Иван Лекомцев: главная эмоция - удовлетворение от проделанной работы

Капитан чемпионской "Югры" Иван Лекомцев в интервью поделился эмоциями от триумфа и рассказал, как команда отпраздновала успех.


— Иван, у вас богатая карьера, за спиной 12 лет на высшем уровне российского хоккея, на профессиональном — и того больше. А теперь вы еще и капитан команды-чемпиона. Каково это — ощутить этот вкус победы?

— Я не только в этой команде был капитаном, но эмоции от того, что ты капитан чемпионской команды, конечно, отличаются. Главное, что удалось оправдать доверие команды, болельщиков и руководства клуба. Мы старались строить эту команду весь сезон, с самого лета. Даже, можно сказать, начали строить ее в прошлом сезоне. Эти кирпичики, паззлы совпали-сошлись и все получилось. Самая главная эмоция на самом деле — это удовлетворение от проделанной работы, от того пути, который мы прошли, сколько мы сделали. Основное удовольствие именно от этого. Кубок, который мы подняли — это вишенка на торте.

— Что чувствуете сейчас, когда с медалью и кубком в руках оглядываетесь назад на всю карьеру? Преодолев такой большой, многолетний путь, вы, наконец, стали чемпионом.

— Все, что ни делается — все к лучшему. Если жизнь приготовила тебе такой путь, то значит так и должно быть. Я научился получать удовольствие от того, каким делом я занимаюсь: я играю в хоккей с самого детства, продолжаю до сих пор играть в любимую игру. У меня есть возможности, чтобы жить, семью кормить — поэтому круто. Я наслаждаюсь каждым днем, находясь в этом спорте, игре, команде. Эмоции только положительные.

— "Югра" — важная команда в вашей карьере, вы многое пережили с ней в самые разные годы. Есть особое чувство гордости, что триумф в итоге случился именно с "Югрой"?

— Надеюсь, что и я сам, и команда — все помогли клубу. Эту команду исключили из КХЛ, но мы доказали всем, что, наверное, это было не совсем верное решение. Самое главное, что мы сделали для этого клуба — вернули людей на трибуны, вернули атмосферу, которая царила в те времена, когда клуб выходил в плей-офф Кубка Гагарина. Сейчас люди вернулись, они снова начали получать удовольствие от просмотра игры, от боления за любимых игроков. Считаю, это наше главное достижение. Не считая победы, конечно.

— Не считая золотого матча, можете вспомнить самый яркий домашний матч в плане поддержки?

— По ходу плей-офф стали немного давать послабления по противоковидным мерам, начали потихоньку запускать людей на трибуны. С каждой игрой количество людей на арене увеличивалось, людям дали поболеть за команду. Спрос был гораздо больше, чем предложение: люди стояли в очередях, разворачивались и шли домой — не хватало билетов.

— Три первых матча финальной серии проходили по одному сценарию: пропускаете первыми, сравниваете в середине, добываете победу. Как команде удавалось держать концентрацию и раз за разом отыгрываться?

— С "Металлургом" эти шайбы сыграли злую шутку. Голы были легкие и, видимо, их это расслабляло. Но для нас это был стимул: мы даже в раздевалке говорили, что целый год шли не для того, чтобы пропустить гол и расклеиться — нас это мало должно волновать. Мы играем в свою игру и если будем делать все то, о чем договаривались — то все будет нормально. Мы по 3-4 шайбы забрасывали за период, отыгрывались в более сложных моментах — ничего страшного не происходило. Главное — нужно было дать ребятам понять, что один пропущенный гол не значит, что мы проиграли игру, а проигранный матч не означает, что мы проиграли серию. Никакой паники не было, просто работали дальше, были уверены, что забьем, отыграемся.

— Кричали в раздевалке в перерывах тех матчей? Или подбадривали команду без негативных эмоций?

— То, что было в раздевалке — останется в раздевалке. Всегда отвечаю так на этот вопрос, ха-ха. В раздевалке у нас было полное взаимопонимание со всеми: с партнерами, с тренерским штабом. Не было моментов, что кто-то с чем-то не согласен. Каждый понимал, что он делает, понимал, в чем ошибся. Проблем не было.


— После трех стартовых побед случились 2:7. Дали слабину или это был один из дней, когда у соперника залетало все, а у вас — почти ничего?

— Все правильно, только что хотел об этом сказать. Это был тот день, когда мы забили то, что заслужили, а у соперника залетело очень многое. Такие дни бывают. По возвращении в раздевалку у нас не было никаких негативных эмоций: да, мы расстроились, что не совсем выполнили все то, что должны были. Главное было не поддаваться панике. Да, проиграли: нет разницы, проиграть 0:1 или 2:7. В плей-офф есть следующая игра, которую должны выиграть. Серия не закончена на 2:7 — сделали выводы и все.

— Нет худа без добра — в итоге вы выиграли Кубок перед родными болельщиками. В этом ведь наверняка есть особый шарм?

— Конечно. Когда выигрываешь дома — это родные и близкие у ребят на трибунах, это болельщики, которые поддерживали нас весь год. Мы подвесили эту вишенку на торт, подарили всем праздник.

— Что в голове у игроков, когда они выходят на потенциально золотой овертайм? Лишь одно движение — и вы чемпионы...

— ...либо ты продолжаешь серию и едешь в Новокузнецк обратно играть. Самое главное было донести до ребят, что не нужно выходить и думать, что мы выиграем или проиграем. Мы не знаем, что будет в будущем. Если мы выходим на овертайм и думаем о том, что будет, то мы не сыграем так, как должны это сделать. Ты должен с холодной головой выходить. Мы поговорили об этом в раздевалке: мы столько шли к этому, это наш овертайм. Ребята все понимали: не было сложностей мотивационных, еще каких-то. Нужно было просто вовремя произнести те слова, которые в итоге и были сказаны.


— С одним движением, отчасти, так и вышло. Золотая шайба заброшена с добивания на пятачке. Вы хорошо видели тот момент в реальном времени? Каким он запомнился? Каково это все было?

— Шайба в ворота еще не залетела, а ты уже понимаешь: "Все, все это закончилось, ты — чемпион". Мы побежали на лед, и единственное, что омрачило— это правило, по которому специалисты лиги должны убедиться, что шайба заброшена чисто и просмотр не требуется. И ты должен ждать момента, когда тебе это подтвердят. Мы побежали, но судьи нас остановили. Ты разворачиваешься, хотя все уже обрадовались, трибуны обрадовались. Потом эта тишина, которая сбивает победный настрой. Потом подтверждается, что гол есть — ты бежишь, трибуны кричат. Круто, классные эмоции — не думаю, что кто-то с чем-то их может сравнить. Вкус победы остается на всю жизнь. Да, до этого мне не удавалось поднимать кубок, но за всю карьеру я только два раза не выходил в плей-офф со всеми командами. И проходя каждый из кругов, ты радуешься, что ты одержал маленькую победу. Да, ты не выиграл войну, но ты выиграл сражение, которое тебе позволяет биться с более сильным соперником. А когда ты обыграл всех соперников на этом уровне, то ты понимаешь, что сильнее тебя на сегодняшний день никого нет. Эти эмоции ни с чем не сравнить.

— Каким был чемпионский вечер у "Югры"? Куда поехали, где были, во сколько разошлись?

— Мы очень долго сидели в раздевалке: пока все высказались, пока отмечали с командой, пока жены пришли с детьми. Потом мы поехали в ресторан, там отметили с кубком и поехали спать. То ли рано, то ли поздно... (Смеется.) Вот и все празднование. Сейчас готовимся к официальным мероприятиям. Будет закрытие сезона с болельщиками, банкет — все будут в костюмах. И все, мы разъедемся по домам.
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают