Артур Ахтямов: я не странный, но с шайбами поговорить могу

Вратарь Артур Ахтямов родился в Казани и всю жизнь воспитывался в хоккейной системе "Ак Барса". За родных "зеленых" он играл на уровне школы, ЮХЛ и МХЛ, где провел два полных сезона. Нынешний чемпионат стал для него дебютным на взрослом уровне — 18-летний Артур сыграл три матча в ВХЛ за "Барс", в одном из которых оформил "сухарь", и заслужил звание лучшего голкипера недели.

В интервью Артур Ахтямов рассказал о переходе из молодежного хоккея во взрослый, а также об атмосфере в "Барсе".

wBbA06x3WPA.jpg

— Артур, ты волновался перед дебютом в ВХЛ?

— Небольшое волнение присутствовало, конечно, такой мандраж, но он наоборот меня завел, можно сказать, помог сыграть достаточно неплохо для первого матча.

— Более возрастные соперники чем-то удивили?

— Конечно, уровень отличается от МХЛ. И скорости вообще другие, и играют как-то немного иначе, но ничего нового не было, в принципе, просто все немного быстрее — быстрее надо думать, реагировать.

— Как ребята в "Барсе" тебя приняли?

— Пацаны отлично приняли, я там уже всех знаю, в прошлом году с ними тренировался, в позапрошлом тоже подтягивали на тренировки, так что все классно.

— В составе выделяются два возрастных хоккеиста — Пестушко и Хапов. Они главные в раздевалке?

— Да нет, у нас там все равны. Конечно, у них опыта побольше, где-то подсказывают всем, молодым в основном, как лучше сыграть, говорят правильные вещи.

— А по жизни есть у вас, о чем поговорить со старшим поколением?

— Ну конечно. Со всеми можно найти общий язык. Мы же все хоккеисты, одним делом занимаемся. Еще хорошее качество у них — то, что они всегда открыты, не думают: "Да вы молодые, кто вы такие", сами идут на контакт, и если надо — поддерживают, если надо — подсказывают, где-то могут и поругать немножко.

— Шутите про песок?

— Нет-нет, у нас все по-дружески, все хорошо друг к другу относятся.

— У вратарей есть особое положение в коллективе? В плане — не трогать его лишний раз, не заставлять доставать мяч из-под потолка на разминке...

— (Улыбнулся). Не думаю, мне кажется, все, как у всех, если надо будет — и за мячиком полезешь. Конечно, перед игрой тебя оставляют в покое, чтобы ты спокойно настроился. Вратари же, как говорят, особые люди, поэтому так.

— Как лучше настраиваться — завестись или наоборот, максимально остудить голову?

— Для меня лучше завестись. Перед игрой заряжаюсь, слушаю рок-музыку всякую, Rammstein, например. Мне комфортней так играть — заведенным.

— Соперники могут сбить твой настрой по ходу матча? Сказать что-нибудь нехорошее, например.

— Вряд ли. Даже если это происходит, я стараюсь не обращать внимания. Так сказать, гнуть свою линию, играть спокойненько, и все.

— Ты же как-то в МХЛ ударил игрока соперника. Стоит еще такого ждать?

— Нет-нет. То, что я тогда сделал — это было очень некрасиво с моей стороны. Я не знаю, зачем так сделал. Короче, такого больше не повторится. Вратарь должен быть спокойным, чтоб команда, глядя на тебя, тоже была спокойна за свои ворота.

— У тебя бывает злость на защитников после пропущенной шайбы?

— Нет, мы же все люди, все ошибаются, вратари в том числе, так что ни у кого злости нет. Наоборот — надо поддержать человека, какой смысл на него злиться, когда он сам все понимает?

— А собственное чувство вины бывает за гол?

— Конечно, но надо скорее постараться это забыть, потому что если ты будешь об этом думать, то у тебя и дальше игра будет тяжело складываться. Лучше сразу выкинуть это из головы.

— Какой самый нелепый гол тебе доводилось пропускать?

— По детству всякое было. Я и из чужой зоны пропускал, и от красной линии. Слава богу, давно такого не бывало (улыбнулся).

— С кем ты проходил предсезонку в этом году?

— Предсезонку проходил с первой командой, с "Ак Барсом". Даже в поездку с ними съездил. Там все пожестче, чем в молодежке, конечно. Мужская лига уже, так сказать. Но и условия получше во всем.

— Тренеры "Ак Барса" на сборах обращали на тебя внимание?

— Конечно, с тренерами по вратарям мы и сейчас всегда на связи, постоянно общаемся, они просматривают мои игры, подсказывают, где какие ошибки.

— Как тебе общение с вратарями "Ак Барса" — Биляловым, Рейдеборном?

— Отлично, со всеми классно общаемся что в КХЛ, что в ВХЛ. Со всеми дружеские отношения, они всегда где-то могут пошутить, где-то, наоборот, подсказать, что как правильно делать. Каждый хочет сделать игру наших вратарей еще лучше, так что все со всеми дружат.

— Ты играешь одновременно в ВХЛ и МХЛ — в условиях Казани приходится только переносить баул из одной раздевалки в другую?

— Нет, "Ирбис" же у нас в "Татнефти" тренируется, а "Барс" на базе или во Дворце спорта. Так что баул приходится каждый раз туда-сюда перевозить. Это не проблема, за день до игры или тренировки предупреждают, куда надо ехать — в КХЛ, ВХЛ или МХЛ.

— У тебя уже два сухаря в этом году — в МХЛ и ВХЛ. Какой из них ценнее?

— Оба важные. Но мы же всегда говорим — не важно, сколько ты пропустил, главное, чтобы команда выиграла. Конечно, всегда приятно на ноль сыграть. Но важнее победа команды, чем личные какие-то там достижения.

u7osKOzL_a4 (1).jpg

"Не важно, худой или толстый, главное, чтобы шайбы ловил"

— У тебя шлем в цветах клуба. Дизайн сам придумал?

— Честно скажу, эскиз не мой, это я сделал такой же, как у Петри Веханена. Вратарь такой был в "Ак Барсе", он мне в детстве очень нравился.

— Он же играл лет десять назад?

— Может, не десять, а семь-восемь лет назад, точно не скажу, очень давно. Я тогда еще совсем маленький был. Вот, решил такой же рисунок на шлем нанести, как у него. Очень нравилась его техника, старался какие-то элементы перенести в свою игру.

— Нет такой мысли, что ты вместе с рисунком его карму себе заберешь?

— Так это наоборот, плюс. Хороший же вратарь (улыбается). Может, я на это и полагаюсь... в какой-то степени.

— А есть у тебя особое отношение к клюшкам? Только твое оружие, не прикасайтесь, и все такое.

— Вот такого, кстати, нет. По детству было, верил во всякие суеверия, а сейчас уже пофигу. Спокойно могу дать потрогать клюшки свои.

— Что насчет шайб? Есть вратари, которые с ними разговаривают.

— Я не настолько странный, но если матч по накалу тяжелый... то можно и с шайбами поговорить. И со штангами тоже. Они помогают периодически, можно спасибо сказать. Как говорится, штанга — лучший друг вратаря.

— Вратари больше или меньше тренируются, чем другие?

— Кроссов мы бегаем, наверно, поменьше, а вот именно на льду проводим больше времени. У нас сначала вратарская тренировка, потом с игроками занимаемся, а после бывает, что нас еще дополнительно оставляют. Так что в зале у нас поменьше работы, а на льду побольше, чем у всех.

— Похоже, ты не любишь кроссы.

— В этом году у нас предсезонки как таковой не было, поэтому и кроссов не было, слава богу. Вообще не бегали. Так, в зале только занимались, над "физикой" работали, над выносливостью. Вместо пробежек велик крутили.

— В "Барсе" есть тренер вратарей?

— Да, конечно. Александр Вячеславович Агопеев. Очень хороший тренер и человек.

— Какова его роль?

— Он занимается с нами, вратарями. После каждой игры видео просматриваем — какие ошибки мы сделали, и уже потом на льду исправляем их.

— С какими ощущениями смотришь видео после матча? Особенно проигранного.

— Спокойно. Ошибки есть всегда — даже когда хорошо играешь. Смотришь, что правильно сделал, что неправильно. И даже в проигранном матче есть хорошие моменты, не только плохие. Поэтому спокойно смотрю, разбираю. Без лишних эмоций.

— Скажи, для вратаря важны габариты? Не хочешь немного вес набрать? (Артур весит 71 кг при росте 185 — прим.ред.)

— Нет, наоборот — если я набираю пару лишних килограммов, мне становится тяжелее играть. Поэтому стараюсь держать тот вес, в котором мне удобно. Двигаться, перемещаться, играть. Ну, а габариты для вратаря — я считаю, что не важны, главное — если вратарь ловит, то какая разница, маленький он или большой, худой или толстый. Главное, чтобы вратарь шайбы ловил.

— Открой секрет, форма для вратаря дорого стоит?

— Дорого... Даже не хочу говорить, сколько. Ну ладно, тысяч 300-400 за комплект. Детская, понятное дело, подешевле. А менять ее каждый год надо — очень быстро изнашивается. Сколько мы ловим бросков и на тренировках, и на играх. В одном нагруднике сезон отыграть — это максимум. Потом все уже, начинает "пробивать", начинает больно становиться от каких-то бросков. Поэтому вратари часто меняют форму. Дорогостоящее это дело, да. Но сейчас все в клубе выдают, конечно.

— Сколько клюшек ломаешь за сезон? И куда они деваются после перелома?

— Честно говоря, не считал, но думаю, порядка 20-30. Клюшки сдаем обратно в клуб, что с ними происходит дальше, не интересовался.

— Тренеры всегда говорят, что задача "Барса" и "Ирбиса" — готовить игроков для главной команды. А собственные турнирные цели как-то озвучивались?

— На командном собрании "Барса" перед сезоном я не присутствовал, так что не знаю, о чем там говорили. Но я так скажу: у всей нашей системы всегда самые высокие задачи, поэтому все три команды в этом сезоне нацелены только на победу. Я готов делать все возможное, чтобы помогать команде побеждать.

— Кто в "Барсе" отвечает за музыку в раздевалке?

— По-разному, но обычно либо Артем Валеев, либо Рома Абросимов.

— Что ставят?

— Вообще разное. Мы все меломаны, поэтому слушаем разную музыку. Рок, рэп. Именно перед игрой я свое слушаю, стараюсь настроиться на матч, в себя уйти. А когда тренировки обычные — то слушаю, что включают парни.

bFG2T0uiZEI.jpg
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают