Иван Куликов: мне прикольно выходить при пожаре

Вратарь "Динамо" из Московской области Иван Куликов рассказал о ходе этого сезона, о том, как выбрал амплуа голкипера, и признался, что нормально себя чувствует, когда выходит на замену при проигрышном счете.


— Ваня, у всех вратарей есть истории о том, как они выбирали амплуа. Расскажешь свою?

— Мне просто понравился вратарский шлем. А еще такое дело, я очень рано вырос, был выше всех в команде, большой и неуклюжий. На контрасте с ребятами, которые уже год-два катались, я совсем терялся, поэтому меня в ворота поставили. Лет шесть, шесть с половиной тогда было. Тренер просто не видел меня ни защитником, ни нападающим. Так что я сразу купил разукрашенный шлем и стал в воротах играть.

— То есть, как в любительском хоккее — кто хуже всех катается, того ставят в ворота?

— Практически так и было. Но сейчас я уже хорошо катаюсь, я не кривой какой-то. Если бы я сейчас стал защитником или нападающим, то нормально бы катался, не выделялся.

— Ты начинал в школе "Крыльев Советов", а потом перешел в систему "Динамо", как происходят переходы в детском хоккее?

— Я в "Крыльях" до 14 лет играл, а потом настал такой момент, когда я, скажем так, сел. Мало играл. А тут на какой-то игре на трибуне сидел тренер "Динамо" Михаил Милёхин, он меня заметил и предложил перейти к ним. В "Динамо", конечно, все по-другому стало. Там совсем другие перспективы. У "Крыльев" есть только молодежка, и все, а у "Динамо" огромная вертикаль — и МХЛ, и ВХЛ, и КХЛ. Я понимал, что в плане роста там лучше будет. Поначалу тяжело было, там ребята посильнее, конкуренция, все по-другому, но потом влился, и все стало нормально. А еще в "Динамо" все выдавали — и форму, и клюшки. В "Крыльях" я сам все покупал, там вообще ничего не выдавали.

— С кем ты проходил сборы перед этим сезоном?

— С командой ВХЛ. А до этого три года с командой КХЛ проходил сборы. Но в этом году скомканная предсезонка получилась. Мы приехали на сборы, прошла неделя, и все заболели коронавирусом. Так что две недели сидели на карантине, а потом в итоге наверстали упущенное.

— Как тебе тренировки Крикунова, о которых ходят легенды?

— Тяжело, конечно. Но у меня в этом плане максимализм — глаза горят, стараюсь. Потому что когда летом так тяжело занимаешься, потом тебя хватает на весь сезон, и даже еще на один хватило бы. Думаю, после таких сборов можно спокойно провести полтора сезона.

— Рассказывают, что на тренировках Крикунова все ползают: одного тошнит, у другого кровь из носа идет...

— Да, но я обычно стараюсь подходить к сборам уже в какой-то форме, поэтому мне не тяжело. То есть, тяжело, конечно, но не до такой степени, чтоб меня прям рвало.

— У "Динамо" МО есть свои турнирные задачи? А то все говорят, что вы должны готовить игроков для основы, и это главная цель.

— Конечно, есть. Я считаю, что всегда надо бороться за Кубок, за самые верхние места. На данный момент у нас первостепенная задача — зайти в плей-офф, а там уже бороться за Кубок. Понятно, что надо готовить игроков для московского "Динамо", но я считаю, что мы не подготовим никого никуда, если сами не будем выигрывать.

"Разогреться можно и на лавочке"


— Когда сидишь на лавке или на трибуне, ты вовлечен в игру или скучаешь?

— Конечно, я вовлечен в игру. И когда дают шанс — стараюсь по максимуму показать себя. Я бы не сказал, что у меня какой-то плохой сезон сейчас. Играю, может, не самым удачным образом, но в плане развития, опыта это хороший сезон. Я считаю, что все вот эти трудности, которые есть, — они пройдут, и я потом только сильнее буду.

— У тебя был матч с шестью пропущенными шайбами, после которых заменили. Такие моменты сильно дезориентируют?

— Раньше дезориентировали, да. Но сейчас я просто разбираю свои ошибки, прорабатываю их и стараюсь больше такого не допускать. Из колеи меня это сильно не выбивает. На льду я не один, мы всей командой играем. Где-то я ошибся, где-то кто-то еще, ну и вот.

— То есть, пропущенные голы ты не принимаешь близко к сердцу.

— Ну, во время игры я точно стараюсь об этом не думать, пропустил — и играю дальше, стараюсь следующий не пропустить. После игры смотрю, что я сделал не так, и все, иду дальше.

— А каково выходить на замену при "пожаре", когда команда проигрывает, и другой вратарь напропускал?

— Мне прикольно выходить при пожаре. Понятно, что для команды это не очень, но мне нравится в такой ситуации выходить. Это хорошая возможность завести команду, придать уверенность, изменить игру своим примером, помочь перестроиться.

— Обычно говорят, что вратарь выходит на замену неразогретым, и это проблема.

— Да нет ничего такого. Разогреться можно и на лавочке, а потом на лед выходишь, один-два броска поймаешь, и ты уже "горячий".


— Открой секрет, почему вратари сидят на лавке в ловушке и блине, а шлем не надевают?

— Сейчас уже нельзя без шлема сидеть, судьи подъезжают и запрещают, потому что шайба может в голову прилететь. А так мы греемся просто. Кто-то даже полотенце на шею наматывает. Реально холодно же!

— Какая арена, где приходилось играть, самая холодная?

— В Тамбове, наверно. Еще в Ижевске и в Учалах ужасно холодно. Хорошо, что "Горняк" из Учалов переехал.

"Без телефона лежишь... Телевизор смотришь"

— С кем ты живешь на выездах?

— По-разному, то с Леоном Денисовым, то с Вадимом Жеренко, последние выезды вот с Герой Кузнецовым живем (другим вратарем "Динамо" МО — прим. ред.).

— Кузнецов нормальный сосед?

— Да, он веселый, нам с ним никогда не бывает скучно.

— Вы недавно с ним исполнили танец после победы. Еще такое будет?

— Будет! Просто мы с ним редко в пару попадаем пока. А так мы с Герой с четырнадцати лет вместе играем, прошли и СДЮШОР, и молодежку, и "Вышку", у нас очень дружный тандем и много приколов совместных. Когда в Балашихе играли, он на парковке устраивал после побед... "Восьмерки" катал и все такое. Исполнял прилично.

— Расскажи, какие условия в "Динамо", база у вас есть?

— У нас не база, а отель. Когда нет игр, мы по домам живем, а перед играми в отель заезжаем. Там очень хорошие условия, нам все нравится.

— Вас ограничивают в перемещениях?

— Нет, конечно. Перед игрой, понятное дело, вечером остаешься в номере, спишь, а так — ходи, где хочешь.

— Есть команды, в которых никуда не выпускают и даже телефоны забирают.

— Правда, что ли? Ну, я считаю, что это детский сад. ВХЛ — это уже профессионалы. И когда человек профессионал, он сам знает, когда ему надо телефон убрать, когда поспать, и так далее. Вот в МХЛ у нас забирали телефоны. Там понятно — мы молодые ребята, еще нет самоконтроля, а когда ты постарше становишься, сам уже понимаешь, надо тебе телефон или нет.

— А что делать без телефона весь вечер в отеле?

— Я в прошлом сезоне с этим столкнулся в МХЛ. Ну... ничего, лежишь, телевизор смотришь. Потом выключаешь телевизор и ложишься спать. Мне это не нравится, конечно. Что ущемляют твою свободу.

— Кто в "Динамо" самый шумный человек в раздевалке?

— Марк Верба определенно. У него отличное чувство юмора, и он самый веселый у нас. Тимур Бешаров еще — вот они у нас самые такие заводилы.

— Какую роль выполняет Денис Кокарев в команде? Он же старше большинства из вас на пятнадцать лет.

— Денис легендарная личность, конечно. Он вносит огромный вклад в раздевалке, мы все молодые еще достаточно, он нам подсказывает. Он выполняет очень важную роль в этом смысле. И когда надо, и когда не надо... И он не теряется в нашей команде. У нас весело, и он такой же: мы вместе шутим, смеемся, но когда до игры доходит — он всегда говорит что-то по делу, то есть, роль капитана свою выполняет отлично. А если мы где-то собираемся, допустим, в ресторане, то всей командой, и Денис в том числе, он не отстает от этого. Если идем — то именно все.

— Возраст важен в коллективе?

— Да нет, мы все на одной волне, скорее опыт важен. Вот как Аслан Раисов играет — это вообще супер-мега-компьютер. Он много где поиграл. Или тот же Кокарев. Они авторитеты, конечно, в раздевалке, но в плане именно опыта, а не возраста. А так мы все наравне.

— Кто у вас ставит музыку?

— Тоже Марк Верба.

— И какую?

— Так как у нас Денис Кокарев есть в команде, он часто заказывает диско 80-х, танцуем после игры под нее. У нас, если зайдете в раздевалку, очень весело после матчей.

"Стейк средней прожарочки и куча овощей"


— Чем увлекаешься помимо хоккея?

— В приставку играю, книг много читаю, а еще учусь готовить.

— Откуда такое стремление?

— Просто хочется развиваться постоянно. Я и в книгах стараюсь что-то для себя новенькое найти, и новое вкусное кушать. А фирменное блюдо у меня — стейк средней прожарочки. К нему салат какой-нибудь с бальзамическим уксусом, люблю, чтоб прямо куча овощей. И еще гречку очень люблю.

— Расскажи про книги, что читал в последнее время?

— Всем советую прочитать "Е2", это книга на философско-физическую тему, она о том, что люди— все мы — это энергия, и мы все вибрируем на определенных частотах. И каждый человек притягивает в свою жизнь то, о чем он думает, что говорит и что чувствует. Еще пусть все прочитают "Ответ". Там про распределение потенциалов, своих целей, про распределение возможностей, в общем, про все, что связанно с достижением поставленной цели. Я такое больше читаю — про развитие и то, чем можно пользоваться в жизни. А всякую фантастику не очень люблю.

— Недавно ты обновил свой шлем — почему именно горилла?

— Это одно из моих любимых животных. Оно должно страх наводить, кошмарить соперников. Сделал шлем в бело-синих цветах "Динамо", все достаточно минималистично. Там еще на затылке слово "game" перевернутое — "игра" по-английски. Идея в том, что надо что-то делать, чтобы переворачивать игру. А до этого у меня был Веном на шлеме (герой голливудского фильма — пришелец, который вселялся в тело человека — прим. ред). Когда фильм вышел, много вратарей нарисовали Венома на шлеме. Мне кажется, это близко к вратарской теме: какая-то сущность, которая сидит внутри тебя.


— Сколько стоит это дело?

— Тридцать одна тысяча вышла. Но если бы я сделал, чтоб он светился в темноте, но вышло бы тридцать пять.

— А сам шлем сколько стоит?

— Если не ошибаюсь, он стоит около шестидесяти тысяч. В нем полтора-два сезона можно отыграть, но потом он уже начинает гнить, и пена, которая внутри шлема, становится жесткой, а болты ржавеют и разваливаются. Поэтому его надо менять.

— С рисунком что-то может случиться? Вроде того, как когда делаешь аэрографию на капоте машины: малейший скол, и все надо заново перекрашивать.

— Нет, такого я не замечал. Может, если по краям заденут шайбой — краска отваливается. Следы от шайбы остаются. Но только если очень сильный бросок, а так краска держится. Сколы могут быть, порезы. Но точно нет такого, чтобы попали — и вся краска осыпалась.

— Расстраиваешься, когда замечаешь сколы?

— Поначалу, на первых тренировках, когда в новом шлеме выходишь, ребята сразу пытаются попасть в голову. Проверяют на прочность. Тогда да... Ну, а потом уже не очень сильно расстраиваешься.

— У тебя волосы до плеч — не мешают в игре?

— Да нет, я их заправляю там правильно, и они не мешают. Просто я раньше ходил с короткими волосами, а потом понял, что мне с длинными лучше. Красивее себе кажусь и нравлюсь.

— В команде не подкалывают?

— Бывает еще как. Хотя, вот у Коли Чебыкина тоже достаточно длинные волосы, поэтому я не так уж сильно выделяюсь.

— А вообще хоккеисты обсуждают между собой такие вещи? Кто во что одет, у кого какая прическа.

— Конечно, у нас за этим постоянно следят. Там чуть шаг в сторону — и тебе капец. Вот Миша Семенеко любит ходить в пальто и в такой шляпе, как у водителей микроавтобусов. Так он когда заходит — начинается просто ор на всю раздевалку!

— На всех заявочных фото "Динамо" улыбаешься только ты и еще 3-4 человека.

— Я всегда стараюсь улыбаться, у меня уже два-три года такие фотки. Это моя фишка — что я постоянно улыбаюсь.

Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают