Магомед Гимбатов: много бегаю, сейчас прилетел в Махачкалу увидеть родных

Нападающий "Бурана»" рассказал о том, как по ходу сезона состоялся его переезд в Воронеж, отношениях с братом и досуге в условиях самоизоляции.

photo_2020-04-27_16-08-40.jpg

— Магомед, вы вместе с братом начинали сезон в Тамбове, но в середине октября расторгли контракты. Почему?

— Немножко с тренером не сошлись. К клубу нет никаких претензий, там хорошо к нам относились, о ХК "Тамбов" остались хорошие воспоминания. Предыдущий сезон мы с удовольствием там провели.

— Твой брат Ахмед тогда говорил, что предложения есть, но контракт ни с кем не подписан. О переходе в "Буран" объявили спустя неделю. Сколько дней была неопределенность по поводу будущего?

— Недолго. Мы успели только домой до Питера доехать. Прошло дня три-четыре, и все стало ясно.

— Как вообще принимали решение о переходе? Вместе с братом искали один клуб или была возможность разъехаться по разным?

— На тот момент мы хотели по-прежнему играть вместе. С "Бураном" всё как-то так и решилось — особо не размышляли, сразу перешли туда. Честно, сейчас и не вспомню, присматривались ли к нам другие клубы. Разговаривали с кем-то, но конкретика была именно от "Бурана". С другими клубами надо было ждать чего-то, в то время как Воронеж был заинтересован предметно. Долго не хотелось сидеть, и мы сразу поехали туда.

— Например, в футболе часто покупают сразу двоих братьев. Кажется, что перспективнее один, а выстреливает в итоге другой. Бывает, что покупают сразу обоих, потому что у братьев, как правило, наиграны связи между собой, да и влиться в коллектив намного легче. В хоккее то же самое?

— Мне кажется, разные ситуации бывают. Могут быть братья — защитник и нападающий, могут быть — два нападающих. Мы прошлый сезон играли вместе, и нам комфортнее играть в паре друг с другом, но у нас с братом нет такой принципиальности, что мы обязательно должны играть только вместе. Это уже от тренера зависит. Бывало, нас разбивали, когда мы за "Буран" играли — и в разных звеньях были, и вместе выходили. Естественно, когда ты долго с кем-то играешь, уже легче находить какое-то взаимопонимание. Да и мы в принципе постоянно с ним вместе по жизни. После игр разговариваем, общаемся, разбираем какие-то моменты, и поэтому уже без слов знаешь, кто что будет делать и где будет находиться.

— Повлияло ли на ваше решение о переходе то, что и.о. главного тренера "Бурана" занимает должность менеджера по спортивным операциям, то есть, сам комплектует состав и, по сути, набирает игроков именно под себя?

— Больше повлияло то, что они проявили заинтересованность. А так, это непринципиально, я думаю — кто тренер, кто менеджер. Главное, чтобы в тебе была заинтересованность. А то, что он на тот момент стал главным тренером — ну, это стечение обстоятельств, так получилось.

— Лично разговаривали с Михаилом Бирюковым перед переходом в клуб?


— Он же и набрал нам, когда мы остались без команды. Предварительно переговорив с ним, мы поехали в "Буран". То есть, это он нас и позвал.

— Бывший вратарь, который стал главным тренером — это всегда интересно. Каково играть под его руководством, ведь о вратарях в хоккейном мире часто говорят, что они или неразговорчивые, или вечно остаются в стороне, всегда сами по себе.

— Не было такого, чтобы он был неразговорчивым. Мне кажется, это не зависит от амплуа. И полевой игрок тоже может быть неразговорчивым. Михаил Олегович такой же, как и остальные: эмоциональный, живет игрой, очень переживает.

photo_2020-04-27_16-08-35.jpg

— Через месяц после перехода Бирюкова отстранили на четыре игры. Как отреагировали на это внутри команды?

— Спокойно. Он же все равно все время с командой. Единственное, что он на лавке не мог стоять, но в перерывах давал установку, да и все тренировки, весь процесс проходил под его руководством. К тому же у Бирюкова был помощник — Сергей Королев — тоже хороший тренер. Так что никакого сильного переживания не было. В перерывах корректировал какие-то моменты, перед игрой установку давал. Все в рабочем режиме сохранялось.

— Был момент в январе, когда "Буран" вступил в борьбу за путевку в плей-офф и был одной из четырех команд, борющихся за восьмую строчку. Однако сразу же что-то пошло не так, посыпались поражения. Что случилось?

— Тяжело сейчас сказать. Так бывает, что, когда одну проиграешь, две проиграешь — потом как снежный ком накатывает, и вроде все стараются, пробуют, но как-то тяжело это перебороть. Серия поражений идет, и уже эмоционально тяжелее намного. Тем более команда была довольно-таки молодая. Видимо, тяжело психологически с этим было справляться — а с каждым новым поражением отрыв только увеличивается, это очень опустошает, руки опускаются. Притом, что все очень старались. Не все получалось, конечно, но тяжело упрекнуть, что кто-то не выкладывался и не хотел победить, выйти в плей-офф.

— Сезон, впрочем, вы закончили победой. Это как-то повлияло на эмоциональное состояние?

— Я бы не сказал. Но, конечно, приятно заканчивать сезон победой. Видимо, этот груз ответственности спал, все очень раскрепощенно играли и очень хороший матч получился. Абсолютно по-другому заиграли, когда это давление отпустило полностью.

— По ходу сезона было два момента, когда тебе долго не удавалось забить. Сначала на протяжении 11 матчей, затем — двенадцати. Что случилось и как это давило на тебя?

— Если ты нападающий и ты не забиваешь голы, естественно, это давит. Чем больше ты загоняешься, тем хуже. Понимаешь, что нельзя загоняться, надо забыть и заново начинать. Но все равно это давит, накапливается, и есть ситуации, когда тяжелее не забить, чем забить, но из-за того, что переживаешь и нагнетаешь себя, не можешь и этого реализовать. Естественно, в команде поддерживают, когда видят, что не получается забросить, и подбадривают: "Да-да, сейчас забьешь". И тренер, и игроки; тем более, когда они видят, что ты переживаешь из-за этого.

— То есть, ты часто об этом думал, когда серия уже затянулась?

— Само собой. Об этом тяжело не думать. Одно дело, когда ты защитник, от тебя не требуют забивать, а другое— когда ты нападающий и от тебя этого ждут. Для этого в команду и берут, чтобы ты забивал, отдавал, приносил какую-то пользу.

"К приставкам уже несколько лет как остыл. Раньше можно было на всю ночь заиграться"

photo_2020-04-27_16-08-36.jpg

— Сезон закончился. В каком городе ты сейчас и как тренируешься в условиях самоизоляции?

— Я был в Петербурге месяца два, наверное, и вот сейчас полетел в Махачкалу. Хожу бегать каждый день. Когда раз в день, когда два. Для поддержания формы. А так больше в принципе ничего и не делаю.

— Тренер по ОФП никаких упражнений не давал?


— Нет, я много бегаю, а так как сезон закончился, сейчас нет нужды выводить себя на пик формы. Чисто бег для поддержания формы, чтобы жиром не заплыть. Ближе к сезону буду и тренировки добавлять, разнообразить их постараюсь. А пока в этом нет никакой необходимости.

— Как вообще проводишь свободное время в период самоизоляции?

— Сейчас в Махачкалу прилетел родных увидеть. А так, думаю, так же, как и все. Когда в Питере был, то на дачу ездил. У нас попроще с самоизоляцией, не как в Москве. Конечно, скучновато, не хватает какого-то движения, потому что все время дома сидишь. Эмоций не хватает. Обычно все равно летом то в футбол сходишь поиграешь, то в кино выйдешь. А так разнообразия не хватает. Как день сурка. Утром встал, побегал, покушал — и вот так вот изо дня в день.

— Появились ли новые увлечения?

— Да не сказал бы. Все то же самое; мне кажется, тяжело в таком возрасте привычки менять.

— С братьями часто видишься? В частности с Ахмедом, потому как с ним вместе играете.

— Да, мы живем вместе. И в Махачкале тоже. Его я чаще всех вижу, потому что старший брат в Таиланде, один из младших учится и живет в Канаде. Есть самый младший, он тоже здесь с нами, в Махачкале. Но чаще всего я Ахмеда вижу.

— В PlayStation вместе не играете?

— У меня был период раньше, когда я в PS сутками мог играть, а в последние года два-три отрезало — вообще не играю в приставку, хотя брат любит. Больше бывает, что на iPad можем поиграть, но без фанатизма, не так, как раньше. В то время, бывало, приставку включил — и можно всю ночь играть в футбол какой-нибудь. Сейчас уже остыл. Мне кажется, что уже года два в руки джойстик даже не брал.

— А на iPad во что играете?

— Мы играем в PUBG. Я, брати Тимур Шингареев из "Тамбова". Мы вместе онлайн играем, когда есть свободное время. Вечером можем сесть и поиграть часика два. Это единственная игра, в которую играю на iPad.

— Есть ли понимание, когда команда приступит к тренировкам? И какие планы на новый сезон?

— Я думаю, что все нормально будет. Что сборы начнутся как обычно — в июле. Надеюсь, что все-таки со временем попроще станет с карантином и самоизоляцией. Но опять-таки: это не от нас зависит. Как скажут, так и будем делать.
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают