Варламов: январь и февраль особенно удачны для меня

  • Allhockey.ru
  • Allhockey.ru
  • 07.03.2007
  • КХЛ
Новости
21 февраля, пятница
+
Дебютант суперлиги и один из лучших хоккеистов завершившегося недавно молодежного чемпионата мира, принесшего российской сборной достаточно неожиданное серебро, вратарь ярославского «Локомотива» Семен Варламов был назван нами и лучшим в январе. Практически единогласно: фамилия Семена отсутствовала лишь в одной анкете. И по праву: в первом месяце нового года Варламов одержал 5 побед в 7 матчах (такой же показатель у Марка Ламота, и те же 5 побед, но в десяти играх – у Трэвиса Скотта). Две встречи ярославец «засушил», что было также лучшим показателем января, разделенным, опять же, со Скоттом. Но, вероятно, более всего повлияла на выбор Варламова игра всего «Локомотива», после смены тренера – уже второй по ходу сезона – сменившего также, в некоторой степени, и свой имидж.
 
Напомним, что железнодорожники, волей цифрового календаря встречавшиеся тогда подряд со всеми лидерами, всех же и обыграли, устремившись вверх по турнирной таблице. А то, какой частью команды считается ее голкипер, напоминать лишний раз не приходится. Целиком же символическая сборная января такова: Варламов - Горохов - Вышедкевич - Мозякин - Харитонов - Морозов.
 
Перед началом нынешнего чемпионата «ФХ» решил каждый месяц определять символическую сборную суперлиги, а заодно и лучшего хоккеиста данного отрезка времени. Дабы определение этих сборных было наиболее компетентным и объективным, планировалось, что это будет делаться по результатам опроса главных тренеров всех клубов. К сожалению, занятость наставников команд на суперлижном фронте не позволяла некотором из них присылать свои варианты сборных вовремя. Случалось, что восемнадцать тренеров уже ответили на вопрос, а один – нет. Из-за непростого ли выездного турне, из-за турнирных ли проблем, когда – разумеется, говорим это без капли иронии – просто нет времени на посторонние дела, отвлекающие от работы. Рубрика сначала «притормозила», а потом и вовсе сошла на нет.
 
И тут сразу выяснилось, что она всем чрезвычайно нужна и интересна. Вопросы о том, куда делось определение лучших игроков, поступающие в немыслимом количестве сразу по всем доступным каналам связи, «подвесили» наш сервер, сожгли 3 телефона и 4 факса и загоняли до полного переутомления двух почтальонов. Поэтому мы вернулись к проекту «Великолепная пятерка и вратарь», волевым решением несколько изменив правила игры. Поскольку тренеры рады бы называть лучших, но никак не могут скоординироваться во времени, а коллектив редакции всегда под рукой или, в крайнем случае, на связи, то нам самим выбирать символическую сборную можно куда оперативнее. Пусть даже при этом наше мнение и менее компетентное, чем уважаемых специалистов. Впрочем, благодаря подробнейшим статистическим раскладкам компании «Глобал Спорт Консалтинг», наши попытки выявления лауреатов производятся отнюдь не «на глазок».
 
Пытаясь наверстать упущенное, нам приходится вкратце объявить об итогах ноября и декабря, не останавливаясь, к сожалению, на персонах лауреатов более подробно.

Итак, великолепная пятерка и вратарь ноября: Трэвис Скотт («Металлург» Мг); Кирилл Кольцов («Авангард») – Рэймонд Жиру («Ак Барс»); Николай Кулемин («Металлург» Мг) – Сергей Зиновьев – Алексей Морозов (оба – «Ак Барс»). Лучший игрок месяца – Морозов.

Сборная героев декабря выглядит так: Тайлер Мосс («Амур»); Кирилл Кольцов («Авангард») – Виталий Атюшов («Металлург» Мг); Данис Зарипов – Алексей Морозов (оба – «Ак Барс») – Игорь Мирнов («Динамо»). Лучший игрок – Зарипов.


ГАРДНЕР ДОБАВИЛ УВЕРЕННОСТИ. И ВЕЗЕНИЯ
 
– С приходом нового тренера «Локомотив» подряд обыграл все команды из верхней части таблицы. На фоне всех результатов ярославцев этот подъем показался довольно неожиданным. Чем вы его можете объяснить?
– В первую очередь у нас в команде произошли кое-какие перемены в самой игре. С приходом нового тренера у всех появилась уверенность в себе, стал серьезней и настрой на матчи. Пол Гарднер словно привнес некое везение, к примеру, начали забивать те, у кого раньше игра не ладилась. И конечно, как это обычно бывает при смене тренера, в команде произошел эмоциональный всплеск. Ребята начали выкладываться еще больше в каждом игровом моменте. Вполне ожидаемо, что каждый будет стараться себя показать с выгодной стороны и сыграть в лучший свой хоккей. А хорошо делать свою работу хочется на протяжении многих матчей, а не одну-две игры. Потом, когда пять побед одержали, захотелось большего. Уже какой-то азарт всех взял, захотелось в турнирной таблице подняться как можно выше и забыть те неудачи, которые случались на протяжении сезона. После победной серии мы осознали, что это возможно. Ведь у нас все это время действительно была хорошая команда, мы могли выигрывать и должны были находиться вверху турнирной таблицы.
 
– Вы можете оценить свой личный вклад в эти победы?
– Что сказать – игра у меня действительно шла. Кстати, я заметил за собой такую особенность: январь и февраль – два особенно удачных для меня месяца. В начале декабря обычно бывает небольшой спад, а в январе у меня наступает эмоциональный подъем и я выдаю свои лучшие игры. В этом году отчасти подъем связан и с молодежным чемпионатом мира. Я неплохо отыграл на этом турнире, это мне придало уверенности в своих силах.
 
– А если попытаться переложить свое участие в этих матчах на грубые цифры?
– Обычно говорят, что вратарь – это полкоманды. Но если смотреть объективно, то в этой серии и команда играла хорошо, и защитники очень здорово мне помогали. Так что, личный вклад в такой ситуации самому оценивать как-то некорректно.
 
– Тогда кого, помимо себя, могли бы отметить в этих матчах?
– Хорошую игру показал Дима Власенков. Он один из лидеров команды, но на протяжении сезона у него многое не клеилось. И в январе Дмитрий начал забивать шайбы как положено: в победном матче с «Ак Барсом» он сделал дубль.
 
– Из этой «великолепной девятки» без поражений, какой матч запомнился больше остальных?
– Встреча с «Магниткой», которую мы выиграли со счетом 3:0. Самый напряженный матч по накалу, и по количеству опасных моментов. Да и я отыграл на ноль, это, естественно, очень приятно (улыбается). Игра была очень ровной, соперник даже нас в чем-то превосходил. Но мы держались, не пропускали шайбу, гнули свою линию, в конечном итоге удалось забить один гол, затем и второй, это здорово их надломило и позволило нам выиграть.
 
– Отдельно стоит вспомнить игру в Казани. По всем прогнозам «Ак Барс» – будущий чемпион: атака у них самая грозная, реализация большинства – убийственная. К тому же лучший российский хоккеист вне НХЛ – тоже у них…
– Да, согласен, Морозов самый опасный игрок в суперлиге. Нужно готовиться к самому худшему, когда он выходит на лед: может, как хорошо бросить, так и точно и неожиданно отдать передачу. Но именно в этой отдельно взятой встрече, насколько я заметил, он не так опасно бросал по воротам. У первого звена казанцев в тот вечер не особенно клеилась игра против наших защитников. Они много возили нас в зоне, но, в основном создавали опасные моменты, когда мы играли в меньшинстве. Броски были не столь опасные, как обычно, но их было очень много. А что касается большинства, то реализация у них убийственная, только когда они играют именно в тройке с Зиновьевым.

МОРОЗОВ МОЖЕТ НА ЛЬДУ ВСЁ
 
– Против кого из нападающих соперника вам пришлось играть труднее всего?
– Вы не будете возражать, если я отвечу словами голкипера НХЛ? В одной из газет я прочитал интервью с Мартином Бродо, там ему задавали подобный вопрос. Он ответил, что у него нет неудобных противников, против которых ему играть тяжело. Сказал, что играет в НХЛ и там любой нападающий может сотворить невероятное чудо и забить такой гол, что никто даже не поймет, как он это сделал. В супрерлиге сейчас точно такая же ситуация, любой защитник или нападающий способен преподнести сюрприз. И нельзя выделить одного-единственного игрока, которого я опасаюсь больше остальных.
 
– Но во время игры вы обращаете внимание на то, кто именно находится с шайбой?
– Стараюсь, но не успеваю обо всем подумать непосредственно во время матча. Готовлюсь обычно заранее: смотрю в какой команде, кто и как играет. Перед матчем анализирую, что игрок способен сделать с шайбой, как может отдать передачу. В принципе, я давно слежу за суперлигой и определенный круг игроков неплохо знаю.
 
– Получается, что против известных хоккеистов играть легче? О них больше информации, они всегда на виду…
– Так-то оно так, только почему-то я пропускаю шайбы как раз от них (смеется). Например, Павел Роса за две игры забил мне четыре гола. Пропускал от Варламова из Магнитки, от Мозякина, Зарипова… Когда играли с новокузнецким «Металлургом», мне забил Николай Семин, защитник, набравший в своей команде больше всех очков.
 
– Но ведь у каждого своя манера игры, один может отдать пас, другой отличается мощным броском. Обращаете ли вы на это внимание?
– Конечно. Могу привести даже в пример того же Морозова. Игрок, через которого почти всегда идет розыгрыш в зоне. Иногда он выкатывается на точку вбрасывания и сам опасно бросает, почти все время из-под защитника. Или же щелкает настолько сильно, что вратарь не успевает среагировать. С таким же успехом он может отдать точную передачу на дальнюю штангу или скатить под бросок защитнику. Что он сделает с шайбой, предугадать нереально. Не менее опасен Сергей Мозякин, его козырь – реализация буллитов. Он очень здорово их выполняет, как на тренировках, так и на играх. Когда-то ведь даже в газетах писали про него, мол, Мозякин – человек-буллит. В своей тройке они здорово разыгрывают меньшинство, в атаке он иногда с ходу замыкает чью-нибудь передачу, это ценное качество, уметь точно бросить, не тратя при этом время на обработку шайбы.
 
– А если выделить кого-то среди игроков обороны?
– Тогда это будет Кольцов, мой любимый защитник (смеется).
 
– Любимый в кавычках?
– Нет, вполне серьезно. Я бы не отказался с ним поиграть. Уникальный защитник, может здорово сыграть и в нападении, и при этом в обороне надежен, может, как разрушить атаку, так и начать ее. Очень разноплановый игрок, хорошо владеет клюшкой, возможно, даже лучше многих нападающих нашей суперлиги. У него по статистике показатель полезности просто сумасшедший.
 
– У каждого голкипера своя манера игры и общения с защитниками. Одни на льду разговаривают меньше, для кого-то кричать во время матча – отличительная черта. Как обычно вы поступаете?
– Думаю, все голкиперы в той или иной мере подсказывают своим защитникам. Я – не исключение и стандартные фразы могу крикнуть. Чуть больше остальных на льду мы контактируем и общаемся с Игорем Улановым. Он сам, в свою очередь, может дать мне совет, например – идти останавливать шайбу у бортика или нет, выбрасывать ее или оставить защитникам.
 
– С какой-то конкретной парой защитников вы чувствуйте себя увереннее, чем с остальными?
– Мне не хотелось бы кого-либо выделять. Да и при всем желании я не смог бы этого сделать. Сочетания пар защитников меняются на протяжении всего сезона, а бывает, что и одной игры.

В ДЕТСТВЕ НЕ МОГ ПРЕДСТАВИТЬ, ЧТО БУДУ КОНКУРИРОВАТЬ С ПОДОМАЦКИМ
 
– С приходом Гарднера что-нибудь изменилось лично для вас?
– Для начала, я стал играть в команде-победителе (улыбается). Гарднер перестроил игру в первую очередь в нападении, стало больше бросков по воротам, борьбы на пятаке, начали выигрывать единоборства у бортов. Общий уровень хоккея поднялся, конечно, стало полегче играть. Но главное другое: и Борщевский, и Гарднер мне доверяют, поэтому для меня смена тренера прошла довольно легко. Вообще, согласно общей тенденции, мало кто из главных тренеров работает непосредственно с голкиперами, они стараются не вмешиваться во вратарскую специфику, для этого есть специалисты. У нас в «Локомотиве» это Олег Аркадьевич Семенов, с которым мы и разбираем все мои ошибки и недочеты.
 
– Почувствовали разницу между назначением Гарднера и ситуацией, когда Николай Борщевский сменил Владимира Юрзинова?
– Да, в первую очередь в отношении доверия. Именно Борщевский стал мне больше доверять и ставить в меня в ворота.
 
– В конце января вам пришлось сыграть пять матчей за десять дней. Наверное, такой нагрузки раньше не испытывали?
– Почему? Испытывал. Месяц назад на том же молодежном чемпионате мира я играл за те же десять дней шесть матчей – почти такой же график. В Швеции были встречи, в которых жизненно важно было набрать очки, а затем и вовсе нельзя было проигрывать: они шли по системе плей-офф на выбывание. С «Локомотивом» ситуация в чем-то схожа – ведь нам нельзя было опускаться ниже, чем мы были в таблице. И терять очки также было чревато потерей места.
 
– После пяти побед над лидерами и этой продолжительной серии можно говорить о том, что вы стали полноценным первым номером?
– Если честно, то не готов пока это признать. Довольно неожиданно все получилось. В прошлом сезоне я не провел за первую команду ни одного матча, а в этом меня уже называют основным голкипером. Перед началом сезона даже подумать не мог, что дадут столько матчей сыграть. Такое доверие, конечно, очень приятно, но столь резкий скачок из первой лиги в суперлигу пережить не так легко, как кажется.
 
– Егор Подомацкий на правах более опытного коллеги как-то вам помогает? Может быть, дает ценные советы?
– Да, как-то даже сейчас неожиданно слышать, что мы – коллеги. Ведь о том, кто такой Егор Подомацкий, я знал еще в детстве, когда только приехал в Ярославль. Старался больше наблюдать за ним в каждом матче, постоянно ходил на хоккей, и внимательно за ним смотрел. Даже был момент, когда я хотел играть в точности как он. В то время я никак не мог представить, что окажусь с ним в одной команде, и уж тем более буду бороться за место основного голкипера. Но хоккей – это спорт и в нем всегда присутствует конкуренция. Мы все хотим быть лучшими и, наверное, каждый из нас отчасти эгоист (улыбается). И раз уж так сложилось, что на льду мы с ним конкуренты, думаю логично полагать, что в такой ситуации советами никто разбрасываться не станет.

НАМ ЕСТЬ НА КОГО РАВНЯТЬСЯ И ПОМИМО ИНОСТРАНЦЕВ
 
– Не так давно модным стало говорить, что в российском хоккее проблема с вратарями. Как вы считаете, такая проблема действительно есть, или она надумана?
– Не на пустом же месте такие разговоры возникают. Действительно, многие обсуждают, что в России нет вратарей высокого уровня: лучшие играют в НХЛ, а тех, кто сможет заменить их в сборной в ближайшем будущем – нет. Проблема существует, и раз к ней сейчас привлекают внимание то, надеюсь, будут ее постепенно решать. Уже в этом сезоне о себе смогли заявить немало хороших голкиперов, начинают работать вратарские школы. В Ярославле, Уфе и еще в некоторых городах уже сейчас целенаправленно занимаются с вратарями.
 
– В связи с этим хочется узнать ваше отношение к грядущему запрету на иностранных голкиперов в России.
– Думаю, очень правильная позиция и нужный закон. Многие вратари, которые сейчас играют в высшей лиге, просто не получают шанса, возможности раскрыться. Ведь самое главное для вратаря – доверие тренера. Если он будет это доверие ощущать, то придет игра и уверенность в себе. В большинстве случаев это поможет молодому вратарю стать профессионалом.
 
– Сейчас наши вратари грызут лед, чтобы внутри своего клуба вытеснить из основы легионера, им приходится прыгать выше головы и, соответственно, расти в мастерстве. Конкуренция с голкипером-соотечественником в любом случае не будет такой острой: достаточно быть чуть-чуть лучше конкурента. Будут ли в таком случае вратари прогрессировать?
– Даже если предположить такую ситуацию, когда в России не останется голкиперов-легионеров и в команде будут два вратаря примерно одного уровня, не думаю, что можно будет говорить об отсутствии конкуренции или о прекращении прогресса. Вратари как росли, так и будут расти. Когда один голкипер в команде становится лучше другого, то второй автоматически за ним потянется, стремясь догнать и обогнать его. У них будет своя внутренняя конкуренция. К тому же у игроков есть собственные амбиции – каждому хочется быть лучшим.
 
– Легионеры часто становятся кумирами у совсем молодых ребят. Если от них отказаться, то молодым вратарям будет не за кем тянуться.
– В России достаточно взрослых и опытных вратарей. И у нас есть на кого равняться. Егор Подомацкий, Александр Фомичев, Сергей Звягин и многие другие российские голкиперы не перестали быть кумирами мальчишек. К тому же, при желании, всегда можно посмотреть на игру иностранцев по телевизору.
 
– Сейчас канадская, финская, шведская и чешская школы вратарей на голову выше российских. Если мы лишимся воспитанников этих школ в своем чемпионате, не потеряет ли наше подрастающее поколение при этом возможность ориентироваться на сильнейших?
– Ориентиры – это конечно хорошо, но посмотрите, у нас во многих начальных школах нет тренеров вратарей. В Америке, Канаде, Финляндии эти специалисты есть. Они с 6-7 лет целенаправленно начинают заниматься с ребятами, ставить им технику, учат правильно кататься. В России многие вратари – самоучки в сравнении с ними. С детства за нами никто особо и не следит, поставили в ворота, а детский тренер при этом вынужден учить и полевых игроков и вратарей одновременно. Хоть он может и не знать толком вратарской специфики. Мне лично с этим просто повезло. Мой первый тренер в Самаре, Александр Александрович Ендулов, уделял мне свое время и внимание, выделял часы для тренировок на земле и на льду, старался заниматься со мной отдельно. А уже в Ярославле я оказался среди профессионалов. Большинству так не везет. Надо решать эту проблему, иностранцы же не имеют к ней никакого отношения.
 
– Через два года на места в основе команд суперлиги будут претендовать ребята, выступающие сейчас за фарм-клубы. Как думайте, есть смысл сейчас заниматься их подготовкой, исправляя, может быть то, чего они недополучили в детстве?
– Да, конечно стоит. Когда к нам в Ярославль приезжал Егор Миронов, он рассказывал, как летом сам участвовал в тренировочном процессе вратарей. Довелось ему познакомиться и с голкипером «Финикса» Кертисом Джозефом. До 33-х лет он играл в той технике, которую знал с детства. Но хоккей в НХЛ постепенно менялся и он понял, надо что-то и в своей игре менять. Нанял специального тренера, начал заниматься и тот полностью поменял ему технику. Вот наглядный пример того, что возраст не имеет значения. Многое зависит от самих игроков, главное, чтобы было желание.
 
– Не удивляет ли вас тот момент, что запрет вводится на одно только амплуа: иностранец-защитник может работать в нашей стране, а иностранец-вратарь – нет.
– Это вынужденная мера, запрет же у нас вводят по одной только причине – чтобы была конкуренция на уровне сборной команды. К примеру, у американцев есть двадцать вратарей высокого уровня и все они претендуют на попадание в национальную команду. У нас лишь три-четыре голкипера могут сыграть на таком высоком уровне. Остальные либо иностранцы, либо за сборную пока не готовы играть. 
Дата: 07.03.2007

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет