Дмитрий Костромитин: в Дании хоккейные команды спонсируют болельщики

На AllHockey.Ru интервью с защитником Дмитрием Костромитиным – об игре в хоккей за океаном, в России и в Дании. 



Воспитанник челябинского хоккея Дмитрий Костромитин – серебряный призер юниорского чемпионата мира-2008, участник молодежной Суперсерии-2009 и молодежного чемпионата мира-2010. В КХЛ защитник играл за "Адмирал", "Трактор", "Витязь" и "Ладу", последний сезон провел за датский клуб "Хернинг".

"Впечатления от игры в Европе очень крутые"

– Соглашение с датским клубом еще действует?

– Нет, действие контракта закончилось. Руководством было очень довольно нашим выступлением – завершили сезон на втором месте, а из-за пандемии не сыграли ни одного матча в плей-офф. Были разговоры о продлении, но генеральный менеджер написал мне: "Дим, от команды отказалось десять спонсоров". У каждого игрока был собственный спонсор, чье имя было нанесено на майку. Поэтому в клубе решили начать сезон с четырьмя легионерами вместо восьми.

– Как поиски новой команды?

– В процессе. Хотелось бы, конечно, продолжить играть в Европе. Хотя Россию я тоже рассматриваю. Но в ВХЛ сейчас лимит хоккеистов до 29 лет. Раньше не получалось попасть в команду потому, что ветераны играли, а теперь я уже считаюсь старым. Пока агент работает, ищет. Варианты появляются.

– Как впечатления от игры в Европе?

– Впечатления очень крутые. Раньше я даже не знал, какой хоккей в Дании. Мне звонил журналист Алексей Шевченко, делал со мной интервью и сказал, что уровень там хороший. Первый матч мы смотрели с трибун, и моя жена говорит: "Мне кажется, или они очень быстро бегают?". Действительно, скорости были высокие. А сама жизнь в Дании очень дорогая. Ощутимо дороже, чем в России. Но уровень жизни хороший. Там, как и у нас, ухаживают за легионерами. Команда исполняла любой каприз. Делают квартиру, машину и вид на жительство, благодаря которому бесплатные медицина, стоматология, детские садики, образование. То есть остается только играть в хоккей.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

👍

Публикация от Dmitry Kostromitin (@dmitry_kostromitin)



– То есть дороговизна компенсируется высоким уровнем жизни?

– У нас десяток яиц стоит 60 рублей, в Дании – 300. Но это компенсируется бесплатными медициной и образованием. Конечно, там хорошо, но дом – есть дом. Хотя в Дании мне нравилось – в нашей команде был отличный коллектив, сильный тренерский штаб и грамотный персонал. Главный тренер Бен Купер работал во "Флориде" и выиграл Олимпиаду, будучи видеооператором в штабе Майка Бэбкока. Женя Дадонов сразу сказал, что мне повезло, что Купер – очень крутой мужик. Возможно, вернусь в Данию в следующем году. Хорошие впечатления эта страна оставила и моя игра там понравилась.

– Много россиян играли в Дании?

– В лиге было трое русских, включая меня. Александр Бумагин, с которым я еще в "Ладе" играл, переподписал контракт, потому что не уехал в Россию. И Кирилл Кабанов.

– Кабанов в юности считался будущей звездой.

– Он играл в хорошей команде, которая закончила сезон на первом месте. Нормальный, отзывчивый парень.

– Дания, наверняка, спокойная страна совсем без криминала.

– Очень спокойная, криминала нет вообще. Там покупаешь "Пепси" и платишь за нее больше. Потом можешь сдать бутылку в магазин, а можешь выбросить, чтобы другие люди могли ее взять. Если богатый, то ты должен помогать бедным. Несколько раз видел, как давали тем, кто собирает бутылки, тысячу крон, а это десять тысяч рублей. Познакомились там с русскоговорящими и они объясняли, почему вокруг наркоманов нет. Оказывается, в определенном месте государство выделяет зависимым алкоголь и дозу. Другие люди это не видят. 

– Другой плюс – возможность путешествовать по Европе?

– Да. Мы жили рядом с Германией, это как из Челябинска до Екатеринбурга доехать, поэтому ездили туда в выходной день. Во время паузы на Евротур в России дают два свободных дня, а в Дании – шесть, и мы ездили в Германию, в Чехию.

– Сейчас вообще много россиян играет в Европе.

– В основном ребята едут в Европу из КХЛ, но, я считаю, что это связано с лимитом в ВХЛ. В 29 лет ты только начинаешь свое тело чувствовать, это расцвет. Поэтому с этим лимитом нужно что-то делать. Хотя Европа – неплохой вариант, в том числе для жизни с семьей.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

❤️

Публикация от Dmitry Kostromitin (@dmitry_kostromitin)



– И не нужно ездить в Ангарск на поезде. Наверняка, только автобусные переезды?

– Да, это тоже подкупает. В Дании второй язык – английский, и там на нем все свободно говорят. Когда я только приехал, общаемся в раздевалке и мне говорят: "У нас один минус – на автобусе на выезды ездим" – "А сколько ехать?" – "Максимум три с половиной часа". Причем у них не три-четыре гостевых матча, а один. Я рассказываю, как мы ездили: Тольятти – Курган – Челябинск – Тюмень, по десять часов переезды! Они: "Что, серьезно?!" и потом закрыли тему про автобусные поездки.

– Болельщиков много ходит на игры?

– У нас трибуны были на три тысячи человек, но там как на футболе: с одной стороны – только стоят, а с другой – сидят. Очень атмосферно было. Команда "Хернинг" – самая титулованная в Дании и чувствуется, что любовь к хоккею передается из поколения в поколение. Болельщики добродушные, после игры можно с ними было пива выпить. В общем, домашняя обстановка. Те, кто сидит на трибунах, – это спонсоры. Они вкладывают деньги в команду и получают за это рекламу своей компании. У каждого игрока есть свой спонсор. До ноября за меня платил клуб, а потом появился спонсор – компания, которая занимается лечением проблем со сном. Поэтому у трех игроков появились нашивки со спонсором. Нас познакомили с этой семьей, мы провели вместе вечер. Периодически мы тоже виделись.

– То есть клубы спонсируются не государством, а болельщиками?

– Да. Также с Кириллом Кабановым – болельщики скинулись ему на контракт, чтобы он вернулся играть в Данию. Из-за пандемии еще плей-офф отменили, однако клубы просили купить билеты, чтобы помочь команде на следующий год, и все их раскупили.



"Не дай бог в "Ладе" проиграешь – тебя уже на улице будут ждать"

– Ваш бывший клуб "Адмирал" не будет играть в новом сезоне КХЛ. Обидно за Владивосток?

– Конечно. После драфта расширения я даже не понимал, куда поеду. Мы приехали во Владивосток на "Фетисов-Арену" – там внутри нет ничего! Нам говорят: "Ребят, не переживайте, к первой домашней игре все будет". Потом были в шоке, как все там смогли организовать за короткий срок, сделали команду с нуля. Коллектив у нас был отличный, не зря в первый же год вышли в плей-офф. Все было сделано на высшем уровне – как для игроков, так и для болельщиков. Сам город – очень крутой, солнечный, на берегу моря. Болельщики сразу же полюбили хоккей. Поэтому очень жалко, что "Адмирал" закрылся. Но такова реальность.

– До этого КХЛ еще потеряла "Ладу", в которой вы также играли.

– Там я отыграл три года – два в КХЛ и один в ВХЛ. Обидно, что это случается с российскими клубами. Тем более "Лада" – команда с такой историей. Очень хоккейный город. Не дай бог проиграешь – тебя уже на улице будут ждать! Болельщики там очень дружные и отзывчивые, хотя и требовательные. С ними просто надо общаться. Я рад, что мне посчастливилось играть в Тольятти. Сам город – маленький, тихий, на европейский лад, и люди добрые.

– Слышали, в прошлом сезоне Владимир Кречин отправил в отставку главного тренера "Лады" и сам встал на тренерский мостик? 

– Всей истории я не знаю, но Владимир Николаевич – профессионал, он может.


– Ваша карьера, конечно, еще не закончена. Но как вы можете ее оценить?

– Что есть, то есть. Я ни о чем не жалею. На льду всегда отдавался полностью. Карьеру я еще не заканчиваю.

– За родной "Трактор" провели только несколько матчей.

– Да, всю жизнь мечтал, семь лет шел к тому, чтобы выступать за "Трактор", но сыграл очень мало. Не повезло – в первом домашнем матче получил травму – и наигрался.

– Существует мнение, что молодым хоккеистам не нужно ехать в юниорские канадские лиги. Вы успели там поиграть. Что думаете на этот счет?

– Когда я уезжал, не было МХЛ. В Высшей лиге играли возрастные хоккеисты, говорили "мышцами обрастай". А где "обрастать"? В Первой лиге? Сейчас, я считаю, в России в МХЛ и ВХЛ все заточено на молодежь, поэтому нет смысла никуда ехать. Лучше развиваться здесь.

– Опыт игры за океаном что вам дал?

– Очень многое. Я выучил язык, научился жить самостоятельно, прибавил во многих компонентах игры. Полезно узнать другие стили хоккея, с возрастом это помогает. Жил в семьях в двух разных городах – в Монреале и Руэн-Норанде и по сей день продолжаю общаться с этими людьми. Каждый год они ждут меня в гости. Помню первый сезон в Канаде: мне позвонили и спросили, что приготовить на ужин. Я понял, что картошка, а оказалось – макароны. Знание языка было ноль. Клуб оплачивал мне учителя английского языка, а мне в Монреале нужно было ехать на автобусе, потом час на метро и дальше еще на автобусе до ледового дворца. Занятие было перед тренировкой. Преподаватель мне: "Хай" – "Хай" – "Окей" – "Окей". А я это знал и до него. Мне приходилось вставать в шесть утра, поэтому и не стал ходить. Тренеры поворчали, но я сам выучил язык в раздевалке за счет общения и все еще говорю на английском. Воспоминания только положительные, веселое время было.

– В последнее время со скандалом вспоминают дикие вечеринки для новичков в юниорских канадских лигах. С этим приходилось сталкиваться?

– Когда я приехал, у клуба поменялся владелец и его перевезли из Ньюфаундленда в Монреаль. Получилось, что половина команды была новичками. А мой друг Сергей Остапчук, царствие ему небесное, тоже играл за океаном и у него была вечеринка новичков. Он мне говорит: "Там такое происходит, лучше не надо!". Поэтому я собрал молодежь и мы смогли отложить вечеринку новичков. В итоге она так и не состоялась, мне повезло.

"В хоккей пока не наигрался, мне только 30 лет"

– Серебро юниорского чемпионата мира-2008 – это главная награда в вашей карьере?

– Да. Многие из этой команды играют на высоком уровне – Слава Войнов, Дима Орлов, Андрей Локтионов, Кирилл Петров. Но мы проиграли золото, поэтому остался горький осадок. В то время это был большой стресс – дома с канадцами 0:8. Но даже если вернуться в прошлое, никак это не изменить.

– По современным меркам серебро ЮЧМ – большое достижение.

– Недавно видел интервью Флойда Мейвезера. "Вы же выиграли бронзу Олимпиады" – "Мне вручили медаль. Выиграть бронзу невозможно, это значит я кому-то проиграл". Хотя серебряная медаль висит дома, это хорошее воспоминание. Даже участие в чемпионате мира – это достижение.



– А вот на МЧМ-2010 вы проиграли швейцарам в 1/4 финала.

– Не очень приятное воспоминание. Не нашли ключ к вратарю сборной Швейцарии.

– Еще Владимир Плющев поругался с Никитой Филатовым.

– Видимо, у них был конфликт. Не зря про это много писали, пресса вокруг гудела, и Никита давал интервью на этот счет. Но я ничего такого не видел, в команде это не ощущалось.

– Не удивились, что Филатов так рано закончил карьеру?

– Мы с ним еще вместе год играли в Тольятти. Не могу сказать, что удивился, каждому свое. Видимо, так получилось. Сейчас он стал агентом, пробует себя в новой профессии. Никита – талантливый парень, за пределами площадки у него тоже должно получиться. Он все равно остался в хоккее. Вообще считаю, что у Филатова есть задатки генерального менеджера, он любит поговорить.


– Судя по инстаграму, вы тесно общаетесь со многими челябинскими хоккеистами.

– Да, с детства со всеми общаемся. Встречаемся не только в Челябинске.

– "Трактор-90" у вас был очень дружный.

– Только в этом году из-за пандемии в первый раз вместе не собирались. А так каждую последнюю субботу июня встречались с тренерами, с классным руководителем.

– О вашем тренере, Станиславе Шадрине, приходилось слышать совершенно разные мнения – как восторженные, так и негативные…

– Я считаю, что он был выдающимся тренером. Это не только мое мнение, но и других ребят. Никакого негатива он никогда не вызывал, только что за двойки в школе наказывал: "Иди играй в "Сигнал", мальчик!". Станислав Юрьевич заметил меня в школе "Сигнал" и дал дорогу в хоккей.

– Говорили, что благодаря внуку губернатора Даниле Алистратову у вас были особенные условия.

– Многое говорили, называли нас "шоколадниками". Да, мы ездили за границу, нам выдавали форму. Но, думаю, это было не из-за Алистратова, а из-за того, что мы много выигрывали.

– К Даниле как отношение в команде было?


 – Отличное. Мы все еще друзья. Он хороший вратарь, хороший человек.

– Чем он занимается после окончания карьеры?

– У него свой бизнес, весь в работе. По хоккею, говорит, не соскучился.

– Вы лично что еще хотите достичь в своей карьере?

– Хочется просто играть. Пока есть силы, здоровье и желание помогать команде, надо продолжать карьеру. В хоккей пока не наигрался, мне только 30 лет.

– Только коронавирус создал проблемы.

– Мне только в июне сообщили, что не будут продлевать контракт. Поэтому приходится искать новую команду. Но я нахожусь в полной боевой готовности, тренируюсь, жду предложений.  

Источник фото: Getty Images

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают