Михаил Бирюков: тренеру нельзя быть мягкой игрушкой, надо иногда и яйца показывать

Когда вратарь становится главным тренером - это всегда интересно. А когда ему немногим больше 30-ти - особенно. Благодаря Михаилу Бирюкову в "Буране" особая атмосфера. Он хорошо помнит себя игроком, поэтому хоккеистов понимает как никто. И обращается с ними местами по-дружески, местами по-отечески, но в целом - все же строго. Статус обязывает.



- Михаил Олегович, обычно с тренерами и руководителями тяжело говорить - они льют воду, и все, - начинаю разговор с двукратным чемпионом мира.


-  Соглашусь, что некоторые пресс-конференции просто невозможно смотреть. Но по себе скажу, что приходить на пресс-конференцию после какой-то провальной игры или серии поражений - это одно из самых сложных в тренерской профессии. Но я стараюсь всегда находить в себе силы и отвечать на все вопросы. Потому что считаю это важной частью работы тренера, точно такой же, как общение с игроками, руководителями, болельщиками.

- Про вас всегда есть, что написать.

- (Улыбнулся) Согласен, что про меня всегда есть, что написать. Я так полагаю, что со мной журналисты любят общаться. Часто обращаются, и я никогда не отказываю.

"Что не прощаю - это пофигизм"

- В чем заключается ваша работа, когда сезон окончен?


- Подбираем игроков на следующий сезон. У нас есть понимание, с кем из ребят хотим дальше идти из тех, кто у нас был в прошлом сезоне. Это первое, что мы определили. Потом очертили для себя определенный круг игроков, которые нам интересны на усиление. Пока они играют в плей-офф в своих клубах, конкретных разговоров особо нет, эта работа начнется позже. Пока акцентируем внимание на игроках из МХЛ, которые приедут к нам на апрельский сбор. Рассматриваем ребят их ВХЛ, смотрим также на чемпионат Белоруссии.

- Когда какой-то игрок вас интересует - сначала изучаете его биографию или звоните узнать, готов ли он вообще с вами разговаривать?

- Бывает по-разному, но чаще сначала смотрим видео, общаемся с тренерами, которые с этим игроком работали на разных этапах его карьеры, с хоккеистами тоже, которые с ним играли, сидели в одной раздевалке. В общем, пытаемся досконально со всех сторон узнать, собрать информацию про этого игрока. А дальше уже звоним его агенту или напрямую игроку.

- Что первым делом спрашиваете у игрока, приглашая на просмотр?

- Первый вопрос - есть ли интерес работать в нашей команде. Он может по-разному ответить. В этом году столкнулся - офигел сначала, а потом сказал, что он красавчик - игрок ответил: "Мне вообще без разницы, в какой команде играть, где больше дадут, туда и пойду. Причем в любой команде буду стараться играть максимально хорошо". Это круто, что человек говорит правду.

- Интересуетесь у игрока, какие у него хобби или, например, какая религия?

- Я в целом стараюсь узнать, чем он живет, какие у него интересы. Где живет, как чего и все такое. К религии спокойно отношусь, уважаю любую веру. К нам перед каждым сезоном батюшка приходит, и если кто-то мусульманин или вообще ни во что не верит - может не участвовать, вообще не вопрос, без проблем.

- А что они спрашивают у вас?

- Вопросы самые разные могут быть, супер-разные, их миллион. Но стандартно - если перед сезоном, то игрок спрашивает, какие задачи будут стоять у команды. Еще могут спросить, например, кто вратарь будет. Естественно, дальше к финансовой части переходят.

- Допустим, он алкаш. Или на хронической травме. Или что еще - сразу стоп-сигнал для вас: мы его не берем?

- Самое главное - это пофигизм. По отношению к себе, к своей работе, к команде. Вот. Наверно, это основное, что я не прощаю никогда.

- Разве такое бывает у профессионалов?

- Я с этим сталкиваюсь каждый год, к сожалению. Для меня это стало откровением. Тяжело это дается, тяжело это пережить, я этого не понимаю и не собираюсь понимать. Но, к сожалению, это встречается. Сам не могу понять, что ими движет, для чего они в принципе выбрали эту профессию? Задаю им эти вопросы, а они не отвечают, им нечего сказать.

- А алкоголики вам встречались?


- Конечно, я с этим сталкиваюсь каждый сезон. С этим практически невозможно бороться. Самое главное - ты не понимаешь, когда этот игрок "выстрелит", когда его накроет. Это происходит в самый неподходящий момент. И что с ним делать? Тут ты уже как тренер сам выбираешь, хочешь ты с этим возиться или нет. Я в начале своего пути думал, что могу как-то влиять на этих людей, как-то им помочь, но за три года понял, что это невозможно. Ты отправляешь его к врачам, разговариваешь, прочищаешь мозги, ставишь к нему персонального тренера. Но ничего не помогает, и как бы ты ни хотел помочь - в итоге все равно остаешься виноватым. Пока человек сам не захочет справиться с этой проблемой - ты ничего не можешь сделать. Я больше не пытаюсь, если честно. Просто расстаюсь с этим игроком, и все.



"Без эмоций нельзя играть, нельзя жить и работать"

- Когда вы подписывали новый контракт, руководители "Бурана" не говорили - Михаил, будьте, пожалуйста, посдержаннее?

- Скажу так: после игры с "Ладой" 13 октября меня, мягко говоря, не похвалили (Михаил имеет в виду матч "Буран" - "Лада" 13 октября 2021 - там после серии массовых драк команды набрали 82 минуты штрафа на двоих, а сам Бирюков получил трехматчевую дисквалификацию за конфликт с главным тренером соперника).

Я и сам понимаю все прекрасно. И они понимают, они уже неплохо меня знают, все-таки пятый год работаю в клубе. Многие видели, как я играл, и знают меня как эмоционального парня. Да, мне это мешало. Где-то мешало, а где-то помогало в игровой карьере, тут две стороны медали. Так и сейчас то же самое. И плюс, и минус. Но я так скажу - вряд ли я буду всю игру стоять молча. Постукивать там всех по плечу и говорить: "Ребята, все хорошо, молодцы". Эмоциональность - я же всегда таким был. И это, наверно, навсегда со мной, но, тем не менее, везде нужна грань, которую нельзя переступать.

- Что с "Ладой"-то произошло, расскажете?

- Там была непростая игра для нас (2:9 - прим. ред). Эмоции захлестнули, кто-то мне что-то крикнул со скамейки соперника, я отреагировал, подошел… Перекинулись там ругательствами и разошлись. Мне дали дисквалификацию на три матча, тренеру соперника - на два. Это меня не красит, конечно.

- А ребята как реагируют на ваши выпады?

- Ну… Я думаю, взгляды разделяются. Мы общались с ними на эту тему. Многие меня просто таким воспринимают - ну, такой человек, какой есть. Особенно те, с кем я играл, сидел в одной раздевалке, они такие - ну, блин, мы же тебя знаем, что-то новое для нас, что ли? А кто-то, наверно, думает: "Блин, какого черта он делает? Что с ним?" Наверно, вот так.

- А ведь есть люди, на которых вообще нельзя повышать голос, они сразу съеживаются.

- Да. Пример расскажу - есть у нас один игрок. Он большой, габаритный, с бородой, прям устрашающе выглядит. Если надо подраться - он подерется, если надо полезть - то он рогом на стенку полезет. Такой сильный парень. В прошлом сезоне, когда он ошибался, я сильно на него ругался. Если у него не получалось выполнять какие-то требования. Мне казалось, что он такой стронг-мэн, и к нему нужен такой подход…

- С позиции силы.

- Да. А оказалось, что весь его внешний вид… Внутри совсем все по-другому. Оказалось, что он художник. Серьезно! Мы как-то по ходу сезона с ним разговорились, и я его поддержал. Стал по-другому к нему относиться, по-другому доставать из него лучшие качества. Где-то там приобнять, поддержать. И у него получился хороший сезон. Я его как-то спрашиваю: "Что с тобой произошло, в хорошем смысле?" А он говорит: "Это не со мной, а с вами". Я сразу понял, о чем он сказал. Вот такой человек, понимаешь? Если его ругаешь - он закрывается, начинает себя съедать изнутри. А с ним надо индивидуально разговаривать, поддерживать. Мне год понадобился, чтобы это понять.

- Значит, тренер должен быть психологом?

- Получается, да. Нужен баланс между жесткостью и мягкостью. За время работы в качестве главного тренера я понял, что не всегда моя эмоциональность уместна. Если бы меня попросили назвать одним словом работу тренера, я бы сказал - терпение. Эмоции - в минус, терпение - в плюс. Баланс очень сильно нужен. Мягкой игрушкой тоже нельзя быть - они сразу съедят, на шею сядут, не будут отдаваться процессу полностью. Нужно где-то и яйца показать. Должны и бояться, боятся - значит уважают. Именно вот эта тонкая грань - ее очень непросто найти. Нужно уважать друг друга. Ребята должны знать, что если они заслужили наказание - то они получат. И словами, и делом. А где надо - там похвалят.

- Вы можете на равных пойти с ними в баню?

- Конечно. Не так часто, но когда есть возможность - ходим все вместе. Разрешаем пиво попить, когда впереди длинные выходные. Но, опять же - предупреждаем, что сегодня так, а завтра снова работа. Можно выпить по несколько кружек пива, но грань переступать не надо. Чтоб никаких инцидентов.

- Кстати, об инцидентах - расскажете историю про планшетку?

- Да там нечего рассказывать. Не знаю, кто и зачем поймал этот кадр, и везде написали: "Михаил Бирюков ударил игрока планшеткой". А там знаешь, как было?

- Знаю, очень смешно и мило.

- Ну, да. Просто было так: мы перед игрой разбирали соперника, все схемы рисовали, видео показывали. Игрок сделал ошибку. Приехал со смены, я ему рисую момент, говорю: "Помнишь, мы с тобой это обсуждали перед игрой?" Не ругался, ничего. А он отвечает - "помню". Я говорю - "ну, балда". Леш, можно, я об твою голову покажу? (присутствующий с нами Алексей Пепеляев, старший тренер "Бурана", соглашается, Михаил берет планшетку со стола и легонько бьет его по макушке) Вот так было! Но этот кадр поймали и расписали, будто я его избил там. Мне за это сильно досталось от руководителя. Потому что на этом сделали такой акцент, я не знаю, зачем. И мой руководитель был очень, скажем так, неприятно удивлен. Мы, естественно, разговаривали об этом внутри клуба, выяснили, что все это было не специально, и ничего такого "из рук вон" там не было, чтобы так реагировать.

- Игрока потом в интервью спросили об этом случае, и он сказал: "Ну и что, бьет - значит, любит".

- (Улыбнулся) Да. Я после этого сделал для себя выводы. Мы живем в такое время, что сейчас с планшетками, с бутылками и прочим нужно быть осторожным. Опять же, повторюсь, я никогда не буду стоять всю игру, сложа руки, я всегда буду показывать свои эмоции. Потому что для меня игра - это и есть эмоции. Без эмоций нельзя играть, нельзя вообще жить и работать. Я всегда так хоккеистам говорю. Мы не роботы, не зомби. Я всегда буду эмоциональным, надеюсь на это. Вопрос в том, что нельзя выходить за определенные рамки, особенно на публике. В раздевалке можно с игроками… поговорить на повышенных тонах. А на скамейке во время игры нельзя нарушать правила. По-другому никак, иначе ты просто будешь не востребован.



"Теперь от нас будут требовать результата уже в другом формате"

- У вас есть уверенность в будущем "Бурана", учитывая ситуацию в мире?

- Смею надеяться, что все будет нормально. У нас был разговор с губернатором. Когда у нас возникли проблемы в этом сезоне, он взял команду под личный контроль. У нас же вообще крах был, банкротство, счета были заблокированы. А он публично заявил, что разберется, и буквально за двое суток решил вопрос. Мы очень ему благодарны, что он отреагировал на наши проблемы, и не просто отреагировал, а не остался в стороне. Сейчас "Бурану" утвердили бюджет на три сезона. Так что мы уверены, что на ближайшие три года нас ждет стабильность. Если наши руководители взялись за это дело - они это просто так не оставят. И я так скажу - от нас и результата будут требовать уже в другом формате.

- Болельщиков удивило подписание нового контракта с вами, если честно.

- Я знаю лично многих наших болельщиков, именно тех, которые активно нас поддерживают и на выезде, и на домашних матчах, и делают это на протяжении многих лет. Очень благодарен им и за их поддержку, и за их критику, за небезразличность к нашей команде. Да, они вместе с командой переживают непростые времена, они у нас действительно в последнее время были непростые. Понятно, что когда долгое время нет результата - это никому не нравится, и мне в первую очередь. Но люди особо не хотят разбираться, в каких условиях приходится работать. Неоднократно слышал такое мнение, что я дербаню деньги в клубе. Ну, воспринимаю это с улыбкой. Это же классика, такое говорят в любом городе про любого руководителя или тренера. Люди не знают, какая ситуация была в "Буране" - когда людям подолгу не платили деньги, и я помогал своими. В прямом смысле, из своего кармана. Это не особо кому-то интересно… Но я спокойно отношусь к этим разговорам. Я знаю, что моя совесть перед хоккеем, перед клубом чиста. Всем правды не докажешь, нужно просто продолжать работать, верить в то, что ты делаешь, и стараться расти как профессионал каждый день.


Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Сейчас обсуждают