Георгий Кузнецов: на первых тренировках я стоял с закрытыми глазами

Вратарь "Динамо" из Московской области Георгий Кузнецов рассказал, как отмечает новогодние праздники, а также поделился подробностями начала своей хоккейной карьеры и объяснил, что у него нарисовано на маске.


— Георгий, самый актуальный вопрос: как праздники отмечаешь?

— Мы ездили к своячкам в Новосибирск. Мы их по приколу так зовем — своячки. Это сестра моей девушки и ее муж — он за ХК "Сибирь" играет, Александр Шаров. Мы у них отпраздновали, а уже второго числа вернулись в Москву.

— Какие-нибудь традиции новогодние у тебя есть?

— Как таковых нет, просто подарки близким подарить и хорошо провести время.

— А из еды что у тебя любимое?

— Если именно с новогоднего стола — то крабовый салат, оливье, холодец. А из горячего каждый раз что-то разное. Утка, например, это вообще хорошо. А так я рыбу люблю. Вот когда летом пришлось худеть, я подсел на поке, это такое тайское блюдо — в тарелке по кругу лежат рис, овощи какие-нибудь, помидоры-огурцы, слабосоленый лосось.

— Звучит диетично.

— Ну, да. Я же на карантине набрал вес. В зал, конечно, ходил, но только силовыми занимался, без бега и прочего. А так ел целыми днями. В итоге я весил 95 килограммов. Потом скидывал до 85.

— Это за сколько времени?

— За полторы недели. Тяжело было, я прямо жестко сушился. И диета, и плюс еще сборы в "Динамо" с Владимиром Васильевичем Крикуновым. Там надо выживать просто. А сейчас чувствую себя комфортно. Думаю больше не набирать, а то такое себе — лишний вес очень ощущается, прям очень тяжело.

— Год для всех был непростым, ты за что-то можешь сказать 2020-му спасибо?

— На самом деле, у меня много хорошего было (улыбнулся). Самое основное — летом была свадьба у своячков, шикарно погуляли. Очень много времени проводил с близкими, а еще стал более внимательно относиться к своему здоровью.

"Надо сохранять все эмоции в себе, не расплескиваться"


— Как ты относишься к стереотипам про вратарей? Вроде того, что "умный в ворота не встанет".

— Я же сначала был защитником, а потом меня заставили встать в ворота. Тренер у нас был — Александр Викторович. Он говорил: "Ты постоянно мечешься назад, а вперед не бегаешь, ленивый. И ноги у тебя как-то иксом". В общем, сказал попробовать в воротах. А я вообще не хотел. Мои родители даже к Гимаеву ходили, он тогда был директором ЦСКА, спрашивали, можно ли что-то с этим сделать... Но он сказал, что надо прислушаться к тренеру. Так что я встал в ворота. Сначала было очень страшно. Я первые тренировки стоял с закрытыми глазами. Меня тренер просто брал подмышки и ставил в ворота. А потом я привык. Ну, а стереотипы про вратарей... Как к ним относиться? Понятно, что нормальный человек с инстинктом самосохранения не будет ловить то, что в него летит, особенно шайбу.

— У тебя есть особый статус в команде? Вратаря нельзя трогать перед игрой, например.

— Я сам кого хочешь трону. Могу и подколоть, и еще что угодно сделать. Совсем нет такого, чтобы я странный какой-то был — сижу один в углу, и никто со мной не общается. Нет, я такой же, как все.

— Во взрослом хоккее команда может хейтить вратаря за ошибки?

— Нет, чтобы прямо осуждать, что "вот, ты виноват, такой-сякой" — такого я не встречал. Подкалывать могут, конечно. Но по-доброму. А ошибки мы с тренером разбираем, он говорит, что я не так сделал.

— А вратарь может в свою очередь высказать защитникам за какой-то гол?

— Во время игры нет смысла это делать. Потому что надо сохранять все эмоции в себе, быть настроенным, не расплескиваться. Даже если пропустил и понимаешь, что там защитник накосячил, надо просто отпустить это и играть дальше. После игры можно, конечно, подойти к нему и объяснить, что надо было вот так и так сделать, но во время матча я стараюсь никак не реагировать. Пропустил и пропустил, даже не думаю об этом.

— До драк после игры не доходит?

— Со своими? Нет. По молодежке в начале что-то такое было, а теперь спокойно все решается. Максимум легкие конфликты бывают, но не так, чтоб до мордобоя.

— Как команда отнеслась к переезду из Твери в Красногорск? Вас ведь успели полюбить в предыдущем городе.

— Сразу скажу — сложновато играть без болельщиков. Но что поделаешь, сейчас даже в КХЛ многие играют без зрителей. Так что какая разница, на какой арене, в каком городе. А то, что мы теперь рядом с Москвой, — это удобно. У нас же многие ребята из Москвы. Когда вызывают в КХЛ — ты просто берешь баул и переезжаешь в другую арену, а не едешь двести километров.

— У тебя 15 игр в ВХЛ, четыре в КХЛ. Доволен своей игровой практикой?

— Хотелось бы играть побольше, конечно.

— Смог бы играть вообще без замен весь сезон, как Данил Кудашев из "Ростова"?

— Да он вообще не человек, робот какой-то. Это, с одной стороны, "вау". С другой — хоккей так может и надоесть, наверно.

— А тебе когда-нибудь надоедал хоккей?

— Нет, такого точно не было.

— На каждую игру приходишь с радостью?

— Бывают моменты, когда чего-то неохота, хочется поспать подольше. Но когда на лед выходишь — это ощущение сразу пропадает, хочется играть и играть.

"Он начал „копать“, а я его блином"


— У вас в этом сезоне был фантастический матч с "Зауральем", когда вы спасли игру с 0:4 и победили. Запомнилась эта игра?

— Конечно. У меня такое вообще первый раз в жизни. Я, получается, бэкапом сидел, вышел на замену при 0:4. Думал — главное, чтобы особо много не накидали. Как можно меньше шайб пропустить. Я даже не задумывался, что с 0:4 можно отыграться, смотрел такой — ну, как отыграю, так отыграю. А потом мы забиваем во втором периоде в конце. Я думаю — ну ладно, посмотрим, что дальше будет. Тут мы забиваем в третьем... И я понимаю, что есть шанс! 2:4... Потом оставалось секунд тридцать до конца, и мы еще забили. Я когда на лавку ехал, уже была чуйка, что мы выиграем. Когда именно в конце забиваешь, такой напор идет. Потом овертайм начался, и мы за минуту буквально забили. Я первые секунд пять вообще не понимал, что произошло. Стоял и просто такой: "Что? Ничего себе!" Что-то невероятное, я это надолго запомню.

— Болельщики любят говорить: "Замена вратаря встряхнула команду". Это правда работает?

— Не всегда. Бывает, что вратарь встает после замены — а он не особо разогрет и не готов к каким-то опасным ситуациям. А может быть так, что вратарь, который пропустил три за пять минут, потом спокойно играет дальше без ошибок. Так что все от игры зависит, как карта ляжет. Иногда замена работает, иногда нет.

— Когда тебя самого меняют, это серьезно портит настроение?

— Когда в молодежке играл, то было такое — напропускал, заменили, ты сидишь и думаешь: "Ну, все". А теперь спокойно уже, сыграл и сыграл — дальше будет другая игра, другой соперник.

— После одной из побед ты станцевал на льду вместе со вторым вратарем Куликовым. Это традиция или импровизация?

— Импровизация (улыбается). Кулик решил тоже сымпровизировать, все-таки эмоции после победы — это невероятно. На самом деле, танцев много было, просто не все попадают на видео. Команда угорает надо мной.

— Ты мог бы ударить полевого игрока соперника во время игры?

— Конечно, могу. У меня был такой эпизод в молодежке, мы играли товарищеский матч со "Спартаком", вели 1:0, я зажал шайбу, а игрок начал "копать". Копает, копает... Ну, я что-то психанул и давай блином его... (улыбнулся) Но потом мне объяснили, что лучше так не делать. Потому что это удаление, команда в меньшинстве играет, и непонятно, что может произойти. В общем, если это неизбежно — то могу подраться, но чаще не лезу.

— Эмоции на льду помогают вратарю или мешают?

— Это кому как, за себя скажу — стараюсь во время игры все в себе держать, быть максимально спокойным. А уже после можешь беситься, сколько хочешь.

— После игры как долго о ней думаешь?

— Смотря, какая игра. Обычно я сразу матч пересматриваю, разбираю ошибки и стараюсь сразу же о них забыть. Но бывает, что долго не могу уснуть. Вот после того матча, когда с 0:4 отыгрались, я несколько часов в себя прийти не мог.

— Есть какой-то способ переключиться? Кто-то кино смотрит, кто-то в приставку играет...

— Если это домашний матч, то я с игры приезжаю и иду гулять с собакой. Сначала гуляешь, потом лапы помыть надо, в общем, такие бытовые вещи, с ними об игре сразу забываешь. А если мы на выезде, то сериал какой-нибудь смотрю на "Нетфликсе", пока не отключусь.

— Посоветуешь что-то из сериалов?

— Я сейчас "Марвел" стал смотреть — "Сорвиголова", "Каратель". А до этого смотрел сериал "Explained". "Разъяснение" значит. Он документальный, там не научным, а обычным языком про разные вещи объясняется. Самые разные. Про загрязнение природы, например, про космос, религию. Или вообще про питание и вегетарианство. Я прямо кайфанул, очень советую. Бывает, что ты на какую-то тему задумываешься, а гуглить лень. А в этом сериале как раз показывают, что это такое. Смотришь, и на подкорке что-то остается. Еще советую "Последний танец" про Майкла Джордана, тоже очень классный сериал.

"Светящийся шлем — это прикольно, но бесполезно"


— Расскажи, что за рисунок у тебя на шлеме.

— У меня волк с одной стороны, а с другой буква "Д" — "Динамо" то есть — а внутри нее основные достопримечательности Москвы. На бороде "Кузя" — мой никнейм, меня все так зовут, а сзади домовенок Кузя. Это классика уже, я каждый год рисую шлемы, и на них обязательно домовенок.

— Дорого обошлось это дело?

— В этот раз дороже, чем обычно, потому что он у меня еще и в темноте светится. Я решил, что если сейчас не сделаю светящийся шлем, то никогда уже не попробую. Прикольно получилось, хотя, по большому счету, бесполезно. На него надо в полной темноте смотреть, чтобы это увидеть, а еще ждать, чтоб он зарядился.

— Сколько "живет" шлем?

— Обычно я каждый год меняю. В прошлом сезоне у меня шлем был с такой особенностью — он внутри, как губка. Впитывал в себя всю влагу, и после каждой тренировки его можно было выжимать, как тряпку. К концу сезона он заржавел и начал пованивать. Теперь у меня шлем другой марки, не знаю, сколько буду в нем играть. А раскрашиваю шлем я уже четвертый год. Они все у меня хранятся, есть идея немного их отреставрировать и сделать домашнюю коллекцию — в стеклянные коробки поставить.
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают