Олег Горбенко: детали решают исход серии

Наставник "Химика" о завершившемся сезоне, который стал для него первым в качестве главного тренера в России.

photo_2020-04-15_14-34-50.jpg

— Олег Юрьевич, ваш первый сезон в роли главного тренера на родине подошел к концу. Если целостно оглядываться на него, какие впечатления остались?

— Удивил ровный уровень команд Высшей лиги. По большому счету во всех играх команды друг друга цепляли. Такой уровень клубов — плюс для лиги, она прибавила в этом аспекте. К лиге стало больше внимания. Сезон для меня получился сложным, но очень интересным и информативным. Поработав главным тренером, понял, что это большая ответственность. Ответственность за результат, за функциональную и тактическую подготовку хоккеистов, плюс персонал. Ну, и очень хотел доказать, что справлюсь с этой работой — быть главным тренером. Понимал, что будет нелегко, так как у нас две задачи. Первая — идти как можно выше в таблице, вторая — подготовить ребят для игр в КХЛ за "Спартак", ведь мы являемся фарм-клубом.

— Как справлялись с этим?

— Хотел бы поблагодарить и наше руководство, и руководство "Спартака", что они дали мне возможность работать так, как я вижу. Плюс всегда было взаимодействие с тренерским штабом "Спартака". Главная задача, чтобы в раздевалке была одна команда — "Химик". Игроки это чувствовали, здесь все равны. И твое участие в следующем матче зависит не от того, какой у тебя контракт — односторонний или двусторонний — а от работы в тренировочном процессе, понимания деталей и требований.

— В первой половине сезона вы говорили про системность, которую не удается привить команде до конца. Получилось донести ее хотя бы процентов на 80 до команды?

— Вы знаете, очень многое для ребят было новым. Но самое тяжелое — донести наши взгляды таким образом, чтобы ребята верили, что наша система игры работает. Ведь не секрет, что лучшая лига — это НХЛ. Там все действуют по системе. После любого вбрасывания каждый знает свое действие, и они это выполняют. Так же и в КХЛ. Есть требования, которые ты должен выполнять, чтобы и твои партнеры, и мы, тренеры, понимали, что ты делаешь. За свои действия ты должен нести ответственность, так как тебе за это платят. Есть еще один нюанс, он касается не только нашего клуба: я считаю, чем выше уровень игрока, тем профессиональней он относится к своей работе. На нашем уровне бывает все наоборот: очень много ребят, которые считают, что их класс так высок, что им не так важно относиться должным образом к своей профессии. В связи с этим и происходят проблемы в понимании и выполнении системы требований. Но здесь главное для тренера — это терпение. Я понимал, что рисунок игры в начале сезона будет не очень. Я сам играл и знаю, сколько надо времени команде, чтобы она стала выполнять требования тренерского штаба.

— То есть, не нервничали, когда понимали, что команда немного буксует?

— Да, было, не без этого. По раздевалке летали предметы, поддерживаемые великим могучим... Но есть китайская мудрость: чем громче кричишь, тем дальше от тебя человек. Я понимал, куда мы идем и что мы делаем, каждый день был распланирован. Опять же благодарен руководству: они меня не дергали, видели, что наш тренерский штаб не сидит сложа руки. Понятно, что в начале у ребят каша в голове: ты всю жизнь играл, как хотел, а тут игровые схемы и т.д. Но хочу сказать огромное спасибо команде. Ребята очень много работали. И где-то в ноябре я уже увидел в тренировочном процессе большие перемены. Весь этот сезон у меня к ребятам было честное отношение, я за их спиной не юлил, хвалил и ругал, глядя в глаза. Понятно, что в играх нервничал и срывался — это работа, эмоции.

— Отрезок из 12-ти матчей с очками — это лучшая часть сезона, или был другой момент, когда поняли, что попадание в плей-офф возможно?

— Конечно. Эта поездка Пенза-Тольятти-Самара дала нам толчок, с нее все началось. Все было на тоненького, пару-тройку игр проиграл — и ты вылетел. Но из матча в матч видели, что постепенно начали играть по системе. В той же встрече в Тольятти было очень мало моментов, где я поставил минус, разбирал отрезок на следующий день с командой. Команда росла. Хотелось, чтобы ребята быстрее все воспринимали. Они привыкли так играть, а ты пытаешься их переубедить, объяснить.

photo_2020-04-15_14-34-48.jpg

— Когда поняли, что плей-офф в ваших руках? В январе-феврале после побед над лидерами конференции?

— Тогда и пришло, что будем уже в плей-офф: "Хумо" обыграли, Питер обыграли. Уже выдохнули. Честно скажу, что по ходу сезона я даже не дергался — попадем мы в плей-офф или нет. Было важно, чтобы игроки выполняли то, что мы хотим видеть. Если команда будет это делать, мы точно попадем в плей-офф. Благодарен парням, что они все это выполнили. Отношения со всеми ребятами сложились нормальные, рабочие.

— В чем природа малорезультативности в серии с "Югрой"?

— В первой игре мы чуть подрастерялись, но остальные игры были на равных. Мы понимали, что у "Югры" есть исполнители, мастеровитые ребята. Плюс есть опыт у людей, которые прошли КХЛ, плей-офф, что-то выигрывали. Они постоянно играют одними звеньями — у нас другая ситуация. Мы говорили ребятам, что в плей-офф нужно по-другому играть, здесь другой хоккей. Моменты были, но то шайба не шла, то вратарь все видит и ловит.

— Можно сказать, что во второй игре в Воскресенске вы проиграли серию?

— Я думаю, да. Эти 14 секунд подломили нас. "Югра" дала нам пощечину, от которой мы не оправились. Этот гол мы анализировали. С июля месяца мы говорили про стыки, про то, что мы должны идти на шайбу и выигрывать. И в итоге на этих ошибках мы попались за 14 секунд до конца. Это вопрос концентрации. Ребята все равно хотят расти, не в этом году — так в следующем. Не знаю, буду я работать в клубе или нет, но им нужно обращать внимание на такие моменты, это школа для них. Микромоменты решают серию: нужно играть от ножа, нужно играть проще. Последний матч в Ханты-Мансийске мы играли неплохо. Но чтобы выигрывать — надо забивать, чтобы забивать — надо лезть на ворота, бросать, зарабатывать удаления. Все равно есть неудовлетворенность. В плей-офф надо воевать, тогда придут голы. Должен быть кураж, жажда — этого мы не увидели.

— Когда прояснится ваше будущее с клубом?

— Я даже не знаю. Посмотрим. Мы отыграли плей-офф и изначально до 16 марта команду распустили...

— Какие планы у вас были на тот момент, когда об отмене сезона еще никто не думал?

— Мы должны были до 30 апреля в том же режиме работать, как работали весь сезон. Поправлять те нюансы, которые не получились в сезоне, больше технической работы проводить, кого-то просматривать на следующий сезон. Работы до 30 апреля хватало бы (улыбается).

photo_2020-04-15_14-34-52.jpg
Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают