Юрий Могильников: в чемпионате Турции кто официантами работает, кто продавцами, я вот кроссовки продаю

Вы знали, что в Турции есть хоккей? Мы тоже не знали. Чемпионат называется "Турецкая Суперлига", и в этом сезоне челябинский нападающий Юрий Могильников выиграл в нем золото с клубом "Буз Бейкоз". До этого он играл в системе "Трактора", но ушел из родного клуба в некрасивых обстоятельствах. Он рассказал нам о реалиях турецкого хоккея, а также об истории с челябинским клубом.



- Юра, как ты вообще оказался в Турции?


- В прошлом году искал работу, и сначала меня агент отправил в ангарский "Ермак", но там не получилось. Я думал, что все, заканчиваю с хоккеем. Ну, окей, займусь какими-то другими делами. А тут друг сказал, что есть вариант поиграть в Турции. Я подумал – почему бы не попробовать. Созвонился с менеджером, договорился, приехал и подписал контракт.

- У тебя там 54 очка за 12 матчей… Это ты такой молодец, или соперники – дети какие-то?

- Можно и так сказать. "Дети". В Турции хоккей не очень развит, но федерация в этом заинтересована. Поэтому они приглашают русских, чтоб уровень чемпионата был выше. Реально там играют две команды. Наша и "Зейтибурну". По сути, в нашей команде была половина сборной Турции. А вторая половина – у них. Вот с этой командой интересно играть, это что-то более-менее похожее на хоккей. А с другими командами были счета типа 22:0. У меня было по 40 минут за матч, мы, по сути, через смену играли, двумя пятерками. Но в финале нормальные счета были – мы 4:2 выиграли, потом снова, кажется, 4:2. Финал до двух побед был, потому что началась опять эта фишка с коронавирусом, сезон сокращенный. А так там есть, например, Илья Николаев в другой команде – у него вообще 55 шайб за 13 игр. Они там играли со счетом 58:0, 58:1…

- Какая у тебя зарплата в Турции?

- 500 долларов. Там средняя зарплата от 500 до 800 в лиге. Все зависит от того, какой ты игрок.

- Получается, всем нужно работать где-то еще?

- Да. Сами турки – кто официантами работает, кто водителями, кто в магазине одежду продает. У них хоккей – это как хобби, такое занятие, где они могут провести время, от работы отдохнуть, они это так и называют, основной заработок у них – это на других работах.

- А ты чем зарабатываешь?

- Кроссовки продаю в интернете. Из Америки заказываю, многие люди не знают, как это делать. А из Америки они намного дешевле, чем в России. Если взять среднюю пару, которая стоит от 10 до 20 тысяч, то разница в пять-шесть тысяч может быть. Все оригинал, все нормально.

- Почему именно кроссовки?

- Года четыре назад меня в эту тему втянул Александр Гомоляко, мы с ним рядом в раздевалке сидели в "Челмете". Говорит – видел вот кроссовки такие-то, такие-то. И я понимаю, что человек реально шарит в этом. Думаю, а почему бы мне тоже не разобраться? И вот как-то по накатанной это пошло, я понял, что неплохо разбираюсь в кроссовках, все модели знаю, почему бы на этом не зарабатывать.

"У него весь рацион – пиво и мандаринки"



- Что интересного видел в Турции?

- Когда мы приехали в Стамбул на полуфинал, мы там играли с "Зейтибурну". А у них в составе один русский игрок, не буду называть фамилию. И вот я вижу – он спускается на ресепшн, берет там 2-3 бутылочки пива и уходит. А игра через час. Потом раз – мы спускаемся уже на игру, а он опять две бутылочки берет. Я такой: что происходит? А пацаны говорят, что он уже десять дней так пьет. Говорят, не понимают, откуда у него деньги? Чтоб ты понимала, там бутылка пива 0.33 стоит от четырехсот до семисот рублей. И вот он так десять дней пьет. У него весь рацион – это пиво, а из еды только мандаринки.

- И он нормально играл после этого?


- Вообще нормально. 10 дней в запое, на одном пиве, йогуртах, а может спокойно выходить играть. Ну, человек опытный. Я даже удивлялся, и пацаны говорили: нифига, какие он вещи творит, такие хорошие передачи. Не понимаю, как так можно пить и играть.

- Алкоголь сильно влияет на игру? Вот ты выпил бы полтора литра пива….


- Перед игрой? Не знаю, я не пробовал. Думаю, мне будет максимально тяжело, максимально несобранно, еще и риск получить травму.

- С тобой в Турции что-нибудь случалось по этому делу?


- Да ничего такого. Там же комендантский час, после восьми нельзя выходить на улицу, иначе штраф. А деньги не лишние, так что брали чего-нибудь и по домам. Максимальный беспредел, что я видел, это когда бухие на трассе: один в другого врезался, просто вышли, подрались и дальше поехали. Это самое трэшовое, что люди спокойно пьяными садятся за руль.

- А у хоккеистов в Турции есть привилегии, как в России?

- Только у тех, кто в сборной играет. Вот в машине едем в маленькой по 6-7 человек. Я говорю – нас же остановят, оштрафуют, а они – нормально все, я в сборной играю. И все спокойно было, если они не пьяные, конечно, катались.

- Еще чем-то Турция чем-то удивила в плане культуры?

- Да, есть свои особенности, например то, что они обувь оставляют за порогом. Никуда не заходят в обуви. Еще тот же Рамадан – они просто от всего отказываются, не едят, не пьют весь день. А еще то, что ты куда-нибудь приходишь, и тебе стол накрывают просто легендарный, порции очень большие. Еда там – это вообще… А еще там у нас море рядом было, 40 минут езды. Я говорю – поехали, искупаемся. А турки говорят, что холодно. 25 градусов. В Челябинске нормально купаться в такую погоду, а им холодно. Еще что вспомнить… Там собак и кошек на улице просто дофига. Они сытые, по магазинам спокойно гуляют везде. Мы один раз на мужика наехали, который собаку ударил.

- Можно поподробнее?

- Ну, мы пошли в магазин и видим – мужик с собакой на поводке гуляет в парке, а к ним дворняжки сбежались. Он взял палку и пнул одну собаку. Мы его матом обложили, он на нас поорал, мы на него, он ушел, а собаки за нами пошли. Не люблю жестокого обращения с животными. В Турции они вообще безобидные, всегда ласковые. Мы хотели одну собаку домой забрать, но не получилось, неудобно, так что просто покормили.

- Ты с русскими жил?

- Да, нам квартиру давали за счет клуба. Один раз мы ключи забыли дома, дверь захлопнули, и пришлось лезть через второй этаж на третий по балконам. Данила Лотов лазил. Просто я в кроксах был – травмоопасно.

- А в плане хоккея что-то было прикольное?

- Ну, например, там судья вообще неприкосновенный, если ты ему что-то скажешь – тебя могут из лиги выгнать. Вот на моих глазах был случай – вратарь русский, не помню фамилию, разозлился, что гол засчитали, снял шлем и бросил в судью. Его отправили в раздевалку, и судья пошел после этого с ним драться. В раздевалку начал стучаться, "иди сюда" и все такое, этот вышел, и… В общем, ему дали пожизненную дисквалификацию, он больше не может играть в Турции.

"У нас не было ни врачей, ни массажистов"

- Скажи, как там ситуация с площадками, с аренами?

- Вот в Стамбуле очень хорошая арена. Раздевалки хорошие, лед, все на уровне. На семь тысяч, по-моему. А там, где мы играли – дворец старенький, шестидесятых годов, кажется. Но тоже тысячи на четыре, на пять. Раздевалка обычная – как в Челябинске на "Сигнале". Три крючка, две вешалки, два шкафчика.

- На каком языке общались в команде?


- Турки очень хорошо знают английский язык. Я даже удивился. Сам понимал все, что говорят люди, но не мог ответить. Такой, понимаю: "окей, окей", а сам не могу ничего сказать. У нас там был Серега Костенко, вратарь, он играл в Америке, соответственно, он неплохо знает. Поначалу он нам переводил, а потом уже я сам пообщался со всеми и стал свободно разговаривать на английском.

- Тренер на каком языке с вами разговаривал?

- Тренер был турок, он отдает команды сначала на своем, потом на английском поясняет нам какие-то важные аспекты игры. Практически все знают хоккейные термины на английском, так что не было сложностей в понимании.

- Что там насчет персонала? Врачи и массажисты есть?

- У нас не было вообще никого. Самостоятельно как-то справлялись.

- Допустим, если тебе разбили губу, кто будет это зашивать?

- Там все время присутствует спецбригада на матче. Типа скорой. Они оказывают помощь. Вообще, вне хоккея нормально помогают в больницах.

- Ты останешься там играть, продолжишь карьеру?


- Думаю, что да. Уклон делаю на другие заработки, но почему бы не заниматься любимым делом. Можно в Вышке кататься в четвертом звене, получая 50-60 тысяч. А можно в Турции за те же деньги играть по 40 минут за матч, и еще будет шанс попасть на чемпионата мира за сборную Турции.

- Даже в сборную? Что для этого нужно?

- Чтобы получить турецкое гражданство, надо там прожить четыре года. Либо купить жилье. Почему бы и нет? Хорошая, теплая страна. Сейчас еще есть предложение из Литвы. Там тоже четыре года играешь, и тебе дают гражданство. Причем, там нет лимита на иностранцев, можно хоть всю команду русских набрать. Я уже не только в плане хоккея это рассматриваю, а именно с прицелом на дальнейшее мое существование. Посмотрим.

- Как сейчас дела в Турции с границами и ограничениями?

- Я как раз 15-го, когда все закрыли, в Россию прилетел. Успел. А так знаю, что у них опять все эти ограничения, кафе нельзя посещать, тренировки, мероприятия все отменили, с семи вечера до пяти утра запрещено вообще выходить на улицу. И с пятницы по понедельник нельзя выходить. Только по необходимости – за продуктами или в аптеку. У них по 50 тысяч заболевших в день, и из них 80 процентов – это новый штамм. Британский там, еще какой-то.

- А ты сам как ко всей этой теме относишься?

- Я уже не знаю, чему верить. В России вообще всем пофиг. Тут заходишь куда-то – маска, не маска, все продадут спокойно. А в Турции все везде в масках, и если ты идешь без маски, на тебя прям так смотрят… У нас еще тест на ковид был каждую неделю.

- Это когда тебе в нос засовывают палочку, а вытаскивают всю в крови?


- Да, когда тебе мозг ковыряют. И зрителей у нас весь сезон не пускали.

"На Мамаева деньги есть, а на меня нету. В "Тракторе" вот так"



- Что все-таки произошло с "Трактором"? Ты шел лучшим бомбардиром "Челмета" и внезапно куда-то пропал.

- Я получил травму, сломал большую берцовую кость. Сижу, жду операции. Тогда ребят с такими травмами отправляли на операции в Германию. А ко мне подходит директор "Челмета" и говорит: "не, у нас денег нету". А я такой агрессивно настроенный: "А на Мамаева деньги есть?" Мамаева отправляли куда надо, все ему делали, а на меня денег нет. Ну, он (директор) говорит: "ты еще молодой, еще ничего не доказал, чтоб на тебя деньги тратить". Ладно. Сделали мне операцию в областной больнице. Потом наколенник нужен был, чтоб после травмы выходить на лед. Он стоит 50 тысяч. А мне директор опять говорит – "это дорого". Но самое главное, что мне потом пришлось опять делать ту же самую операцию, потому что в первый раз сделали неправильно, кость не срослась. И врач говорил, что если б в Германии делали, то сразу все было бы нормально. Но на Мамаева деньги есть, а на меня нет. Я понял, что в "Тракторе" вот так. Ненавижу блатных.
(Защитник Данил Мамаев имел гарантированное место в составе "Трактора", так как был зятем замгубернатора Челябинской области – прим. ред.)

- Почему игроки вообще терпели Мамаева в составе "Трактора"? Не могли ему руку сломать, чтобы он не играл?

- Да потому что руководство сразу давало… за любой выпад в его сторону. У нас как-то был эпизод, один парень из "Трактора" с ним подрался. Его сразу вызвали к руководству и сказали – больше так нельзя делать. Мамаев неприкасаемый.

- Ладно, вернемся к твоей истории. Как справлялся с жизнью на костылях?

- Травмы лучше вообще не получать, но я бы лучше выбрал сломать руку, чем ногу, если честно. Ты не можешь погулять, выйти в магазин, когда тебе надо, ну такое себе. Особенно когда на улице гололед – хочешь погулять, а костыли разъезжаются. А еще на тебя смотрят везде… Как на инвалида. Я иду в гипсе, и все – "вам помочь?" А мне не надо помогать, я сам все могу.

- Разве плохо, что люди предлагают помощь?

- Не в этом дело. Неприятно, что люди тебя жалеют, понимаешь? Сталкиваться с этими взглядами постоянно. Не люблю жаловаться и не люблю, когда меня жалеют. Я ходил на костылях четыре месяца, был обузой для всех.

- Чем закончилась история с "Трактором"?

- Я сделал одну операцию, вторую. Пропустил весь сезон 18-19. Они говорят – "Юр, мы тебя ждем на следующий сезон". Предлагают контракт. Я прихожу летом на сборы и говорю тренерам, что мне реабилитолог запретил бегать на полгода. "Да, конечно, все нормально, крути велик". А через какое-то время они на меня обозлились, что я только велик кручу. Сказали: "Если хочешь играть в команде, беги кросс". Я опять объясняю, что мне нельзя. "Ну, все тогда, увольняйся". Ладно, я побежал через боль. Нормально вроде пробежал. И мне говорят: "Юра, тебе еще три месяца восстанавливаться как минимум. Съезди куда-нибудь, получи игровую практику, а потом возвращайся, мы тебя будем ждать". Ну, окей. Я нашел команду в Белоруссии. Три месяца там играл, набрал хорошую форму. Думал, что вернусь в Челябинск. Агент стал звонить в "Трактор", а там просто не брали трубки. Вот и все. В тот год они 8-9 человек вот так выперли. (Юра в итоге провел в Беларуси весь сезон 2019-2020, "Трактор" так и не вышел с ним на связь – прим.ред.)

- После всей этой истории с травмой не стремно было возвращаться в хоккей?

- Естественно, был какой-то мандраж, когда шел в борьбу, в столкновения. Все-таки пропустил столько времени. Но потом раз, другой столкнулся – и ничего, колено на месте, травму не получил. И все стало нормально.
Источник фото:
рейтинг: 5.0 из 5
голосов: 1

Комментарии Правила

Возможно вас заинтересует

Сейчас обсуждают