Михаил Гощицкий: работа по уходу за льдом делается ежедневно

Начальник службы подготовки льда омского "Авангарда" Михаил Гощицкий в рамках рубрики "Работа в хоккее" рассказал о специфике своей деятельности, от которой напрямую зависит то, в каком объеме хоккеисты смогут показать свое мастерство во время матча.



"Начинал работать на комбайне, который построили на базе УАЗика"

- Михаил, как вы попали на эту работу?

- Попал я туда случайно. После армии мне нужно было куда-то устраиваться. В старом СКК имени Блинова была вакансия водителя на машину из гаража. Я устроился на эту работу. Потом мне предложили поработать на заливке, где в ту пору не хватало людей, и я перешел туда.

- Какие требования предъявляются клубами к заливщикам льда при трудоустройстве?

- Никаких требований ко мне не предъявлялось. У нас не хватало людей, поэтому меня посадили на комбайн и сказали: "Вперед, надо ехать". И я поехал. Потом, через год-два я набрался опыта и начал что-то придумывать для того, чтобы улучшить качество льда. В то же время у нас начали появляться новые комбайны. Начинал я работать на комбайне советского производства, который был построен на базе УАЗика.

- Что конкретно вы придумали для улучшения заливки льда?

- Я придумывал новинки относительно того, как ехать и сколько подрезать. Практически все мне приходилось делать методом тыка. Никто никого никогда этому не учил. Даже сегодня нет специализированных курсов по этой профессии. Все, кто сейчас работает в Омске, пришли с улицы. Они начинали с помощников заливщика, постепенно обучались вождению комбайна, и затем их ставили в смену. И они начинали заливать лед. Требования в эту профессию приходили постепенно. Каждый тренер просил нас по-разному готовить площадку. Мы подстраивались под их просьбы и постепенно обучались этому делу.

- Нужны ли водительские права?

- Кто-то их требует, кому-то нужны документы тракториста. Так как эта техника никогда не выезжает в город и работает только в ледовом дворце, то я никогда не обращал внимания на водительские удостоверения, когда брал людей на работу. У меня работал один человек, который пришел к нам, не имея водительских прав. Мы его обучили, он начал работать, а уже потом отучился на удостоверение. Бывает даже так, что большой водительский опыт мешает заливщикам правильно работать. так как у них складываются свои стереотипы, и они переносят сюда свой опыт вождения на улице. Здесь же немного другая специфика. Поехать на этой технике может и 15-летний мальчик. Главное, чтобы он до педалей достал. Комбайны оборудованы АКПП, поэтому никаких сложностей в управлении у них нет. А вот понимание того, где нужно срезать, где пролить - это приходит с опытом работы.

- Расскажите, пожалуйста, о том, как проходит сам процесс заливки льда?

- Сейчас в КХЛ есть регламент, в котором собраны все рекомендации по заливке чернового слоя льда, по его покраске, разметке, толщине рабочей поверхности. А раньше все дворцы работали сами по себе. Общий массив льда равен 40 миллиметрам, и он разделен на две части. Нижний слой - черновой, выравнивающий. Затем идет покраска, над которой устанавливается защитный слой. На него наносится разметка и реклама. А потом мы наращиваем рабочий, игровой слой толщиной в двадцать миллиметров. В течение сезона он подрезается или наливается, чтобы толщина льда была всегда одинаковой. От нее зависит электропотребление холодильной установки. Если у вас большая толщина льда, то у вас будут большие затраты на его проморозку.

Сама же заливка льда производится с комбайнов. В баки заливается горячая вода, которой мы покрываем поверхность вместо срезанного слоя льда. А полотенце, закрепленное сзади, разглаживает ее. Если раньше мы работали без каких-либо параметров, то сейчас все прописано. Хороший лед зависит от нескольких компонентов. Это его температура, система поддержания микроклимата на арене, очищенная вода, которая может быть умягченной или приготовленной системой обратного осмоса, в зависимости от региона. Каждый дворец ставит у себя свою станцию по очистке воды.

 

"Хартли просит, чтобы лед как можно меньше крошился"

- Заливочные машины всегда ездят по площадке по одной траектории, описывая некий полукруг. Почему это происходит именно так?

-  Теоретически можно ездить по кругу, но потом радиуса поворота комбайна не хватит для того, чтобы залить середину поля. Поэтому сначала делаются один или два круга, после чего комбайн проезжает по середине площадке, разделяя ее на две равные части. С одной стороны у водителя видимая сторона, а с другой - невидимая. Если водитель сидит слева, то он всегда поворачивает направо, чтобы проходить у лицевого борта с видимой стороны. У меня был чешский комбайн "Дестерол", и там сиденье находилось с правой стороны. Соответственно, я во время заливки поворачивал в левую сторону.

- На чем работает ваш аппарат?

- В основном, все комбайны бензиновые. В Омске же повелось так, что с 1995 года, когда мы купили газовую "Олимпию", все наши машины работают на газу. В последнее же время у нас пошла тенденция на электрические комбайны, которые работают в нашей новой академии. Они нужны для того, чтобы не было выхлопов.

- Какие ледозаливочные комбайны, на ваш взгляд, являются лучшими?

- В Омске мы работаем на машинах марки "Олимпия". Вообще я считаю, что в мире существует два ведущих производителя - "Олимпия" и "Замбони". Есть еще итальянские и швейцарские комбайны, но мне больше по душе "Олимпия". 

- Какова максимальная скорость комбайна?

- Спидометра там нет, потому что скорость - не главный показатель. Как правило, мы делаем заливку на скорости 20-25 километров в час. Можно, конечно, и быстрее, но тогда качество льда будет не совсем хорошим. Обычно мы делаем лед под команду, с учетом ее требований. Бывает так, что в клуб приходят новые ребята, которые просят сделать лед помягче или пожестче. То же самое происходит и с тренерами. Кто-то любит работать с командой на жестком льду, а кто-то на мягком. В любом случае, мы стараемся подстраиваться под их требования, потому что команда - это и есть те самые люди, для которых готовится лед.

- Какие требования ко льду предъявляет Боб Хартли?

- Для него главное, чтобы лед несильно крошился, и чтобы на поверхности было как можно меньше снега. Большая часть тренировок проходит вокруг вратарской зоны, и там всегда образовывается много снега, потому что вся борьба идет на пятаке. Поэтому мы стараемся заливать лед с применением химических компонентов, чтобы он был прочным и катил хорошо. Основываясь на требованиях клиентов, специализирующая компания разрабатывает свои химические компоненты, с которыми лед становится намного лучше. Наука в последнее время очень хорошо нам помогает.

- Какими двигателями комплектуются комбайны? Какой стоит на вашем?

- Наш комбайн сделан в Канаде из американских комплектующих. На нем стоит восьмицилиндровый двигатель объем 4,8 литра. Мощности ему хватает за глаза, эти движки ходят долго. Комбайну, который работает у нас в Омске, уже шестнадцать лет, и он по-прежнему хорошо себя чувствует.

- Как часто вам приходится ремонтировать комбайны?

- Я работаю уже двадцать пять лет с этими комбайнами, и за это время нам ни разу не приходилось ремонтировать двигатели. Кстати, мой самый первый комбайн "Олимпия", на котором я работал в ССК Блинова, передали муниципальному катку, где он до сих пор работает! На нем меняются только расходники: ремень, свечи зажигания, воздушный фильтр. Капитально мы там ничего не делали. Это надежная техника, которая может работать очень долго при должном обслуживании.

 

"В "Авангарде" есть игроки, которые росли на моих глазах"

- Происходило ли у вас такое, что машина внезапно глохла на льду? Что делать в таких случаях?

- Такого не было. Но у меня как-то произошел случай в 2001-м или 2002-м году, когда у нас был всего один комбайн. Это сейчас по регламенту требуются две машины, чтобы было больше времени на заморозку льда и конкурсы в перерывах. А раньше работал один комбайн, и запасных у нас не было. Так вот, когда мы поехали заливать лед перед раскаткой, у нас лопнул гидравлический шланг. Залив лед, я уехал с площадки, и у нас было всего двадцать минут для того, чтобы все исправить. Нам это удалось, и на игру уже вышла полностью готовая техника. Комбайн не должен ломаться во время игр. Конечно, всякое бывает, но надо стараться делать так, чтобы все работало.

- Как выглядит ваш рабочий день во время домашнего матча команды?

- Сначала мы готовим лед к раскатке гостей. После этого у нас катаются хозяева. Дальше, как правило, идут репетиции предматчевого шоу. Где-то за час до предыгровой раскатки мы начинаем готовить лед к матчу. Кроме того, мы смотрим за тем, чтобы все калитки работали и стекла стояли правильно, с определенным зазором на въездных воротах. По окончании матча мы готовим лед на следующий день. Вообще, мы всегда готовимся к играм заранее. Иногда нужно ночью подзалить лед или обработать его химией. Работа по уходу за льдом не привязана к играм, она делается ежедневно. Люди, которые обслуживают лед, после окончания тренировок команд, которые заканчиваются обычно после 11-12 часов вечера, готовят лед на следующий день, потому что в шесть часов утра начинается первое занятие. Единственное что, перед матчами делаются те же самые работы, но иногда нужно лишний раз провести работы по осветлению разметки или подрезать лед, чтобы она хорошо была видна на льду.

- Чем вы занимаетесь во время игры?

- Вся служба находится в районе въездных ворот, потому что в любой момент может потребоваться помощь сотрудников арены. Бывает так, что игроку разбили лицо, и нужно срочно убрать кровь со льда. Поэтому бригада всегда находится рядом. Люди смотрят не столько на саму игру, сколько за тем, чтобы она проходила в нормальных условиях.

- Сами увлекаетесь хоккеем?

- Вы знаете, я последние два года работаю в клубе. Для клуба же я работаю 27 лет. Поэтому я всегда переживаю за команду. У нас есть игроки, которые росли на моих глазах. Когда я пришел работать в СКК, они еще не родились. Ребята начинают заниматься хоккеем в семь лет, растут и вырастают до игроков сборной. С некоторыми я периодически общаюсь, поэтому я за них переживаю. 
 

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают