Игорь Тяло: порадовался немного, что я лучший вратарь, и дальше работаю

Вратарь "Молота", признанный лучшим голкипером ВХЛ по итогам сентября, рассказал нам о нюансах подготовки к матчам, о трудностях в личной жизни и многом другом.


— Игорь, для тебя имеют значение звания — лучший вратарь недели и месяца?

— Конечно, это приятно, не буду скрывать. Но стараюсь на этом сильно не зацикливаться, то есть, узнал, порадовался немного, и все, дальше работаю. Сразу же стараюсь забыть об этом.

— Следишь ли за статистикой и за тем, какое место занимаешь по разным показателям?

— Нет. Вот в этом сезоне я в общую таблицу показателей еще ни разу не заглядывал.

— Неужели не интересно?

— Почему, очень даже интересно посмотреть показатели, на каком месте в лиге находишься, на каком месте другие вратари. Любопытно, конечно. Но в этом сезоне я решил, что пока для меня лучше будет этого не делать, не смотреть.

— Какой статистический показатель для вратарей самый важный?

— На мой взгляд, процент отраженных бросков.

— То есть, когда подписывают вратаря в команду, смотрят именно на это?

— Честно говоря, я не знаю. Везде по-разному. Кто-то на одно смотрит, кто-то на другое. А кто-то вообще предпочитает не судить по показателям, а смотреть на вратаря вживую — как он играет, на что способен. Думаю, все руководители выбирают вратарей по-разному в команды.

— Тебя задевают стереотипы про вратарские странности?

— Я бы не сказал, что задевают, даже интересно послушать, пообщаться на эту тему.


— У тебя самого есть странности?

— Да, очень много! И в тренировочном процессе есть, и в быту.

— Например, никому нельзя трогать твои клюшки?

— Конечно. Вообще терпеть не могу, когда кто-то прикасается к моей форме. Даже, допустим, если это происходит не при мне, я все равно об этом узнаю и замечу, что кто-то ее трогал. Причем любую часть! Вот, для начала такие странности назову.

— А есть у тебя предматчевые ритуалы?

— Есть одна вещь. Не то, чтобы ритуал... Суть заключается в том, что берется специальный шнурок миллиметра четыре в толщину, и надо засунуть его себе в нос. А потом достать через горло, то есть, через рот.

— Ты сейчас серьезно?

— Да, это древняя индийская практика. Она очень здорово может повлиять на мозг и, соответственно, на твою игру. Там происходит массаж носовых ходов. Нужно делать движения шнуром вперед-назад, влево-вправо, а потом доставать и менять ноздрю. Я к этому пришел несколько лет назад, это такая, скажем, важная часть моей подготовки к игре. Достаточно редкая практика, мало кто пытается ее использовать. (*Высшая хоккейная лига просит не повторять данную практику, это может быть опасно для вашего здоровья)

— Чихнуть при этом не хочется?

— Чихнуть — нет, а вот позывы к рвоте есть.

— Ты это делаешь в раздевалке перед игрой?

— Нет, нет, конечно. Если кто-то это увидит — мне кажется, меня выгонят из раздевалки. Не самое приятное зрелище.

— Что это дает, если не секрет?

— Я начинаю читать мысли игроков. (улыбнулся) На самом деле, это влияет на дыхание, а дыхание играет в спорте огромную роль. Начинаешь лучше дышать, в носу много нервных окончаний, так что есть эффект. Многие ребята, кстати, просили показать, как я это делаю, но я пока никому не показывал. Это же жесть вообще.

"У меня нормальные, адекватные требования к девушкам"


— "Молот" здорово идет в таблице, верите, что можете взять Кубок?

— Конечно, верим. У нас хорошая команда, хорошие нападение и защита, ребята играют самоотверженно, что защитники, что нападающие, ловят шайбы на себя, к тому же, у нас хорошая молодежь, которая приехала из Ярославля. Они здорово вписались в коллектив, реально усилили нашу команду. Так что на фоне всего этого я считаю, что мы способны выполнять самые высокие задачи.

— Ребята из Ярославля держатся отдельно, или вы все — одна команда?

— Нет, у нас нет разделения на какие-то банды, группировки, у нас одна общая банда, так скажем, все вместе общаются. Мы все одна семья.

— Ходите с командой куда-нибудь вместе?

— Да, бывает, что ходим куда-нибудь перекусить или, например, в компьютерный клуб. Просто чтобы от хоккея отвлечься.

— Вы обращаете внимание на "вывеску" матча, на соперника?

— Лично для меня роли не играет, кто соперник. Нужно всегда играть на победу, и не важно, чемпион против тебя или какая-то команда на предсезонке.

— В Перми недавно начали пускать зрителей, твои родные приходят на трибуны?

— Конечно, они присутствуют на каждом матче. В моей семье очень любят хоккей. И папа приходит, и брат, и сестры. У меня целая армия поддержки.

— Сколько же у вас детей в семье?

— Четверо. Я, брат и две сестры.

— Как-то в одном из интервью ты рассказывал, что не можешь найти себе девушку. Как продвигаются дела на личном фронте?

— Да все так же (улыбнулся). Мало хороших девушек.

— А что в твоем представлении "хорошая"?

— Ну, для меня важно, чтобы, во-первых, не было пластики. Вот этой всей фигни, что в наше время популярно — губы, скулы сделанные и так далее. Я вообще это не понимаю и не принимаю. Еще мне важно, как барышня проводит свободное время. Я сам человек домашний и хотел бы рядом с собой видеть такую спутницу. Не понимаю такого, чтоб девушка где-то гуляла до вечера и ночью. В определенное время она должна быть дома. А еще я за здоровый образ жизни, учитывая, что сам профессиональный спортсмен. Она не должна пить, курить, и хотелось бы, чтобы она занималась спортом, держала себя в хорошей форме. Многие в наше время считают, что у меня завышенные требования. Я так не считаю. Нормальные, адекватные требования. Да, они сейчас не в моде. Но я их не стесняюсь. Я вообще, если честно, к 25 годам пришел к такому мнению, что мне девушка нужна не русская. Откуда-нибудь из Армении, например. Потому что большинство русских девушек не умеют себя вести.

— Армянки красивые.

— Да. И большинство православные, это тоже имеет значение. Кстати, если мы уж заговорили про нерусских женщин. Я так подумал: если женщина будет говорить на языке, который я не знаю, то, в принципе, может получиться очень крепкий брак.


— А если все-таки говорить о наших девушках, где с тобой можно познакомиться?

— В основном меня близкие знакомят (улыбнулся). Раз уж я не нашел к 25 годам свою даму сердца, мне... предлагают. Самому не приходится искать.

— Но все-таки, где можно встретить хоккеиста?

— В кофейне в Перми. А живу я в центре около Драмтеатра. На набережной часто бываю, потому что она рядом с моим домом. Вообще, у меня не так много времени для развлечений, потому что сезон такой насыщенный в плане хоккея, я все время занят. Еще бываю на даче, но там меня вряд ли кто-то найдет, да? И дворец "Молота", конечно, нет смысла называть.

— Болельщики часто ждут игроков после матчей, чтобы пообщаться и сфотографироваться. И болельщицы тоже.

— Если честно, я из тех игроков, которые не торопятся домой после матча. Торопиться-то мне не к кому. Так что, когда я выхожу, болельщиков уже нет. У нас их сейчас не так много из-за ковидных ограничений...

— Пользуясь случаем, передай что-нибудь болельщикам. Особенно тем, кто не может попасть на игры из-за QR-кодов.

— Я хочу сказать болельщикам, чтобы они не расстраивались, что не могут попасть на матчи, потому что все-таки здоровье должно быть на первом месте. У нас сейчас хорошие трансляции игр в Интернете и по телевизору. Смотрите трансляции, ну и, надеюсь, в ближайшее время закончатся ограничения, все смогут попасть на хоккей, и все будет, как раньше.
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Сейчас обсуждают