Константин Курашев: мы работаем для людей, как же можно быть закрытыми от них?

В середине ноября "СКА-Нева" одержала восемь побед в десяти матчах, однако накануне первого в сезоне петербургского дерби армейский клуб неожиданном объявил об отставке тогдашнего наставника команды Константина Курашева. Итоговый рассказ о полуторагодичной работе в ВХЛ одного из самых открытых людей в истории лиги – в большом постновогоднем интервью, которое обязательно согреет в первые дни послепраздничного восстановления.



- Константин Борисович, давайте сразу начнем с неприятного, чтобы потом к этому не возвращаться. Правильно понимаем, что вас уволили за день до дерби?

- Не совсем. Я узнал в воскресенье, до матча с "Динамо" оставалось три дня. Мы приехали с выезда, был выходной день. Меня вызвали и сказали, что я больше не тренер "Невы".

- В чем аргумент?

- Об этом не объявили.

- То есть, никого не смущало, что вы выиграли восемь матчей из десяти, лишь в одном из них оставшись без очков? Внезапно понадобилось сменить тренера…

- Не я же себя уволил (улыбается). Те, кто уволил - у них, наверное, какие-то аргументы были. Мне про них не сказали.

- Вы явно не были готовы к такому повороту?

- Да, это уж точно!

- Как провели остаток воскресенья после такого?

- Спокойно. Мне сказали, что нужно оформлять документы, получить трудовую книжку - как-то все обыденно было, ничего особенного не делал. Появилось много времени - ходил, смотрел на игры "46-х", "Варягов", "Невы". Повторюсь, все обыденно, просто стало много свободного времени: с одной стороны как-то непривычно, с другой - вот, есть возможность погулять побольше, походить на игры. Хотя я и раньше с удовольствием ходил на молодежку.

- Вы продолжили ходить на игры системы СКА. Можно сказать, что прониклись самой идеей, ребятами?

- Нет, ну что греха таить - прекрасная организация. Я по-прежнему считаю, что это были прекрасные полтора года, я познакомился с прекрасными людьми. Не хочется повторяться, но это правда. Администрация, начальник команды, тренерский штаб, массажисты, работники дворца - все прекрасные люди, которые работают на клуб, на команду. Мне было приятно и комфортно с ними работать. Жизнь продолжается, все прекрасно.


- Вы пришли на дерби сразу после увольнения. Показалось, что вы были чуть ли не популярнее, чем то, что происходило на льду.

- Нет-нет. Мы приходим смотреть на игру, на хоккей, на игроков. Радоваться, когда у них получается, когда они получают удовольствие от игры и играют уверенно, хорошо. Мы – те, кто поддерживает их – только рады. Со мной рядом были, кстати, болельщики "Динамо", ха-ха. Они тоже переживали, болели. Меня узнала одна девушка из них, подошла и задала очень интересный вопрос: "У "Динамо" не хватает одного игрока в составе, у них 12 нападающих и только 7 защитников - это влияет как-то на игру или нет?"
 
- И все-таки. Куча людей с "Рыжего сектора" вас искали на трибунах, подходили - такое внимание было. Не каждого тренера в системе так провожали…
 
- Не хотел бы мериться чем-то. У нас сложился хороший контакт с "Рыжим сектором", мы в прошлом году часто встречались с болельщиками, тренировки проводили, они ребят с днем рождения поздравляли. Мне кажется, это правильное отношение хоккеистов со зрителями: мы играем для болельщиков. Как без контакта с теми, для кого и ради кого мы играем? Это прекрасно, я бы очень хотел, чтобы эта традиция продолжалась. Понятно, что сейчас ситуация не позволяет, но контакты должны быть.

- Если посмотреть со стороны, то вы для болельщиков стали знаковой фигурой, все чуть ли не плакали, когда узнали о вашем внезапном увольнении. Что для вас значит такое признание людей, что вы смогли стать для простых болельщиков кем-то большим, чем просто тренер?

- Я всегда делал, делаю, и, надеюсь, в будущем буду делать свою работу искренне, честно, без показухи, хайпа, как модно сейчас говорить. Я делаю свою работу честно, как понимаю и вижу; исходя из опыта, который набрал. Стараюсь не подстраиваться ни под кого. Это нравится игрокам, болельщикам - я рад. Но мериться с кем-то я бы не хотел - каждый выполняет свою работу так, как считает нужным, как умеет и может.

Еще раз повторюсь: я рад, что между нашими болельщиками и командой завязались хорошие и тесные отношения. Считаю, что это здорово - мы играем для зрителей. У нас есть привилегия делать зрителей счастливее, радостнее в это непростое время. Если у ребят это получается - я только рад.

- Вы с командой встречались после отставки?

- Нет. К сожалению, чисто технически не получилось. Так что хорошо, что предоставилась возможность через интернет попрощаться с командой, ребята помогли. Хотелось бы это сделать в раздевалке, но не получилось.

- Здесь же тоже наверняка не все игроки были мной довольны - это нормально. Те, кто играл постоянно, были в составе - они, скорее всего, проявляли симпатию. Те, кто редко попадал - может быть, у них что-то остается всегда. Человеческий фактор.

С другой стороны, хочу отметить, что ко мне подходили ребята, которые не попадали в состав - не хочу сейчас называть имен, чтоб никого не подставлять - мне показалось, что они искренне благодарили за время работы, за то, что чему-то они научились. Вот это было для меня приятно. Люди, не всегда попадавшие в состав, нашли возможность, смелость сказать "спасибо". Это приятно.

- Во время первого интервью мы с вами много размышляли насчет европейского подхода, методики, в которую вы впитали много швейцарского менталитета. В итоге все закончилось таким вот странным образом - показывает ли это, что в России пока не готовы к столь доброму демократичному тренерскому подходу?

- Я не знаю, это очень философский вопрос. Я бы не хотел думать, что не готовы. Я не хочу сказать, что у меня есть прямо "метод работы", у меня нет философских мировоззрений, методик. Я работаю так, как считаю. С другой стороны, много лет назад, когда я только начинал, мне сказали: "Тренер, которого никогда не увольняли, не может считаться тренером". Если следовать этой философии, то мне нравится! (Смеется.) Раз уж мы философствуем сегодня, то давайте еще глубже: я попал в группу таких людей, которых увольняли из СКА! Я вам скажу, что это очень приличная компания, ха-ха. Оказаться в числе их - ничего не имею против! (Улыбается.)

-  С самим клубом вы остаетесь друзьями?

- Опять же, я не знаю. С моей стороны - да, однозначно. У меня нет проблем, честно. Но что обо мне думает клуб – я не знаю; опираясь на то, как быстро меня уволили - я не могу судить об том, что обо мне думают. Но лично у меня нет никаких "камней за пазухой".

Конечно, ситуация не может не расстроить. Я бы с удовольствием продолжил работу. Все получалось, ребята, которые болели, возвращались, результат удалось стабилизировать - сейчас будет полный состав, пришли новые игроки, которые усилят команду. Я бы хотел продолжить, но кто-то решил, что команде нужен новый тренер. Они мои работодатели, они решают. Они мне дают работу - я работаю, не дают - нет. На что обижаться? У них была причина.

- Они вам ее не озвучили.

- Их право.


- В итоге ушли только вы, без штаба.

- Да. И я надеюсь, что все останутся. Еще раз повторю - все прекрасные специалисты. Тренер по физической подготовке - специалист со своим видением. Ассистент Михаил Милехин - тоже прекрасный специалист в своей области. Тренер вратарей, я считаю, вообще профессионал высшей квалификации в своем деле – в моей практике еще не было тренера вратарей настолько серьезного уровня. Было очень приятно со всеми работать. Надеюсь, что они будут в клубе еще долгие годы.

"Незабываемый момент, когда мы встретились с дочкой в Петербурге"

- В Петербурге вы оставались до конца ноября. Чем занимались несколько последних недель в России?

- Первую неделю провел в Петербурге, затем отправился в Москву - проведать своих родителей, родителей жены, потому что летом не получилось из-за коронавируса. 30 ноября оттуда вылетел в Швейцарию. Сейчас буду потихоньку искать себе работу.

- Значит ли это, что мы вас больше не увидим в России?

- Нет-нет. Я бы с удовольствием поработал здесь еще, в том числе и в ВХЛ. За эти полтора года я ознакомился с командами, инфраструктурой клубов нашей лиги. Конечно, я слышу и о таких ситуациях, как в Самаре. Разумеется, она не оптимальна, но хоккей для меня - вся жизнь; как для игрока и как тренера. У меня есть силы, идеи, огромное желание. Я не исключаю ничего: если появится возможность в России - прекрасно, не появится здесь - буду смотреть в Швейцарии.

- Полтора года в ВХЛ - что они вам дали как хоккейному человеку?

- Хорошая, сильная лига, честно. Не ожидал. Много хороших игроков. Хотелось бы, чтобы было еще больше молодых ребят в лиге. Есть в молодежке игроки, которые уже должны выходить из МХЛ, они переросли ее в хорошем смысле и им нужно играть на более высоком уровне - против мужиков. Ближе подходить к КХЛ. Хотелось бы, чтобы тренеры доверяли больше молодым. Я понимаю, что у всех команд стоят свои задачи: выиграть чемпионство, в плей-офф попадать. Но не надо забывать, что мы воспитываем молодежь. Задача тренера - помочь хоккеисту реализовать себя и помочь ему выйти на самый высокий уровень. Это, мне кажется, главное, что бы хотел пожелать всем командам.

Но, повторюсь, хорошая и сильная лига, есть сильные хоккеисты. Особенно хорошо, когда у команды есть микс молодых и талантливых игроков с опытными, которые играли в КХЛ и брали Кубок Гагарина. Когда молодые ребята играют против хоккеистов такого уровня - это очень полезно. Та группа ребят, которая переросла МХЛ - нужно поднимать их. Тем более, когда есть возможность играть против таких мастеров - что может быть лучше для молодого хоккеиста?

Надеюсь, лига и дальше будет развиваться и в техническом, и финансовом плане. Надеюсь, решится ситуация в Самаре и других клубах. Очень не хочется, чтобы хоккеисты и тренеры теряли работу и не могли заниматься любимым делом.

- Три главные вещи, момента, зарисовки, которые будете вспоминать об этапе в "СКА-Неве"?

- Так сложно сказать… Не могу забыть свое впечатление, когда я впервые попал в "Хоккейный город". Меня тогда провели по всем аренам, тренажерным залам, медцентрам, гостинице - это был шок, такого я не видел. В Швейцарии тоже! Второе - это знакомство с интересными людьми. Это не может пройти мимо, это остается на всю жизнь. Большее спасибо хотелось бы сказать Петру Ильичу Воробьеву, он в последнее время все больше и больше делился своими секретами, помогал - такое нельзя забыть, когда опытный тренер с именем делится тайнами с каким-то картофельным мешком (смеется). Это приятно, очень помогало - и его критика, и его полезные советы.

Ну город, естественно, Питер. У меня не было много возможностей куда-то выходить, но, как вы правильно отметили, когда приезжала дочка – она меня выводила в центр города погулять, в Эрмитаж. Так уж сложилось в семье, что мы много времени находимся не вместе, но когда получается встретиться всем - это незабываемые моменты. Та встреча в Петербурге с дочкой, с которой не виделся год - лично для меня это незабываемый момент.

Теперь вот у меня вдруг, нежданно-негаданно, появилась возможность увидеть сына с дочкой! Филипп начал сезон в Швейцарии, в "Лугано", дочь продолжает учебу в Германии, но в декабре у нее закончилась практика, и она тоже приехала в Швейцарию.

- Кстати, давайте немного пофантазируем. В начале года был небольшой слух, что Евгений Попихин – ваш старый друг – может возглавить клуб в Дубае. Вы бы с ним пошли работать тандемом, даже не будучи главным тренером?

- Да, с ним я готов работать всегда! (Улыбается.) Но я не слышал про Дубай. Все может быть, в жизни все бывает. С "Хумо" же получилось. Я же до этого сказал, что хочу, чтобы лига развивалась, желаю ей этого. Это большая помощь большому количеству мальчишек, возможность ступить на промежуточную ступень перед КХЛ - играть на этом уровне, играть с мужиками.

- Ваш тандем с Евгением Николаевичем - мечта любого клуба с точки зрения межличностной работы, человеческих отношений. Сейчас уже можно поделиться тем, что все люди, которые так или иначе наблюдали за вашим пребыванием в лиге, прониклись вашей личностью. Сейчас вы покидаете ВХЛ как один из самых открытых тренеров в истории организации, и многим людям было объективно грустно...

- Не надо о грусти! Нельзя допускать ее в таких вещах, давайте концентрироваться на положительном и хорошем! Давайте будем считать, что у меня просто творческий отпуск! (Смеется.) Моя работа как тренера (как и хоккеистов) - это работа для болельщиков, для людей. Как можно работать для людей и быть от них закрытыми? Я этого не понимаю (улыбается). Я работаю для людей.

А про тандем с Евгением - мы можем только теоретически предполагать, что это мог бы быть хороший союз. Но я не против, уверен, между нами не могло бы быть конфликтов. Это важный человек в моей жизни, я никогда не забуду все то, что он сделал для меня, моей карьеры, семьи.


Комментарии Правила

Сейчас обсуждают