Артур Гаврус: ни капли не жалею, что сменил минское "Динамо" на петербургское

Минувшим летом переход именитого белорусского форварда в клуб Высшей хоккейной лиги стал одним из самых громких и интригующих трансферов межсезонья. В интервью Артур Гаврус рассказал об итогах сезона в петербургском "Динамо", своем отношении к статусу звезды лиги, а также поделился самым светлым воспоминанием в карьере — шайба в историческом для Беларуси матче с США.

photo_2020-05-21_15-44-38 (2).jpg

— Артур, сезон завершился совсем не так, как всем бы этого хотелось. Во время первой недельной паузы вы тренировались так же, как и ранее, или уже тогда было понятно, что сезон не продолжится и тренерский штаб просто держал команду в форме, но не более?

— Коллектив, команда, тренерский штаб, администрация — все выполняли свою работу на сто, даже на сто десять процентов. Но в итоге сезон закончился в связи с коронавирусом, и осталось сильное ощущение недосказанности. Потому что, я думаю, мы как минимум претендовали на Кубок Петрова.

— По итогам сезона ты стал лучшим бомбардиром команды.

— Понятно, что любому спортсмену приятно быть лучшим бомбардиром, но в то же время плей-офф не закончился и, повторюсь, осталась недосказанность. В том числе, хотелось бы, конечно, и в сезоне свою статистику улучшить — было много моментов, которые я не реализовывал... Всегда хочется большего, как бы то ни было.

— Серия с "Нефтяником" прервалась при паритете, но заключительный матч вы проиграли. Не обидно за то, что в последнем матче сезона уступили или даже не думали об этом?

— Когда уже ехали на матчи в Альметьевск, мы с ребятами так или иначе понимали, что вот-вот сезон закроют, потому что сезон в КХЛ завершился, и я думаю, что этот осадок отразился на нашей игре в заключительном матче, который мы проиграли. Конечно, последнюю игру всегда неприятно проигрывать, но счет в серии остался равным — 2-2. Один парень из "Нефтяника" говорил в интервью, что они дожмут нас, но я думаю, что они вряд ли сделали бы это. У нас оставались две домашние игры при одной выездной, и я считаю, что в любом случае мы бы прошли дальше.

— В недельную паузу, пока сезон окончательно не завершился, тренировались как обычно или тренерский штаб делал какие-то поблажки?

— Наверняка знаете Ваню Кульбакова — тоже белорус. Играл как раз в "Нефтянике". Знаю, что их вот распустили. У нас же было иначе: один выходной, а дальше тренировались в штатном режиме, иногда по две тренировки в день. Мы рассчитывали, что сезон продолжится и поблажек никаких не было. Мы целенаправленно готовились к тому, чтобы продолжить раунд.

— А давно знакомы с Кульбаковым?

— Примерно с 2016 года. Очень добротный вратарь, мне нравится. И как человек очень приятный и отзывчивый. Просто классный парень и отличный вратарь. Наш сезон как раз прервался на матче в Альметьевске, мы пересекались на пару слов. Я ему в этой серии два раза в пустые ворота не забил — он то клюшкой отбивал, то черенком. Подкалывал меня пару раз, конечно, но это жизнь, да и серия не завершена. К сожалению.

— После двух месяцев в ВХЛ в интервью пресс-службе "Динамо" ты в шутку говорил, что король "шкурки" — это ты. Прошел год. Готов ли ты теперь сказать это с уверенностью и не шутя?

— Да это была шутка (смеется)! У нас есть Жора Жарков (прозвище нападающего Даниила Жаркова, — прим. ред.), и он король "шкурки"! У меня было повреждение, я с декабря вообще в "шкурку" не играл, так что тяжело сказать, кто истинный король (улыбается). Но точно не я, это было в шутку.

— Расскажи об этой игре. Почему она так называется?

— Это предыгровая разминка, перед общей. Все ребята собираются в круг и у каждого есть по одному касанию. Кто сделал два или от кого мяч отскочил — выбывает. Постепенно остается людей все меньше и меньше, потом финал один на один. Что касается названия, то в разных странах по-разному называется. У нас в Беларуси это называлось "шкура", тут — "шкурка". Сложно сказать, откуда это пошло, но на самом деле это хорошая разминка. Даже не в качестве разогрева, а больше на поднятие эмоционального фона команды влияет.

— Помнишь свой первый выход на лед в форме "Динамо"?

— Он состоялся в моем родном городе Гродно. Мы играли товарищеские матчи против "Юности", "Гродно" и "Сахалина". Я хотел, чтобы ребята начали верить в меня, и знали, что я в каждом матче буду выкладываться на сто процентов, и в первой же игре я забросил шайбу. Хотя мы и проиграли в овертайме. Я такой человек — для меня было важно, чтобы ребята в меня поверили.

— Как проходила адаптация в команде? Помогало как-то знакомство с Жарковым, который является чуть ли не самым заводящим игроком команды?

— С Даниилом мы пересекались в Канаде, в юниорской лиге Онтарио. Он играл за другую команду. Мы заочно друг друга знали, но лично не были знакомы. Но в первое время он мне много помогал. Да и в принципе все ребята очень способствовали адаптации: рассказывали, показывали, приняли меня достаточно тепло. Знаете, всегда, когда иностранец приезжает, хотя я и не считался легионером, люди начинают беспокоиться, что он займет чье-то место; но этот коллектив, я считаю, был одним из лучших в моей карьере. Наряду с тем, что был в сборной Беларуси на ЧМ-2015 в Чехии. Но в "Динамо" оказался даже лучше.

— Личность главного тренера петербуржцев как-то повлияла на решение о переходе в "Динамо"? Сам Эдуард Занковец говорил, что сыграл некую роль.

— Эдуард Константинович на меня вышел еще в апреле, после того, как закончился плей-офф в чемпионате Беларуси. Он мне рассказал про "Динамо", про финансовую составляющую, про роль в команде, на которой он меня видит, и это меня очень сильно подкупило. В то же время у меня была неопределенность с минским "Динамо". Я уже отыграл там достаточно много времени и понимал, что нужно что-то менять. Я тянул до последнего, надеялся, что продолжу карьеру в Минске, но… Не хочу углубляться в подробности разговоров с руководством и тренерами минчан; скажем так — я не жалею, что в итоге оказался в Петербурге, в Высшей лиге. Ни капли.

— Первая шайба в ВХЛ — и сразу победная, в овертайме. Какие эмоции тогда испытывал?

— Прошло пару игр и как-то забить все не мог, хотя у нас было два турнира в Петербурге. Первый я сыграл не то чтобы из рук вон плохо, но не шло, хотя я отмечался результативными передачами. Второй турнир — лучше — я там две или три шайбы забросил. В сезон я входил в полной боевой готовности. Понимал, что от меня ждут проявления лидерских качеств, и когда я наконец-то забил этот первый гол, хотя до этого у меня было две передачи в трех играх, груз упал с плеч. Действительно, это был победный гол в матче, и мне ребята потом подарили шайбу, подписали — было очень приятно.

— Можно ли сказать, что это давление было из-за того, что твой переход был главным трансфером лета?

— Я бы не сказал, что главным. Но все понимали (и я понимал), что меня взяли для того, чтобы я забивал голы, отдавал передачи и приносил пользу команде. Хотелось как можно быстрее начать воплощать это в жизнь. В принципе я считаю, что сезон я провел на хорошем уровне.

— Ты упомянул, что не жалеешь о том, что оказался в Петербурге. Как тебе в целом атмосфера в городе, во дворце? "Динамо" никогда не остается без серьезной поддержки на трибунах.

— Я бывал в Петербурге раньше и мне здесь очень нравится. И жене моей — тоже. Что касается дворца и атмосферы на матчах, на самом деле, для меня это был легкий шок. Болельщики тут просто потрясающие. Они поддерживают свою команду несмотря ни на что. Да, у нас бывали серии поражений, но люди всегда приходили и болели за нас, в том числе и в трудную минуту. Заполняемость арены была для меня приятным удивлением — частенько были аншлаги и в целом отличная средняя посещаемость по сезону. Я скажу, что "Юбилейный" — это арена уровня КХЛ, как и в принципе вся организация петербургского "Динамо".

"Беларусь впервые обыграла Америку, и я приложил к этому руку. Самое светлое воспоминание в карьере"

photo_2020-05-21_15-44-37.jpg

— Отмотаем время назад. После выступления за фарм-клуб "Немана", ты отправился в Канаду. Как появился такой вариант продолжения карьеры?

— У меня был агент Гари Гринстин. Он уже умер, царство ему небесное. Он меня поставил на драфт в CHL, и в итоге я поехал играть туда, в хоккейную лигу Онтарио. Решение уехать далось легко, это была моя мечта. НХЛ, скажем так. Сейчас она от меня немножко далековато, но кто знает, что будет в будущем.

— Чему научил и как помог канадский этап карьеры?

— Полностью меняется уклад жизни. Это переезд в другую среду. Я знал язык на базовом уровне — в школе учил немецкий, а как осознал, что в ближайшем будущем поеду в Канаду, начал 5-6 раз в неделю по три часа заниматься английским, нанимал репетитора. И такого рода переезд — это на самом деле сложно. Сложно в плане адаптации. Когда я туда приехал, мне было 17 лет. Ни семьи, никого рядом не было больше года, и это было очень тяжело. В команде в основном ребята постарше. Не обходилось, конечно, и без всяких шуток, что я как-то не так говорю, как они. Но в принципе адаптировался быстро и сумел выбиться в лидеры команды.

— Далее ты вернулся в Беларусь и подписал контракт с минским "Динамо". На тот момент была ли возможность остаться в Канаде? Сыграло ли роль то, что контракт с Минском — это хорошая возможность быть на виду у тренерского штаба сборной?

— Это сложный вопрос. Я в тот момент сменил агента на Игоря Ларионова, и он дал мне совет, что лучше будет подписаться с "Динамо", чем оставаться играть в юниорской лиге. Потому что мне не было еще двадцати лет, в АХЛ я играть не мог — либо возвращаться в юниорскую лигу, либо играть в "Динамо". Поэтому принял решение подписать контракт с Минском.

— В 2013 у тебя уже был ЧМ, но железным игроком сборной ты стал именно в минском "Динамо". Наверняка самый запоминающийся матч был с Америкой в Праге. Можно ли сказать, что та твоя заброшенная шайба — самая важная в карьере на данный момент?

— Так и есть. Та шайба одна из самых важных, потому что тогда мы выиграли, добыли историческую победу для Беларуси. Впервые обыграли Америку, и я приложил к этому руку. Это и есть самое светлое воспоминание в моей карьере.

— Как часто вспоминаешь тот матч, пересматриваешь его?

— Уже прошло пять лет. Моему сыну уже почти два года, и он больше пересматривает мои нарезки, нежели я. Каким бы приятным воспоминанием это ни было, надо двигаться и развиваться дальше.

— Как праздновали победу в раздевалке после матча, о чем думалось в тот момент?

— На самом деле, когда мы обыграли Америку, было много всяких сообщений, поздравлений и прочего. Но времени праздновать особо не было, потому что у нас на следующий день была игра против другого соперника, мы уже готовились к другой встрече.

— В одном из интервью ты сказал, что было очень обидно пропускать ЧМ в Беларуси, который был за год до Праги — у тебя тогда была травма. В следующем году турнир снова пройдет у тебя на родине. Как оценишь свои шансы на попадание в сборную?

— Это все будет зависеть от меня, где буду играть, какая будет результативность, полезность. Будут ли вызывать меня в сборную по ходу сезона, какие результаты я буду показывать — все зависит от меня. Но, конечно, при своих родных, близких... очень хочется сыграть на домашнем Чемпионате мира.

"Я очень хотел выиграть Кубок, поэтому решил играть на уколах. А в итоге грянул коронавирус"

photo_2020-05-21_15-44-39.jpg

— По окончании сезона остались в Петербурге или уехали на родину?

— Как только в городе ввели карантин, я уехал в Беларусь — провожу время с семьей.

— Во время карантина у тебя состоялась операция. Можно ли что-нибудь узнать о ней? С чего все началось и насколько серьезное это повреждение?

— Я не хочу сильно распространятся. Из того, чем можно поделиться, могу сказать, что в декабре я получил травму, когда мы были на выезде. Перед Новым годом у нас был выезд Орск-Курган-Учалы-Челябинск. Вернувшись на праздники в Минск, я узнал о повреждении детально. Диагноз неприятный, но я принял решение, что буду доигрывать сезон, а доктор будет колдовать. Спасибо большое нашему командному врачу, что он делал все возможное, чтобы я мог тренироваться и играть на хорошем уровне. Я хотел выиграть Кубок и ради этого играл с травмой. Но затем все так внезапно произошло с коронавирусом, и сезон закончился. Как есть, так и есть. Значит так нужно было.

— Чем в свободное время теперь занимаешься?

— Максимум, что я могу — выйти с ребенком погулять на улицу, чтобы он поспал. Жена изредка выезжает в магазин. В масках, перчатках. В аптеку при первой необходимости. А так как у меня была травма, то у меня ежедневно реабилитация по 3-4 часа.

— На днях в инстаграме ты выложил фото своей детско-юношеской команды. Помимо тебя, там оказался и Евгений Лисовец из "Салавата". Можно ли сказать, что вы с ним два самых звездных выпускника спортшколы?

— До звезд нам еще много работать. А с того выпуска нас много играет: и Дима Амброжейчик, и Никита Крыскин, который в ВХЛ играл. Достаточно много ребят, которые до сих пор в хоккее. Либо в чемпионате Беларуси, либо еще где-то играют — с выпуска у нас человек шесть-семь. Это значит, что у нас были замечательные тренеры, и мы им очень благодарны. Конечно, общаемся все друг с другом, поддерживаем связь — она не потеряна.

— В России сейчас популярна плеяда молодых белорусских музыкантов новой волны, Лисовец вот с Тимой Белорусских как-то в Уфе сфотографировался. Знаком ли с кем-то из исполнителей, пересекался ли? Тем более ты шутил, что жена у тебя — местная знаменитость.

— Она выступает в одной женской музыкальной группе белорусской. Надеюсь, она станет знаменитостью. И будет, может быть, зарабатывать больше, чем я! (Смеется.) Что касается белорусских артистов, то я не знаком ни с кем из них. Но Тима Белорусских недавно выступал в Петербурге, на нашей динамовской арене. Правда, мы были на выезде, и на концерт не удалось попасть.

— Есть ли какая-то определенность по следующему сезону? Есть вероятность вновь увидеть тебя в петербургском "Динамо" и есть ли предложения от других клубов?

— От "Динамо" на данный момент предложений не поступало. У других клубов ко мне есть предметный интерес, но какой-то конкретики нет. Агент этим занимается, но в приоритете для меня остается Петербург. Что касается КХЛ, то агент работает, и, может быть, вариант появится и там.

— Чемпионат Беларуси?

— Я не рассматриваю его в данный момент. Последний год перед ВХЛ я отыграл там. В Экстралиге только три сильные команды и нет конкуренции. Сейчас я отыграл в "Вышке", и понимаю, что каждая команда может обыграть каждую, и совсем не факт, что фаворит победит в отдельно взятом матче. Вот мы шли весь сезон на первом месте, а в итоге уступили "Звезде" в один балл. Тут выше конкуренция, тут можно больше вырасти хоккеисту. В чемпионат Беларуси можно всегда успеть вернуться, на данный момент я рассматриваю только Россию.

photo_2020-05-21_15-44-38.jpg
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают