Антон Буханко: Тамбиев пожелал мне удачи на тренерском поприще

В начале июля 34-летний Антон Буханко объявил о завершении своей карьеры. В большом интервью экс-защитник питерского "Динамо" рассказал о ярких моментах своего хоккейного пути, вспомнил время в магнитогорском "Металлурге" при Сергее Федорове и пролил свет на азы своей будущей тренерской философии.

"В "Динамо" с Тамбиевым мы выиграли все. Вообще все"


— Эмоции от завершения карьеры уже улеглись?

— Уже осознание пришло и в принципе решение было взвешенным. Это не было спонтанно, все обдуманно. Пришло время. И эмоции уже утихли, дальше уже настрой работать и учиться.

— Как давно думали о завершении карьеры и почему решили завершить именно сейчас?

— Я рассматривал варианты, которые мне предложили в ВХЛ, все взвесил и, когда появилось предложение поработать тренером, я особо долго не думал. Потому что я остаюсь в Питере, уезжать никуда не надо. К этому все шло: в последнем сезоне я исполнял функции больше не игрока, а человека, который уже подсказывал молодым ребятам, направлял их. Пытался помочь парням быть лучше. Поэтому принял это нормально и настроен уже работать только тренером.

— Как отреагировали на это ваши партнеры по команде, по другим вашим бывшим коллективам?

— Позвонило много людей, с кем играл в одной команде по ходу карьеры. Даже с Максимом Афиногеновым обсудили мое завершение карьеры. Пацаны все с "Динамо", с кем я долго шел. Еще это совпало с днем рождения. Все пришли поздравить и все рады за меня. Сказали, что у меня все получится, и поблагодарили за то, что я им очень много помогал.

— С Афиногеновым поддерживали вообще связь по ходу карьеры?

— Да. Мы дружим с ним. Созваниваемся, общаемся. Это мой друг.

— Вы уже сказали, что будете заниматься тренерской деятельностью. Можно ли утверждать, что помощь молодым партнерам в раздевалке и прозвище "батя" положило начало тренерской карьере или как минимум подтолкнуло вас на это?

— Здесь есть такие нюансы, что с молодого хоккея переходить во взрослый очень тяжело. Представьте: ты играешь в МХЛ, ты лучший игрок, бомбардир, ты лучше всех, ты играешь лидера, в первом звене, в большинстве. А потом ты приходишь во взрослую команду, а там каждый год такие ребята приходят, которые были лучшими. И вот ты думаешь:"Все, я в полном порядке". А потом тебе тренер говорит, что нельзя что-то делать, а потом – раз! – тебя в состав не ставят, ты сникаешь. И что делать?! Я считаю, что я многим ребятам помог, которые попадали в такую ситуацию. На самом деле этоочень тяжело психологически. Тренеры же не будут заморачиваться и объяснять, что тебя таким образомучат. Молодые игроки думают: "Блин, все пропало. Я же был лучшим!" Я думаю, что да, мне это очень помогло, и я думаю, что с этого, наверное, все и началось. Я это уже прошел, а ребята только попадают в такие ситуации. Они тоже благодарны мне. Постоянно советуются со мной.

— Как, с кем и чем заниматься будете в системе СКА?

— Мы обсудили все. Я буду работать под руководством Сергея Якимовича — очень опытного тренера, который занимается тремя командами. На данный момент я работаю со "СКА-Невой". Все равно первое время придется перестраиваться, потому что жизнь поменялась в один момент.

— Если бы не предложение от системы СКА, задумались бы над тренерской деятельностью?

— Да, я думал об этом, мне это нравится, поэтому я хотел быть тренером по окончании карьеры.

— Какими принципами будете руководствоваться в своей тренерской карьере? Общались уже с Леонидом Тамбиевым, брали у него совет? Ведь именно его вы упомянули в инстаграме, когда объявляли о завершении карьеры.

— Да, он пожелал мне удачи на этом поприще и сказал, что всегда будет консультировать, в любой момент всегда поможет. Еще раз отмечу — он очень сильный тренер. Благодаря ему мы выиграли золото, и это не только мое мнение. Мы все так думаем, вся наша команда, которая выиграла, так думает. Поддержка будет, он будет подсказывать. А принципы работы: в хоккее главное — это игра. Главное играть, а не просто бегать.


— Какие ориентиры, примеры из карьеры лягут в эти основы?

— Я задумывался над этим, ведь за карьеру я повидал многое. Много людей закончило на моих глазах. Бывали ситуации и со звездными игроками. Если тренер тебя не видит в составе, то просто могут закислить игрока, перестать ставить по каким-то там критериям. Самое главное, что мне эти игроки показали, что в любой момент надо работать. Не ставят, значит, еще больше надо работать. Чем больше ты трудишься, тем успешнеебудешь в своем деле. Сегодня ты здесь не играешь, а завтра в другую команду приехал, и вся твоя прежняя работа придется кстати. Главное — не останавливаться и работать.

— В одном из интервью вы произнесли такой афоризм: "Неплохо можно на гитаре играть, а нам нужно выигрывать". Почему именно гитара, и вообще, это вами придуманная фраза или где-то услышали?

— (Смеется) Наверное, я придумал, потому что Леонид Григорьевич приучал нас с первого дня к тому, что нужно только выигрывать. Второе место никто не помнит, помнят только чемпионов. Поэтому, если ты играешь, не выиграл и довольствуешься малым — это неправильный путь. При Тамбиеве мы могли выиграть 3:0 или 4:0 и получить за то, что кто-то вольничает или как-то не так ведет себя на лавке. И мы все приняли его философию. Мы были за тренера, а тренер — за нас. Это самое главное. Я думаю, поэтому мы выиграли. Мы играли в финале со "СКА-Невой", до этого были в плей-офф сильные соперники, и я думаю, что, если бы у нас не было такого единого кулака, мы бы не выиграли. У нас все общались: и молодые, и взрослые – разницы не было, все относились друг к другу с уважением. Понятно, что были какие-то нюансы, но, как говорится, все нивелировалось. Мы проиграли за весь год всего 10 игр вместе с предсезонкой. Мы выиграли все. Вообще все. Я думаю, что такая победа была не просто так, а благодаря тренеру.

"На Универсиаде в 2005-м я был самым молодым игроком"

— Вернемся в самое начало карьеры. Вы играли в школе "Магнитки". Почему не получилось там и как вы попали в тюменский "Газовик"?

— Получилось так, что я не поехал на сборы на чемпионат мира по 1986 году рождения, а ребята уехали, если не ошибаюсь, то ли на чемпионат мира, то ли на финал старшего возраста. Я же уехал на просмотр на три дня, потому что родители решили, что я еще не окреп физически и мне надо поиграть в Высшей лиге, прежде чем ехать в Суперлигу. И как-то так вышло, что я поехал в Тюмень, покатался там три дня. За меня выставили компенсацию, выкупили у "Металлурга", и я попал уже в "Газовик". Я приехал туда, а там мужики по 40 лет играют. Оказался на просмотре в 17, а в 18 лет я уже играл с сорокалетнимидядьками.

— Оттуда в 2005 году вы поехали на Универсиаду, которую выиграли.

— Да. Вратарем, помню, Костя Барулин был, а команда была основана на сборной России 1984 года рождения. Там собралось много талантливых хоккеистов, плюс игроки Суперлиги – очень сильная команда. Я был самым молодым игроком всего турнира, единственный "масочник". Мы играли в австрийском Инсбруке, жили в олимпийской деревне. Это было очень круто. Было очень много эмоций.

— С кем-то из тех партнеров общаетесь? Кто-то из них, кроме Барулина, заиграл серьезно?

— На той Универсиаде были люди, которые многое мне дали: Лев Трифонов, Максим Черников, которые играли в "Тракторе"– они забирали меня домой, поили, кормили, рассказывали, как надо жить. Я думаю, что взрослые игроки в команде очень нужны, без них молодым будет тяжеловато прогрессировать.Кто-то же должен учить их законам жизни. Как минимум про "молодой шайбы собирает" (смеется). Князев был, помню, Ваня Савин, который сейчас в "Тракторе" работает, Камаев. Там было достаточно ребят из "Трактора", очень много хоккеистов, которые играли на высшем уровне.

— А вообще Барулин тогда как-то выделялся среди всех?

— Конечно. Он уже был вратарем сборной России.

— Насколько хорошо вы с ним знакомы?

— В то время мы даже как-то в Тюмени жили в одном номере. Это была звезда, да и парень хороший. Сейчас мы уже не общаемся, как-то разъехались, но если увидимся — обязательно обнимемся, поздороваемся.

"Шевченко рос на моих играх. Я верю, что он заиграет на хорошем уровне"

— Кстати, вместе с вами в Белгороде начинал Александр Шевченко, правда, играл он во второй команде. Пересекались с ним? У вас в инстаграме от него больше всех комментариев.

— (Смеется) Ну так это мой друг потому что. Шева рос на моих играх. А сейчас яслежу за его игрой, всегда пересматриваю моменты, подсказываю постоянно. Слава богу, что он прислушивается и пытается стать лучше. Я в него верю и думаю, что он заиграет на хорошем уровне, он заслужил это своей работой. Он очень хороший и сильный хоккеист. В Белгороде еще в мое время играли Шипачев, Кирюхин, Скороходов, Беспалов. У нас собралась такая команда начинающих хоккеистов, на то время перспективных, молодых. Было здорово. А Шева еще был совсем юный, поэтому с трибун смотрел.

— Шевченко сам об этом рассказал, уже будучи с вами в "Динамо"?

— Да, он и рассказал мне, что смотрел почти все игры с трибун. Так получилось, что с первого дня, как меня из "Витязя" спустили в "Динамо", мы с ним в одном номере стали жить. Так завязалась наша дружба, и до сих пормы каждый день созваниваемся. Как и с Максимом Джиошвили. У меня вот два человека из молодых, с кем я хорошо общаюсь.

— И все-таки потом вы все равно попали в "Магнитку". Какие эмоции тогда испытывали?

— Я всегда думал — меня так родители воспитывали, — что, если работать, рано или поздно все придет. Нас трое защитников было, кто заиграл за "Металлург": Женя Бирюков, Ренат Ибрагимов и я. Они раньше попали в "Магнитку", а мне пришлось пройти путь подольше. И пусть через тернии, но я все равно туда попал, и мы все равно вместе сыграли. Это были сумасшедшие эмоции, я смотрел на них в Белгороде по телевизору, они играли в Евролиге. Не помню, кому проиграли в финале, но получилось так, что через два дня мне звонит менеджер команды и говорит: "Мы хотим тебя вернуть". И все, я оказался в Магнитогорске. Еще вчера смотрел на них по телевизору, а сегодня с ними в раздевалке сижу. Это было максимальное достижение цели. Всю жизнь я мечтал играть в "Металлурге".

"Мы тренируемся, по телевизору показывают НХЛ, Федоров забрасывает. И в этот же момент он заходит в тренажерный зал"


— Чем запомнился вам период в родной команде?

— Была история интересная. Нам сказали, что Сергей Федоров приедет в команду. А у нас в тренажерном зале висел телевизор, и шла игра "Вашингтона", когда Федоров забил в плей-офф. Он играл с Овечкиным и Семиным в звене. Идет игра, он забивает гол, мы занимаемся, тренируемся, и заходит Федоров в тренажерный зал. Его показывают по телевизору еще в НХЛ, а он уже у нас. А его плакат, как и Афиногенова, у меня висел с пяти лет. Все детство я равнялся на этих ребят. Еще запомнилось, что мы бронзовые медали выиграли в первый год, когда я приехал. Это был первый сезон в истории КХЛ. Так получилось, что мы проиграли "Локомотиву". Ребятам, царство им небесное, которые разбились. Они нас 4-1 в серии обыграли. Чтобы стать третьими, надо было, чтобы "Ак Барс" у "Динамо" выиграл. Мы, половина команды, сидели в ресторане, ужинали и смотрели игру. Сидим и понимаем, что все, мы заняли третье место.

— Почему не удалось закрепиться там, и если вернуть все назад, то что бы вы изменили?

— На самом деле тоже думал об этом. Я бы ничего не поменял. Все есть как есть. Нельзя ничего менять. Может быть, голову меня нынешнего приделать мне тому. Наверное, это бы я поменял: надо было еще больше работать. Только это. Мне подсказывали, но, когда ты молодой, ты же не понимаешь, ты думаешь, что все можешь, еще целая карьера впереди. Меня предупреждали, говорили. Я еще бы больше работал. Сейчас какие возможности есть для развития! А тогда же не было ничего. Раньше ты играешь на Урале, и тебя никто не видит, а сейчас ты играешь в МХЛ, и тебя показывают по телевизору, ты можешь себя как-то проявить. Не знаю, ничего бы не менял. Я простой игрок, который своим трудом добивался чего-то. Чего добился, того добился.

— Чемпионство с питерским "Динамо" — это главная награда в карьере или все-таки нет?

— Все мечтают поднять кубок. Разницы нет, на каком уровне ты его поднимаешь. Это очень сложно, ты долго к этому идешь и это дорогого стоит. Все уже в отпуске, а ты играешь. Это так круто.


— Расскажите о времени, проведенном в "Динамо". Какой состав был самым сильным? Некоторые отмечают, что нынешний состав мог бы составить конкуренцию тому, чемпионскому.

— Вы сами посмотрите: мы всего десять игр за тот сезон проиграли. Я думаю, что тогда мы доминировали. Не знаю, может лига как-то подтянулась — все может быть — но тот состав уже никак не заменить. Это было супервремя. Столько всего веселого, интересного. Чего только не было! Мы такой путь прошли, что я думаю, все ценят ту победу. Спросите у любого из нашей чемпионской команды, начиная с тренеров. Еще вот Егор Вячеславович Башкатов немаловажную роль сыграл. Сейчас он поехал в ХК "Сочи" работать. Я желаю ему удачи там. Тоже очень хороший тренер. Отличные впечатления оставил. Мы еще с ним пересекались в ХК МВД, когда оба были игроками. Так получилось, что и в "Динамо" встретились. Он, конечно, меня уже не помнил —он был взрослый спортсмен на тот момент. Но как тренер он очень сильный, и я надеюсь, у него все получится на уровне КХЛ.

— Вы не стали брать пример с Шевченко и не рассказывали, что играли вместе с ним?

— Я ему, конечно, сказал, но просто так получилось, что он не помнит. Он тогда только пришел в команду — у нас был новый тренер, Хомутов — а я после предсезонки уехал. Мы не играли вместе, но я зацепил его как игрока и видел, как он играет вживую. Я считаю, это тоже дорогого стоит, когда ты работаешь под руководством тренера, и ты видел, как он играет в хоккей.

— С кем-то из ребят из того золотого состава "Динамо" общаетесь?

— Со всеми практически. В первый же день, когда выложили новость о завершении карьеры, позвонили многие. Начиная с Кулагина и заканчивая вратарями — Самоновым, Тодыковым. Все ребята, кто были, позвонили:Назаревич, Миша Орлов – со всеми мы пообщались, все поздравляют. Я ведь говорю: чемпионство объединяет. Все как семья, до сих пор общаемся. Уже третий год идет, что мы не вместе, но мы продолжаем держать контакт.

"Я говорю: „Ну я тогда без клюшки поеду“. И просто сел на скамейку штрафников без нее"

— Какой матч в вашей жизни запомнился больше всего и почему?

— Не знаю, наверное, когда клюшка потерялась (смеется). Был смешной момент: она улетела куда-то за пределы площадки. Что-то я крутился-крутился, клюшки нет, а меня на удаление отправляли. Мы выиграли эту игру 9:0 или 10:0. Или 9:1... Я на лавку приезжаю, клюшку найти. Мне говорят: "Да нет твоей клюшки!", а у меня как раз до этого она сломалась. Я говорю: "Ну я тогда без клюшки поеду". И просто сел без нее и сидел (смеется). Не знаю, что вспомнить. Может быть, чемпионство. Наверное, я больше за ребят радовался. Может быть, первая игра за "Металлург". Все-таки эмоции были. Там такие люди играли, на которых я смотрел по телевизору. Начиная с Бульина, с которым, кстати, я тоже в паре играл. Он тренер уже, тоже подсказывал многое мне. Вообще очень много игроков было, которые за карьеру помогли мне, поэтому и я помогаю молодым. Еще был один короткий момент. Мы играли в Самаре, в чемпионский год, и стекло разбилось. И мы что-то около минут сорока просидели в раздевалке. А потом к нам залетели в одну секунду: "Все, выходите играть!" Все пошли, а я шнурок завязываю, и он рвется. А у нас с Леонидом Григорьевичем нельзя было такую оплошность допускать (смеется). Это тоже было фиаско, как и с клюшкой. Момент смешной. А лучший — только чемпионский.

— Лучшее звено, в котором когда-либо играли?

— Ну это было, наверное, когда меня вызвали с Орска. Я играл с Сергеем Федоровым и два финна, по-моему, было. Я даже так не вспомню. А вообще, самое лучшее — Бирюков-Шевченко-Джиошвили. Это точно, без вариантов. Они лучшие!
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают