Павел Десятков: в ЦСК ВВС складывается монолитная команда

Новый рулевой ЦСК ВВС рассказал о сезонах в Перми и Рязани, переговорах с "летчиками" и о том, как будет выглядеть обновленный самарский коллектив.

Пермь, местные и фильм Бондарчука


— Больше года назад вы попрощались с Рязанью трогательным письмом. Почему ушли из клуба в момент подъема?

— В течение сезона поменялся министр спорта Рязанской области, и, как я понимаю, у них планировалось изменение вектора движения, взглядов. Грубо говоря, с нами не продлили контракт, нам его не предложили. И все — мы разъехались домой, как только закончили выступление в плей-офф.

— Многие ожидали, что вы возглавите клуб, который будет превосходить в статусе ХК "Рязань". Помимо "Молота" тогда были предложения?

— Предложения были, но некоторые из клубов затянули с решением. У "Молота" было конкретное предложение — мы договорились, нас все устроило. Но, к сожалению, не все получилось в итоге.

— Большую ли роль в вашем приходе играло то, что в "Молоте" изменили вектор развития и начали создавать перспективный проект? Или этот аспект не выделялся на фоне остальных?

— В тот момент были предложения от более благополучных клубов, но оттуда ответов не поступало: они, видимо, рассматривали несколько кандидатов, и одним из них был я. Все это затянулось. А когда я приехал в "Молот", поговорил с новым и старым директорами, директором школы и услышал, что что-то хотят изменить в хоккее в Перми — решил, что почему нет, проект довольно интересный.

— Быстро сработались с игроками или пришлось притираться к команде?

— Нет. В "Молоте" получилось так, что некоторые из игроков, которых мы хотели оставить в Перми, категорически не хотели оставаться, а те ребята, которых я позвал с собой из Рязани, сразу согласились приехать. Естественно, команда получилась на 99,9% новая. И не только команда— поменялся и тренерский штаб полностью, и административный коллектив. Затем возникли проблемы с предсезонной подготовкой: мы должны были уехать на сборы за город, а в последний момент — за 2 дня до начала — поездка отменилась.


— Из-за чего?

— Гостиницу заняли. Туда приехал Федор Бондарчук со своей съемочной группой снимать какой-то фильм, а другую тогда еще не сдали, не открыли. Поэтому нам пришлось уступить, и пришлось полностью менять план предсезонной подготовки — мы остались в Перми. Думаю, что это тоже сказалось, но не сильно. В остальном, все в штатном режиме прошло на предсезонке.

— В прошедшем сезоне пермяков преследовали поражения в овертаймах и по буллитам. Чего команде не хватало в последних отрезках? Психологической стойкости, физики?

— Каких-то ярких провальных игр было немного. Была одна — поражение в Тюмени 1:5, где мы до 57-й минуты проигрывали 1:2. Но таких проигрышей было немного — характер у команды был. Где-то не хватало немного мастерства, везения.Это связано с пробелами в некоторых линиях: где-то вратарская неудачно сыграет, где-то не хватало лидеров, которые возьмут на себя ответственность в тяжелый момент. А так, я не скажу, что мы провели неудачный сезон. Место в турнирной таблице не отражает той игры, которую мы показывали. Календарь был так составлен, что "Запад" и "Восток" находились обособленно друг от друга: и я скажу, что провал у нас случился в играх с Альметьевском и "Торосом", когда мы в течение полумесяца сыграли шесть игр подрядс ними и недобрали очков. Это, естественно, сказалось на турнирной таблице. На психологическом уровне уже тяжело было догонять остальных.

— Зато после серии неудач "Молот" отличался разгромами уже в свою пользу. Кажется, будто команда играла больше эмоционально, чем практично.

— Вообще лига сейчас очень ровная, и иногда эмоции играют положительную, а иногда отрицательную роль. С тем же "Ермаком", где было 10:5, никто и сказать не мог до третьего периода, что такой счет будет: после первого периода проигрывали 1:3, после второго — ничья 3:3. А после забросили удачные шайбы, раскрепостились — вот они вам и эмоции положительные. Потом обыграли и Тюмень, и "Хумо". Тогда мы еще цеплялись — призрачные шансы на плей-офф оставались, но, тем не менее, они уже были минимальны. А так, повторюсь: мы и на выезде неплохо играли — хорошие игры были. Мы и команду хорошую собрали, перспективную. Только нужно время для всего. Сейчас же у всех клубов скоротечные программы. А что тренер? Тренер собирает. Мы коптим, как говорится, пытаемся создать что-то за короткий срок, но это очень сложно. Тем более, находясь не в топ-клубе Высшей лиги.

— По итогам сезона "Молот-Прикамье" не пробился в плей-офф. Это было главной причиной расставания с вами, или перед командой стояли иные цели, которые были выполнены не до конца?

— Я могу озвучить только свою точку зрения. Естественно, хотелось показать более успешный результат— это первая и главная задача. Но, я думаю, что здесь были и внутренние факторы. Проанализировав, что произошло и какие назначения сейчас происходят, могу сказать, что, видимо, возникли новые приоритеты с акцентом на местные кадры. Не только по части тренеров, но и среди игроков. В профессиональном спорте я не вижу необходимости в привязанности — местный ты или приезжий. Неважно, откуда ты, тренер ты или игрок— ты должен соответствовать уровню требований и уровню лиги, в которой работаешь. Если ты приехал в клуб, то на время действующего контракта становишься и неотъемлемой частью этого города. Города, в котором ты живешь, работаешь и дышишь жизнью этого края. Я полностью отдавался в Рязани, в Перми, за каждый регион боролся и воевал. Теперь вот у меня на повестке, можно сказать, мой родной край, где я воспитывался — Самарская область.

"Тренеру нужно давать минимум два года"


— После ухода из пермского клуба ждали предложения из родной "Лады"?

— От "Лады" предложения ждем всегда, но, как это часто бывает, наши желания расходятся с желаниями людей, которые работают в клубе. По некоторой информации, там рассматривали мою кандидатуру и в прошлом сезоне, и в начале этого межсезонья, но до конкретного предложения дело не дошло. А из Самары оно поступило, и поступило достаточно быстро. Я долго над ним не думал. За годы работы в ВХЛ я понял, что в лиге есть приоритетные клубы, крепкие, а все остальные достаточно схожи по своему состоянию: что Рязань, что Пермь, что Самара — это крепкие середняки. Задачи можно решать в любом клубе, только где-то это делать сложнее. Но будем решать.

— Сейчас вы приходите в Самару в качестве "антикризисного наставника" вместо Александра Соколова, с которым ассоциировался новейший ЦСК ВВС. Планируете постепенно проводить реформы или резко измените курс?

— Я немного не понимаю вот этого: "наставник кризисный, не кризисный", "новейшая история". Первый сезон при Соколове у Самары был приличный, 19-е место. А в прошлом году 30-е — видимо, тоже недовольны результатом, раз с ним расстаются. У него свой взгляд на хоккей, свое видение. Я не скажу, что оно правильное или неправильное — это его видение. У меня свое. Естественно, со своей точки зрения я вижу, в чем нужно добавить. Менять будем — а как же по-другому? Раз не достигли результата, который необходим, значит, нужно что-то менять.

— Задача по выходу в плей-офф стоит уже в первом сезоне?

— В наших реалиях нужно приходить и давать результат с первого дня. В том же "Молоте" мы съездили в Ижевск на товарищеские игры, где я просто посмотрел на действия ребят со стороны. Мы проиграли две товарищеские встречи, и тут же я услышал недовольство клуба. Пришлось сразу включаться — выиграли два турнира на предсезонке следом. Конечно, побеждать нужно, но для этого есть разные способы. Предсезонная подготовка — это подготовка, она остается в приоритете. А у нас, к сожалению, все упирается в решение локальных задач, как выиграть домашний турнир. Ну выиграли мы домашний турнир: резво стартанули, зато потом где-то провал пошел. С точки зрения функционального состояния форсированная подготовка под этот турнир и сказалась. Нужно же грамотно подходить к этому процессу, строить его. Сезон же долгий.

— В ЦСК ВВС тоже есть задача проявить себя на предсезонке?

— Задача стоит выиграть каждую игру, но выигрывать их можно по-разному. Можно побеждать в четыре звена, не прилагая сверхусилий, а можно перейти на две с половиной пятерки, а потом откачивать их неделю. В Самаре таких конкретных задач пока озвучено не было, но я понимаю, что они должны быть. И будут не ниже попадания в плей-офф — это естественная задача каждого клуба, иначе зачем выходить и начинать что-то. Контракт с клубом пока на год. Хотя речь и шла о двухлетнем контракте, решили остановиться на однолетнем договоре о сотрудничестве. А дальше видно будет. Сейчас не принято со специалистами тренерского цеха подписывать долгосрочные контракты, хотя в КХЛ вижу, что вновь начинается смещение в сторону трехлетних договоров. Это, я считаю, правильно — дать тренеру возможность самореализоваться. Раньше тренер приходил на "2+1" минимум: первый год специалист набирал команду, готовил ее, обкатывал, второй — приближение к результату, а третий — это непосредственно результат. Так было и в бытность моей карьеры игрока. Я потом общался и с Цыгуровым, и с Воробьевым — мне посчастливилось поработать с такими специалистами, помогать им — почерпнул от них такую систему работы, я с ними согласен. Тренеру нужно давать как минимум два года.

"Попытаемся стать зубастыми и кусачими"


— Гендиректор ЦСК ВВС Михаил Ничепуренко заявил, что клуб работает над трансферами местных игроков, которых хотят вернуть в Самару. Как продвигаются переговоры?

— Ну что значит местные? Если брать чисто самарских ребят, то их не так много. А если брать из Самарской области, то я считаю, что их вполне у нас достаточно — в команде человек восемь, скоро еще двоих из Тольятти возьмем, ждем их перехода. Также будем привлекать молодежь. Я вижу работу так, что, прежде всего, нужно обратить внимание на молодежь. Из-за возрастного лимита нынче удобно развивать свою молодежь и потом оставлять ее в клубе, чтобы она давала результат. Но сейчас, к сожалению, происходит так, что во многом клуб-партнер навязывает молодых игроков. Я вижу помощь от клуба-партнера в качественных, хороших игроках, которым не хватает игровой практики в КХЛ. А свою молодежь пусть они развивают сами. Это не моя задача — развивать их молодежь, я должен развивать свою и готовить ее, чтобы дальше она играла. Я так вижу все эти процессы.

— Вы организовали приход опытного форварда Артема Ворошило, с которым уже работали в ХК "Рязань". Будет ли на него сделана ставка как на лидера? Или просто как на хорошего и опытного бойца одного из звеньев?

— У нас сложилась такая ситуация, что линия центральных нападающих — Сарваров, Игнатушкин и Ворошило — три опытнейших центра с багажом, с хорошей карьерной историей. Естественно, мы на них будем рассчитывать. Они должны взять на себя ответственность по построению пятерок: ведь центральный нападающий — это фигура в звене, от которой много что зависит.

Артема я хотел видеть и в "Молоте", но он оказался в "Хумо". Когда играли с Ташкентом, мы сразу с ним обговорили: если будут варианты, то сразу связываемся и общаемся. Все срослось. Дай бог, чтобы получилось и у него, и у меня — у нас вместе. Ворошило очень разносторонний игрок: может занять позицию и сдерживающего звена, играть меньшинстве; в "Хумо" его использовали в большинстве, буллиты доверяли – мастерство есть у парня, будем по максимуму использовать. Но я бы не хотел выделять отдельно Артема. Прежде всего, должна быть команда. Я рассчитываю на каждого бойца, который у нас есть в списке, на каждую боевую единицу. И Иван Коренков, и Игорь Игнатушкин, и Артур Сарваров, и Александр Степаненко — они априори должны быть лидерами по своим функциональным обязанностям, по своему опыту. Сейчас в ЦСК ВВС сложилась такая монолитная команда, где есть и опытные игроки, и среднее звено — хоккеисты, которым 25-27 лет — и молодежь. Они должны друг друга подпитывать, подпихивать и приходить к результату.


— Планируете пригласить в клуб других игроков, с которыми уже работали в Рязани или в Перми?

— Да, планируется приход еще как минимум двух игроков, но я не могу сейчас озвучить их имена, потому что эти хоккеисты находятся в других клубах. Усиливаться мы будем, селекция продолжится, но теперь она перейдет из массовой в точечную, она будет направлена на усиление отдельных позиций и сочетаний. Будем менять позицию на позицию, если кто-то не выдержит конкуренции, или увидим, что кто-то оказался не готов к нашим требованиям, или не сойдемся характерами.

— Какой ЦСК ВВС нам ждать в грядущем сезоне?

— Будем пытаться быть зубастыми, кусачими.

— Как и все ваши команды?

— Да, будет характерная команда. Будем выходить, играть — прежде всего, это игра. А дальше все наслаивается друг на друга, начиная с дисциплины в обороне. Потому что дома должен быть порядок. И в атаке — дерзость, активность, мужской характер.
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают