Сергей Звягин: никогда не слышал от Хартли ни слова критики в адрес России и ее жителей

На AllHockey.Ru большое интервью тренера вратарей "Авангарда" Сергея Звягина – о работе в Балашихе и Магнитогорске, выступлении за сборную России и победе на ЧМ-2008, а также многом другом.



"Жене нравится в России, хотя по Родине и семье она тоже скучает"

– Вы сейчас на самоизоляции в Москве?

– В Балашихе, всей семьей.

– Как вам дались эти карантинные дни?

– Естественно, не совсем привычно все время проводить в помещении. Но для нашей семьи это время оказалось ценным и важным, потому что мы никогда так долго не бываем вместе. Так что это сплотило еще сильнее и в семейном плане все пошло на пользу. У меня лично появилось время чему-то учиться, читать, слушать, смотреть. Есть только беспокойство за людей, кто болеет или потерял кого-то из близких. Экономическая ситуация тоже непростая.
 
– И смогли чему-то научиться?
 
– Свободных минут у меня практически нет. Если я не общаюсь с женой и детьми, то читаю, слушаю или смотрю какие-то материалы на разные темы. Сейчас есть на это время.
 
– Материалы – хоккейные или не связанные со спортом?
 
– Хоккейные в том числе. Больше времени уделяю чтению Библии и даже изучаю финансы, которыми раньше никогда не занимался. Художественную литературу, честно говоря, не читаю.
 
– Вы говорили, что в это время собирались съездить в США.
 
– Да, у меня жена американка. У нас там второй дом, куда мы ездим после окончания сезона, чтобы провести время с ее семьей. Но в этом году не получилось. Может быть, жена с детьми еще съездит, если границы откроют. Я уже сто процентов не поеду. В принципе мы не "грузились" по этому поводу, никто не расстраивается.
 
– Следите за новостями, смотрите, что сейчас происходит в США?
 
– Конечно, мы следим, переживаем. Ситуация сложная и неоднозначная. И вообще, за последние два-три месяца, очень много вылезло наружу из того, что было скрыто. И в мотивах политиков, и в сердцах отдельных людей. Надеюсь, там найдут положительный выход из этой ситуации.
 
– Ваша жена уже далеко не первый год в России. Привыкла к стране?
 
– Конечно, она здесь уже очень давно. Россия – ее второй дом. Первый раз она приезжала 24 года назад, когда мы еще не были женаты. Сейчас проводит десять месяцев в году в России. Ей нравится, хотя по Родине и семье тоже скучает. Но никогда не рассматривали вариант, чтобы я здесь работал один. Мы вместе идем по жизни.
 
– Что ее больше всего удивляло в России?
 
– Как обычно, был культурный шок. Для нас за границей тоже всегда много всего нового и необычного. Первый раз она приезжала во время перестройки, тогда все было в запустении. Также мы первые три года жили в Нижнекамске, а город только еще развивался. В то время там только был один-единственный супермаркет, что ей было непривычно после обилия всего в Штатах. Но она на все смотрела через призму понимания и любви, поэтому никогда не расстраивалась. Хотя было непривычно, когда, например, отключали горячую воду.
 
– Знаю, многие иностранки, жены хоккеистов, боятся водить машину в России.
 
– Сейчас у нас ситуация на дорогах намного изменилась к лучшему, поэтому теперь это не проблема. Хотя когда мы только приехали, правила люди соблюдали очень выборочно. В Нижнекамске машины у нас не было, и мы ее купили, когда я начал играть в московском "Динамо". У меня плохо с ориентацией на местности, а через год жена уже мне подсказывала, где повернуть нужно. Сама за рулем ездит без проблем, сейчас в Подмосковье без машины не обойдешься, надо возить детей в школы и спортивные секции.
 

 
– Майкл Гарнетт рассказывал как-то, что после пользования интернетом в Нижнекамске ему пришли астрономические счета. У вас что-то такое случалось?
 
– В Нижнекамске нет. Наоборот, у меня в Штатах была похожая ситуация. Тогда мне платили 425 долларов в неделю. Я скучал по родным и близким и постоянно звонил домой, зная, что звонки очень дорогие. В итоге у меня в месяц четверть контракта уходило на телефонные разговоры. Так я спонсировал телефонную компанию (смеется).
 
– У вас сын не говорил по-русски. Сейчас уже выучил?
 
– Да. Жена хорошо объясняется по-русски, а дети ходят в русскую школу – сначала в Магнитогорске, а теперь в Балашихе. Сын в прошлом году сдавал экзамен по русскому в девятом классе. У меня мама всю жизнь проработала завучем в школе и очень переживала, что он не сдаст. А в итоге ему всего два балла не хватило до пятерки.
 
– Никита Задоров постоянно говорит, что ему не нравится то, что происходит в России и что лучше жить в Америке. Как вы относитесь к его высказываниям? Вы жили и в России, и в США.
 
– По-моему, такие высказывания ребят, по меньшей мере, некомпетентны. Это как уехать из родительского дома, где тебя кормили, поили и воспитывали, а пожив пару лет в другой семье, позвонить и сказать – вы там все делаете неправильно, здесь мне лучше и больше у вас я жить не буду. Окей, твое право – живи где хочешь, но зачем осуждать других? Тем более, не ты ту страну строил. Никто не спорит, у нас есть проблемы. Но они есть везде. В молодости кажется, что ты уже все знаешь, но чем дольше живешь, чем больше учишься, тем больше понимаешь, как многого ты не знаешь. Всегда нужно относиться с уважением к своей Родине и людям, которые здесь живут и любят свою страну. Если есть конструктивные предложения – это одно, а постоянная критика, когда выбираются только негативные темы – другое. Самое легкое – это видеть проблему, для этого не нужно быть гением. Наверное, поэтому и памятников критикам никто не ставит.
 
"Сезон получился неоднозначный из-за не зависящих от "Авангарда" причин"
 
– В КХЛ вы работаете с иностранными специалистами – Майк Кинэн, Боб Хартли. Вам комфортно с ними?
 
– Мне комфортно со всеми – и с североамериканскими тренерами, и с российскими. Естественно, Майк Кинэн и Боб Хартли – легенды хоккея, оба выигрывали Кубки Стэнли и в НХЛ считаются специалистами высочайшего уровня. Они совершенно разные как люди и как тренеры. Я научился очень многому, безумно рад, что продолжу работать в "Авангарде" с Бобом и с Жаком Клутье. Для нашего дела я отдаю всего себя. Приятно, когда вокруг люди, которые поддерживаю тебя и у которых можно учиться.
 
– Хартли очень активно интересуется Россией и нашей культурой.
 
– Боб – уникальная личность, я никогда не слышал от него ни слова критики в адрес России и ее жителей. Может высказать только замечания насчет происходящего в лиге, но они только конструктивные. Он сравнивает с НХЛ и говорит, как сделать лучше. Хартли с женой живут не в Балашихе, а Москве недалеко от МКАДа, чтобы почаще выезжать в центр.
 
– Он даже русский язык учит.
 
– Да, Боб в русском постоянно добавляет. На первом тренировочном сборе Хартли пообещал ребятам, что выучит русский. И у него уже большой словарный запас, особенно на хоккейную тему.
 
 
– Вы в тренерском штабе обсуждали, что произошло в серии с "Салаватом Юлаевым"?
 
– Конечно, сразу же после окончания плей-офф постарались сделать индивидуальный анализ и друг с другом разговаривали. Это часть работы. Если хочешь улучшать результаты, это необходимо.
 
– И какую основную ошибку выделили? Какой был переломный момент в серии?
 
– Это была не одна какая-то ошибка. Во-первых, это хоккей, одна команда выигрывает, другая – проигрывает. Во-вторых, сезон получился неоднозначный из-за не зависящих от нас причин. Травматизм был невероятный. Но регулярный сезон, до нескольких последних игр, мы шли даже лучше, чем в прошлом году. На то, что концовка получилась смазанной, есть несколько причин. В плей-офф вошли не в идеальном психологическом состоянии, по сравнению с предыдущим сезоном. В том розыгрыше "Авангард" был в отличном физическом и психологическом состоянии и двигался до финала, не снижая уровень. В серии против ЦСКА ребята показали себя тоже с хорошей стороны, но соперник был сильнее. Сейчас против "Салавата Юлаева" не получилось. Переломный момент серии – это однозначно гол за шесть секунд до конца во втором матче. Не забил бы соперник, мы бы вели 2-0 в серии, и многое могло быть по-другому. Потом мы проиграли матч в овертайме. Счет в серии стал всего 1-1, однако психологически уже инициатива перешла к "Салавату Юлаеву". Ребята боролись до конца, но в этот раз не получилось.
 
– Вина Игоря Бобкова в этих шайбах была?
 
– Когда Уфа сравняла счет, никаких претензий к Игорю нельзя предъявить. Вообще в этом матче соперник здорово играл в нападении и Бобков много выручал. В моменте с этим голом долго очень не могли вывести шайбу из зоны, "Салават" играл "6 на 5", а вратарь не видел полета шайбы  и первоначального броска, а потом был рикошет и добивание, которое без шансов было отразить. А гол Кугрышева в овертайме – идеальный бросок. Игорь мог выручить, но чуть-чуть не успел. Одно из самых сильных его качеств – игра на штангах, однако в этот момент он не успел и бросок был очень точный.
 
– Эти два сезона Бобков играл практически все время. Не большая нагрузка выпала на него?
 
– Игорь в отличной физической форме. Его возраст и кондиции позволяют играть с такой нагрузкой. Естественно, изначально два года назад не планировалось, что у него будет такой игровой график. Но после того, как выбыл Карри Рамо и менялись запасные вратари (нам пришлось брать ребят, которые даже в командах не были и им нужно было набирать форму), Игорь стал безоговорочным первым номером. В этом сезоне получилась идентичная ситуация, когда Саша Судницин выбыл с тяжелой травмой. Здорово, что Эмиль Гарипов стал частью "Авангарда". Он был в составе "Ак Барса", но не тренировался с командой, и ему нужно было набирать кондиции. Опять же, когда мы видели, что Игорь подустал психологически и физически, то старались давать ему передышку. А так я практически не встречал вратарей, которые хотят отдыхать, а не играть. Обычно все хотят находиться в игровом тонусе.
 

 
– Получается, в следующем сезоне Гарипов должен больше играть?
 
– Уже в начале тренировочного лагеря ребятам будет важно показать себя. Мы начнем с чистого листа и не будем строить планы, кто сколько станет играть. У ребят появится отличная конкуренция. Они серьезно работают на тренировках и у них хорошие отношения друг с другом. Ребята поддерживают друг друга, но понятно, что все хотят играть. То, что они оба сильные вратари, подгоняет одного и другого. Поэтому мы ждем от них хорошего тренировочного лагеря и успешных выставочных матчей. По итогам предсезонки будем решать, кто начнет сезон. Там уже от игры к игре будут сделаны выводы.
 
– Сейчас все обсуждают то, что журналист Игорь Еронко стал ассистентом генерального менеджера "Авангарда". Как к этому в команде отнеслись?
 
– Честно говоря, я с ним не очень хорошо знаком. Но знаю, что он один из самых уважаемых людей, кто пишет о хоккее. Для меня назначение Еронко не было сюрпризом: после окончания сезона Александр Крылов сообщил мне об этом. Таково решение руководства и если там считают, что этот человек поможет организации, – то я только за.

"Я без раздумий ответил Быкову: "Просто скажите где и когда быть"
 
– С Ильей Самсоновым вы работали в Магнитогорске. Довольны теперь его успехами в НХЛ?
 
– Да, конечно. Очень рад за него. Играть в НХЛ – это была его мечта. Илья был рад, что выбрали его в первом раунде драфта, хотя неожиданно, что это стал "Вашингтон". С "Кэпиталз" практически не было контактов, и Самсонов общался с несколькими другими командами. Первый год в Северной Америке стал для него периодом окончательного становления как взрослого вратаря и профессионала. В Магнитогорске Илья прошел большой путь, к нам в команду он пришел совсем юным. Сейчас чувствуется, что он понимает, что такое быть настоящим профессионалом, как работать над собой и то, что это нужно делать постоянно. Понимает, что над собой надо работать все время, в том числе во время отпуска. В этом году Илья смог здорово проявить себя. Но, надеюсь, на этом он не остановится – сезон в НХЛ продолжится. Желаю "Вашингтону" победы, а Самсонову – участвовать в этих матчах.
 
– Артем Загидулин рано уехал за океан?
 
– Загидулин по возрасту старше Ильи. У каждого свой путь. Я разговаривал с Артемом и знаю, что в "Калгари" им довольны. Он здорово провел тренировочный лагерь в НХЛ, пару матчей отыграл "на ноль". Думаю, он решил отправиться за океан потому, что хотел играть. В Магнитогорске Василий Кошечкин был безоговорочным первым номером, а Самсонов ему помогал, а Артему пришлось выступать в фарм-клубе в ВХЛ. Ему нужно было повзрослеть и понять, насколько важно работать над собой. Не знаю, рано он уехал или нет. Время покажет. Свой первый сезон в АХЛ Загидулин провел на высоком уровне, а с фарм-клубов начинает большинство ребят.


 
– В Магнитогорске вы работали также с Василием Кошечкиным. Это уникальный вратарь в нашем хоккее?
 
– Да, Вася – уникальный и вратарь, и человек. Я с огромным уважением к нему отношусь, и у Кошечкина замечательная семья. Я был очень счастлив, когда он стал на Олимпиаде основным вратарем, эта золотая медаль – награда за все его труды. Теперь уже никто не может усомниться в том, что он один из лучших отечественных голкиперов всех времен. У Кошечкина была очень успешная российская карьера, однако до определенного времени на международном уровне у него не получалось. Здорово, что в него поверили и он выиграл золото Олимпиады.
 
– Вы тоже выступали за сборную России. Какое самое яркое впечатление было от игры за национальную команду?
 
– Первый раз я поехал на ЧМ-2005 в Вене, стал новичком сборной в 34 года. Это было очень волнительное время, мы только закончили сезон с "Нефтехимиком", уступив "Динамо", которое потом выиграло Кубок. От нижнекамской команды мало что ожидали, но мы попали в плей-офф. И это в тот сезон, когда из-за локаута приехали энхаэловские звезды, а у нас не было никакого усиления из-за океана. После плей-офф мы уже собирались с семьей улетать в Штаты, и мне позвонили из ФХР и пригласили в сборную. На том чемпионате я сыграл два матча (Макс Соколов был основным вратарем) и мы завоевали бронзу. А на следующий год был чемпионат мира в Риге. Так получилось, что на Шведских играх Соколов получил травму и ему понадобилась операция. Поэтому я стал основным вратарем в начале чемпионата. Это было незабываемое время, мы выиграли первые пять матчей. Я часто вспоминаю про этот чемпионат и жаль, что уступили чехам в овертайме в четвертьфинале. Я уже не играл тогда – Максим оправился после операции.
 
– Про ЧМ-2005 вспоминают и по сей день из-за конфликта Алексея Ковалева с главным тренером Владимиром Крикуновым. Что между ними произошло?
 
– Во время чемпионата мира я был сконцентрирован только на хоккее, ведь для меня это был первый опыт в сборной. Я не помню, чтобы в команде был какой-то большой конфликт или разлад. Выиграли бронзу и на тот момент это был неплохой результат.
 
– На ЧМ-2008 вы попали благодаря стечению обстоятельств, оказавшись за океаном.
 
– Мне тогда позвонил Вячеслав Быков и спросил, есть ли у меня возможность и желание приехать помочь. Два вратаря команды сломались. Я без раздумий ответил: "Просто скажите где и когда быть". Я знал, что остался один голкипер – Михаил Бирюков, там даже канадский вратарь тренировался с нашей сборной. По дороге в аэропорт мне привезли новую форму, у меня друг был в хоккейной компании. Я приехал и там одна игра оставался перед тем, как заканчивался срок окончательной заявки. Держали одно место для Жени Набокова, у которого оставался седьмой матч серии плей-офф. Если бы "Сан-Хосе" выиграл, он бы продолжал играть в НХЛ, и меня бы заявили. Но его команда проиграла, Набоков приехал и стал огромной частью этой победной сборной. А я просто был с командой и помогал, чем мог. Жена с сыном прилетали на финал в Квебеке, и Вячеслав Аркадьевич персонально пригласил приехать в Москву на встречу с президентом. Мы полетели все вместе, это было незабываемое время.
 
– Первое золото за 15 лет – радость была неописуемая.
 
– Конечно, такая эйфория была. Это была долгожданная победа, тяжело было столько лет не выигрывать. Хотя все в этой команде росли на победных традициях. И еще как это золото досталось! Чемпионат был в Канаде, с хозяевами играли финал, который начался для нас очень непросто. Я считаю, Набоков сыграл большую роль, чтобы счет не увеличился в пользу канадцев еще больше. Смогли сдержать натиск, переломили ход встречи, Илья Ковальчук забил свои чудесные голы и выиграли в овертайме. В этот момент я очень гордился ребятами!
 
– Чего вы лично хотите добиться в своей карьере тренера? Может, стать главным тренером, как Петерис Скудра?
 
– Петерис – не единственный вратарь, который стал главным тренером. Кстати, Боб Хартли тоже был голкипером, пусть он профессионально и не играл. Также в тренерском и руководящем штабе "Авангарда" были вратарями Жак Клутье, хотя он сейчас занимается защитниками, и Алексей Волков. Я очень люблю то, что делаю, и сейчас нахожусь на своем месте. К тому же получилось так, что я еще работаю не только с хорошими вратарями, но и с отличными людьми. Но я не ограничиваю свою сферу деятельности. Стараюсь все время учиться и расти. Я не хочу идти по проторенной дорожке и готов к изменениям. Посмотрим, что будет в будущем.


рейтинг: 5.0 из 5
голосов: 1

Комментарии Правила

Лента статей КХЛ

Сейчас обсуждают