Анатолий Воробьев: верю, что сделаю глоток шампанского из чемпионского Кубка

Администратор "Трактора" Анатолий Воробьев – настоящая легенда хоккейного Челябинска, он работает в клубе уже 37 лет. В рамках рубрики "Работа в хоккее" Анатолий Логинович рассказал, как управлял поездами и самолетами ради команды, что всегда советовал игрокам и почему Виктор Тихонов с ним не здоровался.



Анатолий Воробьев пришел в "Трактор" в 1983-м году и является главным старожилом клуба. Здесь его с любовью называют Логиныч и Деда и считают настоящим символом команды. В 2013-м году КХЛ признала Воробьеа лучшим администратором лиги, вручив приз имени Владимира Пискунова.

Почему Белоусов – любимый тренер

Я был начальником команды в футбольном клубе "Локомотив" (Челябинск). Сначала оттуда ушел Валерий Знарок (прим. отец Олега Знарка), а потом и я. Когда-то я работал на часовом заводе и решил снова туда вернуться. Ночью телефонный звонок – Владимир Яковлевич Казарин, бывший начальник "Трактора": "Слышал, что уходишь из "Локомотива", приезжай поговорить" – "Нет, все, я завязал" – "Ну, приезжай поговорить". Когда добрался до спортклуба, мы просидели два часа, но я категорически отказался. Я вышел во двор, Геннадий Цыгуров навстречу: "Когда придешь?" – "Никогда!". И снова два часа сидели. "Я на живое место не приду". Тогда администратором работал Владимир Суханов, мы с ним были друзья. "Так он уходит!" – "Уйдет, звоните и я вернусь".

Вот так и началась моя эпопея с "Трактором". Все шутят: "Логиныч, сколько же ты тренеров поснимал?!". Самый лучший тренер, с кем я работал, – это Валерий Константинович Белоусов. Вот это был человек! С ним никогда не ругались, хотя покричать – покричим. Иногда, бывает, говорю: "Валер, это я виноват. Накажи меня" – "Ты что, разве я могу тебя наказать?!" – "Валер, в работе друзей нет".

Белоусов сам великий хоккеист был, игровик. Во дворце спорта "Юность" тренерская была в пристрое. Закончится матч, пока я ношусь с протоколами, с судьями разбираюсь, прихожу – Белоусов сидит весь мокрый: "Логиныч, как мы сегодня выиграли!"

Как команда выжила в тяжелые времена

Я пришел в "Трактор" во времена Геннадия Цыгурова, когда команда была на хорошем счету. А потом уже начал стоять вопрос, будем мы играть или нет. Денег не было, никто не помогал. Мне несколько раз давали на выезд коробку денег – рубли, тройки, пятерки и мелочь. Однажды я рассчитывался в Ярославе в ресторане с кульком мелочи. Там вначале подумали, что я шучу, когда предложил так расплатиться. Принес – они смеялись. Играем с "Динамо", я приехал в тогда еще гостиницу "Россия" и у меня в сетке были рубли сургучом запечатаны. Мне говорят: "Да вы что, сколько же нам теперь считать!". Денег действительно не было, но "Трактор" неплохо играл. Мне задавали вопрос: "Логиныч, как команда играет? У вас же ничего нет!". Я отвечал: "На энтузиазме челябинских хоккеистов". Сохранить команду помогли связи Марка Моисеевича Винницкого (прим. бывший начальник и директор "Трактора").

В сезоне 1998/1999 "Трактор" поехал на турне в США, и эта Америка вышла нам боком. Ехали на Новый год, без главного тренера Сергея Григоркина и получилась эдакая увеселительная поездка. После этого "веселились" до конца сезона и команда вылетела из Суперлиги. И столько в Высшей лиге мучились…

В возвращении "Трактора" в Суперлигу была большая заслуга губернатора Петра Ивановича Сумина. Он болел за хоккей и за клуб, это был бренд города. Тогда в "Тракторе" начал играть его внук Данила Алистратов, который его постоянно "поддушивал": "Деда, помогай. Деда, помогай". Когда Сумин подключил к команде Михаила Юревича (прим. мэр Челябинска, а потом губернатор Челябинской области), снова началось возрождение "Трактора". Юревич болел за команду, помогал нам во всем.

Как он управлял поездами и самолетами ради "Трактора"

Когда я работал в "Локомотиве", мы ездили на игры в прицепленном вагоне. Я никогда не покупал билеты. Когда пришел в "Трактор", у меня был пропуск и я знал всех железнодорожных начальников. Играем мы в Орске перед началом сезона два товарищеских матча, и мне предложили дать приличный вагон купе, чтобы на гостиницу еще не тратится. Вагон стоял в тупике на вокзале, Цыгурову все понравилось. Хотя однажды в Омск я не поехал в поездку, команда приезжает на вокзал – а вагона нет. Забыли прицепить, потом дали виновникам "втык".

Теперь по самолетам. В Усть-Каменогорск прямого рейса не было. Мы покупали билеты Челябинск – Москва, Москва – Усть-Каменогорск. Команда уезжает без меня и в день игры звонит массажист: "Задержка рейса, мы не успеваем на самолет из Москвы" – "Вы что, шутите? Вы в Усть-Каменогорске, я в Челябинске! Что я могу решить?" – "Цыгуров сказал, что хочешь, то и делай". За целый ряд я исписал целую книгу номерами телефонов, она у меня все еще хранится. Звоню начальнику аэропорта в Усть-Каменогорск: я узнал, что самолет в Москву летит туда как раз над Челябинском и попросил высадить команду. Меня отправляют решить вопрос в Алматы. Я перебрал кучу телефонов, вышел на начальство и там говорят: "Пусть дурака не валяют, можно посадить самолет в Челябинске". Я снова звоню в Усть-Каменогорск, а в ответ: "Ничего не знаю, решай с Москвой". Столько московских телефонов я перебрал, у меня паста у ручки закончилась. Выхода нет, время кончается! Дали очередной телефон, начинаю объяснять: "Это хоккейная команда "Трактор", Челябинск" – "Я знаю, болею за эту команду. Что ты хочешь?" – "Задержка рейса, надо посадить самолет в Челябинске, чтобы команда вышла" – "Через 15 минут позвони, я все решу". Перезваниваю, он говорит: "Через два часа твои ребята грузятся в самолет, езжай в аэропорт встречать" – "Спасибо, как ваша фамилия?" – "Мкртчян" – "Мкртчян – великий чемпион!" – "Я в курсе, мы однофамильцы". У меня все еще хранится его телефон, и я ему постоянно звоню, хотя не знаю, кем он работал. Я встречаю команду, а Денис Цыгуров говорит: "Думал, что ты только железной дорогой руководишь, а ты еще самолетами управляешь!".



Как появился логотип "Трактора"

В сезоне 1993/94 мы в первый раз поехали на Кубок Шпенглера. Тогда там было полностью с проживанием и с питанием, давали коньки, клюшки, делали новую эмблему. Нам привезли три эскиза, тогда пришла мода из НХЛ на "зверушек". Мы с Белоусовым и Винницким выбрали мишку. И это самая лучшая эмблема! Однажды у нас появился менеджер, который решил убрать медведя. Юревич узнал, и через два дня этого менеджера уже не было. Сейчас команда не имеет никакого отношения к заводу, только название осталось – что трактор на эмблему возвращать?

Также на этом турнире Гомоляко играл под 135-м номером. Его вес тогда был 135 килограмм, и организаторы попросили для публики сделать такой номер.



Почему Тихонов с ним два года не здоровался

Когда я только пришел в "Трактор", в Москве мне помогал Игорь Дмитриев, мы в "Крылья Советов" приезжали как домой. Прекрасный был человек! В свое время мы уговаривали его приехать в Челябинск работать. Я один раз захожу к ним в командный автобус и сажусь на колени: "Игорь Ефимович, завтра прилетаешь в Челябинск, садимся в машину, едем по городу. На какой дом укажешь – в таком и будет квартира". Он мне отвечает: "Воробей (всегда меня так называл), если я уйду из "Крыльев Советов, они сразу же погибнут". Так с командой и получилось… 

А вот Виктор Тихонов – тяжелый был человек. Положа руку на сердце, не считаю его великим тренером. Это мое личное мнение. Он работал с отборными хоккеистами. На одном совещании Тихонов сказал: "Игрока сборной Советского Союза можно подготовить только в Москве с московским тренером". Я встал и сказал: "Виктор Васильевич, что же вам тогда не хватает? Примите команду в Челябинске, в Уфе или Новосибирске и докажите, что можете подготовить игроков!". После этого он со мной два года не здоровался. Хотя врагами мы не были.

Почему хоккеисты должны пахать

Больше всего из игроков я уважал Сергея Гомоляко. Он человек прямой, может все сказать в глаза. Столько лет прошло, а таких "золотых ручек", как у него, ни у кого нет. И Валерий Карпов был хорош. Станислав Шадрин и Николай Суханов, хотя они не выросли в звезд. Впрочем, все игроки для меня были любимые.

Раньше у хоккеистов не было никаких развлечений. При советской власти машина была роскошью, достать ее было невозможно. А сейчас посмотрите, на чем ездят игроки в МХЛ! Поэтому я всегда ребятам говорю: "Если вы хотите чего-то достичь, у вас, прежде всего, в голове должен быть хоккей. Все будет, но только потерпите". Однако не до всех это доходит. Достигнут какого-то потолка и начинается звездность. Сколько за мои 30 лет в "Тракторе" людей погибло как хоккеистов! А были по таланту и похлеще Макарова. Встречаю потом кого-нибудь из них и говорю: "Локоть близко – а не укусишь, ты был на голову сильнее". Женщины, развлечения, машины – и все…

Вот у Евгения Кузнецова был спорт на первом плане, пацаном был настоящим фанатом хоккея. Он жил рядом со школой "Трактор", выходил в ночь-полночь и катался. Раньше льда не хватало. Сейчас ребятам говорю: "Что вам не хватает? Льда навалом!". А они полтора часа тренировка – и закончили. 

Мой друг Валерий Знарок всегда говорил своим сыновьям Олегу и Игорю: "Хочешь жить хорошо, чтобы бутерброд можно было намазать маслом, да еще чтобы икорка была, ты должен работать и пахать!".



Почему он поддерживает судей

Закончится игра, я принесу протокол, и тренер начинает: "Столько удалений у нас. Вот судья…". Я всегда говорил Валерию Константиновичу: "Почему наших бить нельзя, а нашим – можно?". А я сам когда-то судил футбол, и у меня всегда было желание быть самым честным. Тогда говорил командам: "Вы ошибаетесь за игру тысячу раз, и я не железный человек". Сейчас уже практически не "сплавляют", судьи получают приличную зарплату и могут быть только ошибки. Есть те, кто попались на взятке и пожизненно лишились права работать. 

Я приезжаю к брату, который живет в Германии, и говорю: "Сережа, у меня здесь бы на второй день права бы отобрали! Едешь, никого нет и на такой дороге пилишь 40 км/ч! Остановит, так дашь взятку!" – "А сколько ты ему бы дал?" – "Не знаю, сколько по вашим ставкам" – "По нашим ставкам ты должен дать ему на всю жизнь. У него зарплата, льготы и еще 15 лет работать, а из-за взятки он все потеряет". Поэтому и сейчас судьи могут только ошибиться. Они же не железные! Шутим постоянно с ними: "А вот в этом моменте…" – "Логиныч, ну ошибся, ну разорви меня!". Или начинает доказывать, что я был не прав.

О чем мечтает Логиныч
 
Тяжелая была жизнь, но интересная. Поэтому я так хорошо сохранился. У меня нет врагов, я пережил многих начальников. Супруга говорит: "Ты вчера с ним поругался, а сегодня за руку здороваешься" – "Потому что он поймет, что был не прав. Не поймет, так и не надо". Я прожил с "Трактором" 37 лет и приглашений у меня было очень много, из Москвы в том числе. Но говорил, что никуда не уеду из Челябинска.
 
В 1993-м году мы уже практически держались за Кубок ("Лада" боялась нас как огня в финале), но проиграли в полуфинале "Динамо". Ведем в счете, идут последние секунды матча. Валерий Константинович берет тайм-аут и говорит ребятам: "Сейчас соперник снимет вратаря, никаких пробросов". А в итоге один из наших лучших нападающих бросил в бежавшего голкипера и попал ему в грудь. Отскок, атака "Динамо", счет стал 2:2 и потом проиграли 2:3. В финале Кубка Гагарина-2013 заняли второе место, снова проиграв "Динамо". Спорт есть спорт… Когда ушел Валерий Константинович, я сразу сказал, что команда будет возрождаться еще пять-десять лет. Так и получилось.

Должен "Трактор" играть, должен! У нас есть все, лучшая школа в мире. Только должны быть все наши, челябинские. Лишь при одном иногороднем, Кострюкове, завоевали бронзу. Анатолию Михайловичу спасибо, но он пришел на готовую команду. Столько своих челябинских игроков и тренеров работают где угодно, но только не в "Тракторе". Если бы мы боролись за первые места, игроки бы тоже не уходили. Сейчас я доволен, что пришел директор (прим. Иван Савин), который вырос на хоккее, болеет за команду и у него есть мечта сделать "Трактор" сильным.

Мне уже 83 года, но я продолжаю верить, что когда-нибудь все-таки сделаю глоток шампанского из чемпионского Кубка.

Материалы рубрики "Работа в хоккее":

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают