты в первой команде или во второй. А вот в Квебеке всё было предельно понятно. Я знал, что я приеду и буду играть с ребятами примерно моего возраста. Я решил попробовать себя в их хоккее. Тем более, что знал, что буду больше времени проводить на льду. В Суперлиге я играл всего две смены за матч.

- Выступая в Квебеке за "Хаскис", у Вас была какая-то умопомрачительная статистика. Играя в защите, Вы набирали почти по очку за игру. А вот в АХЛ вы заметно сбавили обороты. С чем это связано?


- Как Вам сказать… Понимаете, юниорка – это юниорка. АХЛ - совсем другой уровень. Здесь играют уже те, кто и в НХЛ играет. Они то там, то здесь. Например, у нас на воротах стоит небезызвестный Мэнни Легаси. А почему так мало очков набираю… Вообще-то я за ними не очень и слежу. И потом в юниорке у меня были совсем другие задачи. Там я выходил на лёд во всех ситуациях - и в большинстве, и в меньшинстве, и четыре-на-три, и четыре-на-четыре. Здесь же меня выпускают играть против какого-то определённого звена. Многие недооценивают уровень АХЛ. Здесь тоже достаточно талантливых людей, которые могут "раздеть и разуть", как говориться. Первый год ты учишься, присматриваешься. По сравнению с юниорскими лигами, здесь хоккей во много раз быстрее и техничней. В России думают, что в АХЛ играют какие-то убийцы. Дескать, им лишь бы догнать, убить, сломать, это всё не так. Здесь быстрый и техничный хоккей. Всё надо делать быстро. Чуть опоздал - наказали.

- В своё время вы играли на Top Prospects Game. Не могли бы об этом немного рассказать?

- Туда приглашали игроков, которые уже играют в Северной Америке и будет задрафтованы примерно с первого по третий раунд. Европу здесь не учитывали. Просто отобрали тех, кто уже в Америке играет. По 20 полевых и два голкипера на команду. В принципе, это мало чем отличалось от Матча Всех Звёзд НХЛ. В первый день у нас были конкурсы, а на следующий день - игра. На конкурсы смотрели только скауты, а вот на игру уже и болельщиков пустили.

- Насколько от этого зависит итоговый номер драфта, как Вы считаете?

- Я Вам так скажу. Я вот помню, что там один защитник был, забыл, правда, его имя, который шёл под 11-м номером в общем списке. А в итоге его выбрали только в третьем раунде. Драфт - это своего рода лотерея. Только первые номеров пять могут реально знать, куда они попадут. А вот потом уже тяжело сказать… Кому-то нужен вратарь, кому-то нужен защитник. Здесь трудно предугадать.

- Многие считают, что на грядущем драфте самый высокий номер из россиян получит Дмитрий Куликов, который, кстати, играл на Top Prospects Game не так давно. Что скажете по этому поводу?

- Он сейчас играет в Канаде, поэтому ему намного проще. Играл бы он в России, всё было бы совершенно по-другому. Потому что часто такое бывает, что человека задрафтуют, а он потом отказывается ехать туда. Скажем, есть два игрока - один русский, другой - канадец. Скорее всего, задрафтуют канадца, потому что он точно будет здесь играть. А с русскими - это 50 на 50. Кто его знает - приедет он или нет? Потому шансы быть задрафтованными в первом раунде невелики. Конечно, если ты Овечкин или Малкин - здесь другой разговор. К тому же, в России сейчас платят большие деньги, поэтому никто не гарантирует, что даже если русский сюда приедет, он потом не уедет обратно. Как, например, случай с Павлом Валентенко.

- Раз уж мы так подробно остановились на теме драфта, может быть, расскажете о своём опыте?

- Перед драфтом приходится много разговаривать со скаутами. Они задают вопросы абсолютно нехоккейные. Они знают, что ты за игрок, им нужно узнать, что ты за человек. И вот команды присылают тебе своих представителей. Ты отвечаешь на вопросы, но тебе никто толком ничего не говорит. Вот ко мне дважды приходили из "Колорадо". Я с ними встречался и в Квебеке, и в Оттаве. Перед драфтом ещё с ними один раз потом уже разговаривал, а вот "Даллас" позвал меня в Торонто. Я прилетел, там у них какой-то свой психолог. С ним тоже поговорил. Ну и вообще на меня много клубов выходило. И "Детройт", и "Коламбус"… Сейчас уже всех и не вспомню. Я даже не знал, кто меня в итоге задрафтует. Более того, никто даже не считал, что меня выберут в первом раунде. Все ориентировались на второй. И вот мы сидим в этом зале, дело доходит до 27-го места, выходит представитель "Далласа" и говорит, что так и так, мы выбираем игрока из Квебека Ивана Вишневского. Я даже не понял, что это я. Мне агент уже говорит: "Вставай, это ты!". К сцене шёл в растерянности. Только на ней уже понял, что всё это реально происходит.

- А если не секрет, какие вопросы Вам задавали эти психологи из клубов?

- Там было много вопросов. Они хотят узнать, что ты за человек помимо хоккея. Что ты, например, предпочитаешь делать в свободное время, читать или в игры играть… Приводят различные ситуации. Например, шёл человек, у него упала сумка. Что бы сделал? Вот такого вида вопросы. 

- Вы играете за океаном четвёртый год. Проблем с языком уже нет?

- Я три года играл в Квебеке, а там люди не особо по-английски разговаривают. Даже в команде-то на нём говорило человек шесть. Я ничего специально не учил. Просто прислушивался, запоминал. Складывал слово к слову. Сейчас проблем уже в общении не испытываю.

- А в школу какую-нибудь Вы на занятия не ходили?

- У нас был курс английского языка, но я же говорю, что в Квебеке никто особо на нём не разговаривает. Даже наш преподаватель далеко не свободно разговаривал по-английски, поэтому он мог нам дать только основы.

- Любопытно. У нас на портале недавно было интервью с Дмитрием Кугрышевым, и он заверял нас совершенно в обратном.


- Понимаете, у него немного другая ситуация. Квебек Сити - большой город. Там тысяч 800 живёт, кажется. Поэтому он фактически двуязычный. А я вот играл в маленьком городке, там живёт-то всего 40 тысяч. Так что там в плане английского всё совсем туго.

- После переезда в Северную Америку у Вас не появилось каких-нибудь привычек, которых не было до этого в России?

- В России мы проходим сборы. Здесь же ты должен самостоятельно подготовить себя к сезону. От этого зависит и твоё выступление. Хорошо подготовился - и сезон хорошо проведёшь. А если всё лето отдыхал, то и сезон никакой будет.

- Какие у Вас остались ощущения от Техаса?

- Только самые приятные. Играть при 22 тысячах - это невероятно. Всё это заводит, всё это интересно.

- Неужели в Техасе на предсезонные игры ходит по 22 тысячи?

- А мы играли только на выезде. Два раза с "Колорадо" и один раз с "Чикаго".

- Как Вам пока в Пеории?

- Ничего особенного. Болельщики здесь не так чтоб очень на нас ходят. Только если какой-нибудь важный матч. Да и город достаточно скучный.

- Ждут ли там назад Николая Лемтюгова?

- Я не думаю, что он собирается вернуться в Пеорию. Хотя здесь, да, здесь его ждут. Его и отпускать-то не хотели, до последнего уговаривали остаться. Думаю, что он поступил правильно. Ему здесь не давали шанса проявить себя. Его подняли на одну предсезонную игру и всё. Второго шанса ему не давали. Я вот сыграл три игры и могу сказать, что в первой очень волновался, а потом играл всё лучше и лучше. Я считаю, что надо дать человеку почувствовать себя. Трудно сделать вывод о человеке после одной игре. Он же талант! Может играть и в техничный и в силовой хоккей. Надо было дать ему хоть пять игр сыграть. Мне кажется, что ему, действительно, лучше было вернуться в Россию и доиграть этот сезон уже там.

- После ухода Лемтюгова, с кем Вы в команде больше всего общаетесь?

- Со всеми понемногу, проблем-то с языком нет. Тут со мной ещё один игрок из "Далласа" живёт - Крис Коннор. Конечно, здесь много женатых и с детьми, но я как-то стараюсь понемногу со всеми поддерживать отношения.

- Ваш контракт рассчитан на три года. Когда планируете заиграть в НХЛ?

- Знаете, трудно ответить на такой вопрос. Всё зависит от меня. В юниорке тоже было нелегко, понимаете, и здесь в АХЛ непросто. Там у меня была главная проблема, что я языка не знал. Здесь уже другая ситуация. Здесь у всех жёны, дети, девушки… Нельзя просто вот так подойти и сказать: "Пойдём где-нибудь посидим, покушаем…". Иногда, кажется, что ты одинок. Всё зависит от тебя, на самом деле. Пусть я и сыграл всего три игры в НХЛ, да и то не в оптимальных составах, но я могу сказать, что в НХЛ играть легче, чем здесь. Потому что в НХЛ каждый играет своё место. Ты знаешь куда ехать и куда пасовать. И ты знаешь, что там будет твой игрок. А в юниорке все бегают, прыгают, дерутся, толкаются. А в НХЛ все знают своё место. Как только ты найдёшь своё место - так и заиграешь в НХЛ. Кому-то нужно год-два, чтобы это понять, а кому-то и шесть лет. У всех по-разному.
Дата: 25.02.2009

Возможно вас заинтересует

Комментарии 1

# 15.07.2016 12:45
ржака