Дмитрий Молодцов: для "Торпедо" плей-офф ВХЛ начался уже в январе

Автор золотой шайбы финала-2018 рассказал о сезоне, проведенном в усть-каменогорском "Торпедо" в ВХЛ.


— Летом ты проводил предсезонку с питерским "Динамо", но начал сезон в "Торпедо". Это было неожиданно. Почему не сложилось с "Динамо"?

— Пришел новый тренерский штаб, и получилось так, что они не видели меня в составе, и рассчитывать на место в нем не приходилось. Поэтому я принял такое решение. Это если вкратце говорить.

— Вариант с "Торпедо" был в запасе с лета или все получилось спонтанно, на флажке решал?

— Он был еще в конце апреля. Когда возникла эта ситуация с "Динамо", вариант с "Торпедо" вновь появился и получилось так, что я оказался там.

— Многие ребята времен чемпионства Тамбиева оказались в Казахстане, но в "Сарыарке". Ты Караганду вообще не рассматривал, и был ли интерес?

— Не знаю, потому что вопросы с клубами обсуждал агент. Это было начало сезона, поэтому у всех был укомплектован состав: действует лимит, все забито. В "Торпедо" нашлось место для меня.

— Какой Усть-Каменогорск для петербуржца c точки зрения жизни, обстановки?

— C Питером вообще сложно сравнивать что-либо — это один из лучших городов в мире. А так, Усть-Каменогорск — компактный город, маленький. Все, что нужно для жизни, есть: магазины, кинотеатры — все есть. Было необходимо привыкнуть, но ничего плохого сказать не могу.

— Наследие хоккейной культуры и школы ощущалось в "Торпедо", когда ты приехал?

— Конечно. Эта школа считается очень сильной: их воспитанники играют и в сборной Казахстана, и в "Барысе", достигают уровня КХЛ и НХЛ. Школа на регулярной основе выдает большое количество воспитанников. Это все чувствуется, ощущается. Команда с традициями, хоккей в городе любят.

— То есть, в Усть-Каменогорске нет человека, который не знает, что такое "Торпедо"?

— Я думаю, что нет — все знают (смеется).

— После приезда в "Торпедо" ты начал работать с Алексеем Ждахиным. Это ваша первая общая работа с ним?

— Да, до этого мы сталкивались лишь в матчах друг против друга, когда он тренировал другие команды.

— Как тебе его хоккей? Было что-то интересное, нужна была адаптация?

— У него, как и у любого тренера, есть моменты, к которым нужно привыкнуть. Адаптация нужна была, но с моей стороны она прошла гладко. Нужно выполнять то, что говорит тренер — я старался это делать.

— А по факту стал лучшим бомбардиром регулярки в своей команде среди защитников. Так что все довольны остались.

— Очки — это заслуга партнеров, которые забивали и отдавали. В общем, помогали набирать очки.

— Побывав внутри коллектива, как можешь оценить всплеск таких ребят, как Рымарев, Шин? Они ярко сверкали весь сезон.

— Это опытные ребята, их мастерство сразу видно — это никуда не деть. Они играли в сборной Казахстана, в "Барысе". Они молодцы, вели команду за собой. Хорошие игроки.

— В первый месяц ты вернулся в Петербург на выездные игры со "СКА-Невой" и "Динамо". Были ли они принципиальными для тебя, с какими мыслями летел в Петербург?

— Принципиальными не были. Я был уже в другой команде — в "Торпедо", у нас были свои задачи, поэтому об этом я не думал. Конечно, было приятно вернуться в Питер, в атмосферу "Хоккейного города" и "Юбилейного".

— Так получилось, что первые очки за "Торпедо" ты набрал в матче с "Динамо".

— Это стечение обстоятельств.

— Это было забавно.

— Наверное, да (смеется).

— В этом году было разделение на конференции, и на "восточную" пришлась главная рубка за плей-офф, вы заняли восьмое место. Ты согласен, что любое место в плей-офф на "Востоке" было показателем класса — хоть третье, хоть восьмое?

— Если брать нашу команду, то мы не очень провели ноябрь-декабрь, и у нас после Нового года начался плей-офф, где нужно было набирать максимум очков. Да, это было тяжело, но все были в равных условиях и боролись за плей-офф. Мне кажется, что тяжело было и в первой конференции, и во второй.


— Не давило на вас то, что за плей-офф вы боролись с командами, которые на бумаге были сильнее вас?

— Бумага — это бумага. У нас была хорошая команда, и я не считаю, что мы были слабее того же "Зауралья", "Металлурга". Получилось как получилось. Мы могли оказаться и выше, могли вообще не попасть.

— Хорошие результаты на последнем отрезке регулярки — это так "форма легла" или была проведена осмысленная тренерская работа для изменений?

— Перед последними играми перед Новым годом у нас были ударные дни, где мы подтягивали физику. Это дало свои плоды в январе. Думаю, тренерский штаб сделал правильные изменения, благодаря которым у нас получилась хорошая серия. Плюс, мы играли дома — поддержка болельщиков также сказалась.

— Подходим к плей-офф. Как расценивалось противостояние со "Звездой" до самой серии? Чувствовали, что в сопернике нет ничего страшного для вас?

— Конечно, чувствовали. С любым соперником можно играть. Мы разбирали "Звезду": готовились к ним, смотрели их лучшие моменты, слабые стороны. Спокойно готовились к серии.

— Не было ощущения по ходу серии, что все складывается не так, как должно?

— Серия была, как и все серии плей-офф — упорная, мы трижды уходили в овертаймы. Все игры были напряженные, и все решали нюансы.

— То-то и оно. В первом матче сумели сократить разрыв, второй матч — очень обидный, пятый...

— Да, во втором матче мы много играли в меньшинстве, поэтому отдали много сил, пропустили досадный гол.

— Согласишься, что лишь домашних матчей не хватило бы для того, чтобы вообще перевернуть серию в другую сторону? Было ощущение, что "Торпедо" необходимо чуть-чуть везения в Москве.

— Я бы сказал, что мелочей в хоккее не бывает, все решают детали. Особенно в плей-офф, когда команды хорошо друг друга знают, постоянно играют друг против друга. Наверное, нам не хватило реализации. Забей мы свои моменты — может, и "Звезда" бы начала по-другому играть.

— С какими эмоциями подходили к третьему матчу в Усть-Каменогорске, когда вы уже проигрывали 0-2 в серии?

— На самом деле в плей-офф 0-2 ничего не значит. Пока ты не проиграл четвертую игру — ты не проиграл серию. Мы выходили так же, как на все игры, были готовы. Понятно, что это важный матч и нужно было обязательно выигрывать, но я бы не сказал, что подготовка была другой. Все было спокойно, рабочая обстановка.

— В пятом матче "Звезда" отыгралась на флажке с 0:2 в Москве. Те шайбы не предрешили заранее исход игры?

— Пятый матч мы играли здорово, у "Звезды" особых шансов не было. Хорошо играли, но пропустили первый нелепый гол — он немного подкосил и дал эмоций сопернику, после чего они начали активней играть.

— С тобой и другими лидерами заранее расторгли контракт. Соревнования по всему миру еще были далеки от повальных остановок. Но было ли это знаком того, что до 30 апреля вы бы уже все равно не собрались и было бессмысленно вас держать?

— Это больше вопрос не ко мне, а к руководству клуба. Да, расторгли контракт с некоторыми игроками, но часть команды еще продолжала тренироваться в конце марта. Никто не знал, что будет дальше в связи с коронавирусом. Сам же я вернулся в Петербург еще 8 марта.

— То есть, ты уже тогда узнал, что будешь возвращаться и нет необходимости ехать обратно?

— Когда мы приехали из Москвы после проигрыша серии, через день или два нам сказали, что можно расторгнуть контракт.

— Есть какие-то мысли по будущему, предложения?

— Пока все туманно, потому что неизвестно, какая будет обстановка с вирусом. Пока мне нужно встретиться с агентом, обсудить все и принять решение. Желание и силы поиграть у меня еще есть. Посмотрим.
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают