Вячеслав Козлов: есть другие методы воздействия на игроков, поэтому не обязательно кричать

О важности большинства, работе тренером и ключевых тенденциях хоккея.



После великолепной карьеры игрока Вячеслав Козлов стал тренером. И уже второй сезон является помощником Алексея Кудашова в московском "Динамо". В своем интервью порталу AllHockey.Ru Вячеслав Анатольевич рассказал о нюансах своей работы.


"Когда ты переходишь на тренерскую должность, то больше работаешь"

- Многие игроки на закате карьеры готовятся к тому, чтобы начать тренерский путь. У вас как было?

- Было такое. Когда уже подумывал заканчивать и еще продолжал играть, то анализировал уже более детально (прим. - тренерскую деятельность), начал понимать, что требуется. И сам, когда сидел на лавке, то оценивал других игроков: кто правильно сыграл, а кто неправильно. Потихоньку какие-то упражнения записывал, которые нравились, которые считал нужными для улучшения конкретных качеств.

- То есть в своем последнем сезоне вы четко знали, что продолжите в хоккее в качестве тренера?

- Да, еще играя, я получил предложение от "Спартака" и долго не раздумывал. Мой близкий товарищ тогда был назначен главным тренером - Герман Титов. Плюс я играл у "красно-белых" перед "Атлантом". Так что решил, что для начала тренерской карьеры "Спартак" - очень неплохой вариант.

- Хоккей заставляет жить долгое время одним образом жизни: постоянные индивидуальные тренировки, затем сборы, чемпионат. Какой был первый отпуск после окончания карьеры?

- Да, готовиться уже не нужно. Но вы понимаете, когда ты игрок, то приходишь на час-два в день, ни о чем другом не думаешь. За тебя составили график, расписание. Тренеры как раз это делают. Поэтому отпуск получается скомканным. С одной стороны, ты не тренируешься. А с другой - нужно решать какие-то проблемы и со сборами, и предсезонку нужно готовить. Когда ты переходишь на тренерскую должность, то больше работаешь. Может не физически, но на самом месте дольше времени проводишь.

- Когда хоккеисты приходят на должность тренера, то пытаются "убить" в себе игрока. У вас что-то подобное было?

- Мне все это говорили, но я могу пойти на пробежку или покрутить велосипед, с удовольствием сходить в зал. Но одевать форму, потом ее стирать - нужно меня очень сильно уговорить, чтобы я это сделал. Я играл до 42-х, закончил и спокойно к этому отношусь.

- Какой у вас пул обязанностей в "Динамо"? Потому что есть официальные, но еще и дополнительные.

- Обязанность - помогать главному тренеру. Я больше занимаюсь с нападающими, плюс большинством. У нас Алексей Николаевич дает еще поручения. Вот ребята пошли 2004 года, я их могу отдельно взять. Эти парни у нас перспективные, молодые. Объясняю им детали: как на вбрасываниях сыграть, где придержать кого. В зависимости, какое задание дают, такое и выполняю.



"Если ребята мастеровитые, с головой, то все будет хорошо"

- Говорят, что нынешние главные тренеры являются воплощением философии систем всех помощников.

- Мы можем главному тренеру подсказать, он с нами советуется. Но все основное: система и так далее - лежит на нем. Главный тренер несет ответственность, отвечает за результат. Поэтому, я считаю, что он (прим. - главный тренер), и у нас это так, должен от А до Я понимать то, во что мы играем и как мы играем. А помощники могут подсказывать, но не рулить процессом.

- Если учитывать, в какой форме сейчас игроки приезжают на сборы: все готовые, в хорошей форме, без жира, могут ли сборы сократиться и стать чем-то похожим на предсезонку в НХЛ?

- Думаю, что не за горами то время, когда хоккеисты начнут сами готовиться, а там уже неделя или десять дней на подготовку совместную. По крайней мере, все к этому идет. Ребята приезжают без лишнего веса, в полной готовности. Они понимают, что это их заработок и основной вид деятельности. Понимают, что придут новые - заберут их места.

- Мы уже перешли к тому времени, когда к каждому хоккеисту идет индивидуальный подход? Как у вас было?

- Я всегда сам готовился. В 19 лет уехал в НХЛ, у меня не было предсезонок. Мы уже как раз выше и говорили, что, надеюсь, у нас скоро это тоже будет. Конечно, к каждому игроку индивидуальный подход. Кому-то нужно уделить внимание броску, кому-то - катанию, передаче. Здесь нужно каждому хоккеисту улучшать то, что у него получается, работать над тем, чего нет в достатке. В основном для многих - игра в обороне и без шайбы. Возможно, в детском хоккее на этих элементах не делается акцент, но когда приходишь во взрослый хоккей, то от этого никуда не деться. Все должны обороняться, все должны уметь играть без шайбы.

- Процент реализации большинства, количество шайб в среднем за игру - это для вас ключевые показатели?

- Большинство - очень важно, конечно. Особенно, когда нужно игру перевернуть. Или ничья в концовке - важно забить. И даже если не забить, то измотать противника, чтобы следующая смена после большинства вышла. Но очень много факторов: плохой лед, неточный пас, шайба перескочила. Мы все хотим, чтобы большинство было на первом-втором местах в лиге, но не всегда это получается.

- Процент реализации большинства - это фактор мастерства?

- Да, конечно. Полностью согласен. В том году мы закончили высоко в этом показателе. У нас был Вадим Шипачев - один из лучших центральных КХЛ, и Слава Войнов, который два Кубка Стэнли выиграл. Я получал удовольствие, и мне было легко с ними работать. Не надо было их ничему обучать. Просто подсказывал. Мы хорошо сработались.

- Говорили, что Шипачев самостоятельно мог руководить большинством в своей спецбригаде.

- Он очень талантливый, умный и хитрый. На нем, конечно, все завязывалось. Но, когда что-то не шло или его перекрывали, то у нас были другие варианты. Мы его перекидывали на другой фланг. Здесь нужен и хороший бросок, и, чтобы защитник бросал, и под воротами играть. Вариантов много. Нужно выполнение. Если ребята мастеровитые, с головой, то все будет хорошо.



"У нас такая позиция, что мы искусственно вводим ребят в КХЛ, но не все готовы, к сожалению"

- Про игру 6 на 5 мало говорят, как относитесь к этому показателю? Почему в России снимают голкиперов за минуту-две, а в НХЛ могут и за все шесть?

- В НХЛ больше матчей, больше рискуют, наверное. Шесть на пять еще сложнее забить, чем пять на четыре. В основном это ведь концовка матча, обороняться всегда проще, чем атаковать и забивать. Не так много времени хватает в тренировочном процессе, здесь тоже нужно наигрывать, чтобы хоккеисты знали свои функции. В основном это броски, добивания.  В одной зоне 11 человек и такая маленькая шайба… Сложно в конце матча что-то разыграть, поэтому в основном все идет через броски. И такой навал канадского плана - все на ворота и в надежде затолкать.

- На драфте- 2022 года в первом раунде выбрали шведа Леккеримяки и финна Кемелля. Они стабильно играли в своих чемпионатах в большинстве. Почему в КХЛ так с этим сложно, почему не доверяют молодым в спецбригадах?

- Капризов у нас играл в большинстве. Во-первых, таких, как Капризов, мало. Во-вторых, из-за того, что у нас искусственный лимит. Два молодых игрока должны одеваться на матч, они появляются в заявке, но не готовы к КХЛ. И они не играют за свой возраст. Ключевые моменты - 5 на 4, 5 на 3, 6 на 5 и так далее. Они только тренируются с нами. Доверить мы не можем, потому что они, так сказать, из шестого класса перескочили в десятый или одиннадцатый. Вот этот провал тяжело им нагнать. Может быть, у шведов по-другому. Все эти этапы молодые игроки должны пройти, когда играют по своему возрасту, на год или два старше. Затем молодежный чемпионат, поиграть ключевые моменты на международных турнирах на детском уровне, потому что на взрослом скорости другие, физика - тоже. У нас такая позиция, что мы искусственно вводим ребят в КХЛ, но не все готовы, к сожалению.

- Вы дебютировали на взрослом уровне в 15 лет. Почему никто сейчас из российской молодежи не может повторить такое?

- Время такое было раньше. Борис Беккер в 17 лет Уимблдон выиграл. Так случается. Сейчас более поздняя молодежь. Кто-то раскрывается в 18 лет, кто-то - в 20. Сложно сказать, почему так. Время такое было, наверное. Мне всегда нравился хоккей, папа был тренером. Поверили, может быть, в меня, дали шанс. Как раз в те времена заявка была не 20 человек, а 22 игрока. Я и Роман Оксюта сидели запасными на игре, мы были не в составе, просто одевались на матч, нас называли "масочниками". И, когда мы проигрывали кому-то, кто-то делал ошибку, то главный тренер Владимир Филиппович Васильев кого-то сажал, а одного из нас подпускал потихоньку. Но это было планомерно, мы не играли каждую игру, потихоньку нас туда подпускали. Мы тренировались с главной командой, выступали за молодежную команду обязательно, и на какие-то игры нас туда (прим.- во взрослую команду) поставляли. А сейчас все игроки в заявке. И они сидят. Если ты - хороший (прим. - тянешь уровень КХЛ), то играешь. Но мало, кто играет.

- Правда, что комбинационный хоккей в НХЛ принесли россияне?

- Не только россияне, но и шведы, и финны. Во-первых, раньше катались очень слабо. Защитники были здоровые, неуклюжие - это канадцы и американцы. С приходом европейцев в Северную Америку хоккей поменялся. В НХЛ нет лимита, можно сколько угодно игроков брать. Когда лимит, то все ограничения не приводят ни к чему, никто не растет. Там этого нет. НХЛ берет все хорошее из всех чемпионатов, из всех игроков и привозит туда.

- Именно поэтому НХЛ стала мировым хоккейным гегемоном?

- В основном.

- В хоккее стало меньше вариативности?


- Да, игра стала намного быстрее, времени на раздумья - меньше, а хоккеисты - мощнее и здоровее. Все хотят выигрывать, много стало разных систем. Просто некоторые тренеры урезают, запрещают, чтобы было меньше потерь. Хоккей стал более упрощенным. Меньше риска, больше силовой борьбы, давления. Поэтому, если встречаются две классные команды, которые играют структурно, по системе, то здесь очень важно, чтобы у тебя было отличное большинство. Как раз из-за этого можно выигрывать матчи.

- Вы своим игрокам даете свободу в действиях?

- В защите есть определенные схемы. В обороне нужно играть правильно. В нападении мы не запрещаем. Главное, чтобы без потерь, осмысленно, чтобы у тебя всегда была подстраховка. Из углов вылезать или обыгрывать один в один, когда сзади еще игроки есть, только приветствуется, но все равно соблюдается "треугольник", какие-то действия, которые не привели бы к взятию своих ворот. Раньше были закаты, а сейчас все по местам и вперед.



"Есть другие методы воздействия на игроков, поэтому не обязательно кричать"

- С каких пор "зонтик" стал единственной правильной расстановкой в большинстве?

- Это пошло из НХЛ. Наверное, играют уже лет 8-10 так.

- Это эффективно? Или просто самое эффективное из того, что сейчас есть?

- Я думаю, что это пошло от того, что обороняющиеся начали загонять. Если раньше они просто стояли, то сейчас все загоняют. Поэтому из того же "квадрата" (прим.- оборонительное построение) перешло в "ромб". Поэтому, если у тебя есть игроки, которые могут бросать здорово и отдавать, то может быть эффективное большинство.

- И все клубы выпускают четырех нападающих и одного защитника на большинство. От чего это зависит?

- Это зависит от бросающих защитников. Если у тебя два бросающих защитника, то можно их спокойно ставить. Еще зависит от хвата, расположения.

- Сейчас говорят, что хоккеисты стали другими. На них нельзя кричать, давить.

- Все зависит от тренера. Есть другие методы воздействия на игроков, поэтому не обязательно кричать.

- У вас какой подход к хоккеистам?

- Вы понимаете, я не главный тренер. Я могу что-то подсказать, но посадить или наказать - не входит в мою компетенцию.


Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Лента статей КХЛ

Сейчас обсуждают