Егор Замула: звонили менеджеры "Магнитки", но я хочу играть в лучшей лиге мира

На AllHockey.Ru интервью с серебряным призером МЧМ-2020 – о коронавирусе, молодежном чемпионате мира и многом другом.

Вместе со сборной России Егор Замула стал серебряным призером молодежного чемпионата мира-2020 и был признан лучшим защитником команды. После турнира ему пришлось сделать операцию на спине и, таким образом, закончить для себя хоккейный сезон.



"Мне рассказали, что в Нью-Йорке вообще жесть творится"
 
– Уже привыкли к карантину?
 
– Да, уже привык. Слава богу, появилась возможность провести время с семьей в Челябинске. Смотрим фильмы, сериалы и просто отдыхаем. Я играю за границей и не видел родных очень давно. Такой шанс побыть рядом с семьей, поэтому стараюсь никуда не выходить и с другими людьми не контактировать.
 
– Как добирались из Северной Америки в Россию? Был досмотр?
 
– Я успел уехать из США, когда только все начиналось. Так что вылетел без каких-либо проблем. В Москве как такого досмотра не было, а в Челябинске проверяли температуру тепловизором. Пришлось заполнить несколько бумажек и меня поставили на карантин на две недели. На десятый день приехали врачи в специальных костюмах и взяли анализы, которые оказались хорошими. 
 
– Что происходило в Северной Америке в связи с коронавирусом?
 
– Когда я там был, ситуация в Филадельфии была хорошей. Просто никто не выходил на улицу, футбол и хоккей отменили. Работали только продуктовые магазины, а пожилые люди могли ходить туда лишь до 10 утра. Паники не было, продуктов достаточно. Никто ни с кем не контактировал, проводили онлайн занятия, все спортсмены занимались дома.
 
– Ваши знакомые рассказывают, что там прямо сейчас?
 
– Мне рассказали, что в Нью-Йорке вообще жесть творится. Поэтому не знаю, что сейчас в России будет. Нам остается только ждать. Не знаю, как наши врачи смогут разобраться с этой проблемой. В любом случае сидим дома и соблюдаем карантин.
 
– "Жесть" – в смысле много заболевших?
 
– Да.
 
– 30 марта у вас было день рождения. Как удалось отпраздновать?
 
– Впервые за четыре года отпраздновал день рождения с родными. Собрались за столом, поговорили, меня поздравили. Друзья позвонили по видео или написали. В любом случае приятно, что поделать, ситуация такая в мире.
 
 
– Вы говорили, что привезете серебряную медаль МЧМ в Челябинск. Удалось?
 
– Да, медаль у меня в Челябинске. Лежит в специальном шкафчике, где у меня хранятся все мои трофеи, награды, майки и грамоты.
 
– Вы давали интервью про большое количество блатных в школе "Трактор", про то, что вам там не давали шанса. Была ли какая-то реакция на интервью – люди поддерживали вас или говорили, что все совсем не так?
 
– То, что я сказал, это мое мнение. Я уже не хочу вспоминать это все, снова возвращаться в то время. Сейчас у меня все хорошо. А по поводу "Трактора" – они потеряли игрока и его им уже не вернуть.

– Получатся, смена обстановки все-таки пошла на пользу?

– Да, меня это сделало сильнее. Теперь я знаю, как вести себя в ситуациях, когда ты не нужен команде. И понимаю, что не стоит обращать внимание на людей, которые ставят на тебе крест.

"Надо думать, как дальше обыгрывать Канаду"

– Молодежный чемпионат мира – это главное событие в вашей жизни пока?

– Конечно, до сих пор вспоминаю. Хочется вернуться туда и снова испытать эти эмоции, эту страсть к игре, стремление к победе. Хочется собраться той же командой, ведь мы пацанами уже не сыграем вместе. Надеюсь, мы встретимся в сборной уже на взрослых чемпионатах мира и возьмем реванш у канадцев.

– Многие эксперты говорили, что эта команда – лучшая за несколько последних лет. Вы согласны?

– Да, согласен. У нас в атакующей линии могли забить все четыре звена и все могли отыграть в обороне. Защита тоже была очень сильная – как индивидуально, так и командно. Вратари также высокого уровня. И все игроки были высокие, крепкие. Так что команда очень хорошая.

– Что случилось в финале – перенервничали, перегорели?

– Я до сих пор не знаю, что в финале произошло. Нам жить с этим всю жизнь. Поэтому лучше отпустить финал, это уже история. Надо думать, как дальше обыгрывать Канаду, чтобы, дай бог, им больше не уступать.

– Хотелось в финале отдельно наказать канадца Барретта Хэйтона, который не снимал шлем во время российского гимна после поражения на групповом этапе?

– Он капитан команды, проиграл 0:6, с него был большой спрос. Непонятно, что у него было в голове. Канадские фанаты не любят проигрывать, тем более России. Он думал, почему и как это произошло. Хэйтон совершил ошибку, но все ошибаются.

– Как отнеслись к тому, что многие зрители посмотрели не тот матч на "Матч ТВ"?

– Даже не думали об этом. После чемпионата мира мы вернулись в свои команды и все мысли были уже о том, как попасть в плей-офф.

– То есть никто из знакомых не поздравил вас после этого?

– Нет, такого не было. Видел что-то в новостях, но мне лично никто не писал.

– Обидно было за Дмитрия Воронкова, которого травили в соцсетях за удаления в финале?

– Пускай люди посмотрят, сколько он голов забил, сколько передач отдал, сколько под воротами стоял. Не каждый может делать черновую работу и бороться на пятачке, когда в тебя шайба летит. По мне он был одним из лучших. Того канадца тоже "сожрали" в интернете, видел, как ему наши русские люди в комментариях писали. Мне кажется, нужно к этому проще относиться. Это спорт, а не политика.

– Вас признали лучшим защитником сборной на турнире. Как вам такое признание?

– Каждому хоккеисту приятно. Но я играл, в первую очередь, для команды, а не для личных достижений. Главное – не то, сколько ты забьешь и отдашь передач, а то, что сборная выигрывает. А так это приятная награда для меня и моих близких. Уже после чемпионата мира я открыл и посмотрел, что там. Но гораздо приятнее, если бы у меня была золотая медаль, а не серебряная. Хотя это тоже награда.



"Брагин стал как отец, а Ларионов – идеальный человек"

– Многие молодые игроки остаются впечатлены работой с Валерием Брагиным.

– Это лучший тренер, с которым я пока работал. Валерий Николаевич общался абсолютно с каждым. Ты тоже не боишься ему что-то сказать, потому что он обязательно поможет. Все чувствуют к нему большое уважение, всегда слушают его. Брагин рассказывал много историй, так как работает со сборной уже давно, видел поражения и победы. Очень интересно было его слушать. Мы работали с ним месяц, и Брагин реально стал нам как отец, которого мы уважали, ценили и не хотели подвести. Бились за страну, за родных и нашего главного тренера.

– Вам лично Брагин какие-то советы давал?

– У нас был с ним разговор после чемпионата. Он пожелал удачи и сказал, что у меня все будет хорошо. Отметил только пару минусов, которые можно исправить. Дай бог мы еще поработаем с ним, мне это будет в кайф точно.

– Чем от Брагина отличался Игорь Ларионов? Как работалось с ним?

– На Ларионова просто смотришь и восхищаешься. Наблюдали, как он утром делает растяжку в зале, узнавали, какую пищу он ест, как следит за своим рационом, во сколько спать ложится и во сколько просыпается. Я впервые увидел его в реальной жизни и подумал, что ему сорок лет. Ларионов выглядит спортивно, подтянуто, следит за своим питанием и весом. Он просто идеальный человек. Легенда хоккея, отличный тренер и хороший отец для своих детей.

– О своей травме вы узнали до начала чемпионата?

– Травма меня преследовала с конца прошлого сезона, но я думал, что она заживет за лето. Но в "Калгари Хитмен" я играл много, и травма начала нервировать меня, доставлять неудобства. После чемпионата мира еще раз сделали снимок, поговорили с агентом, тренерами и менеджерами "Филадельфии" и приняли решение сейчас делать операцию. Для того, чтобы к новому сезону быть полностью готовым.

– До чемпионата мира не говорил о травме, чтобы попасть в состав сборной?

– Конечно, мечта любого пацана – сыграть на чемпионате мира. Я играл на сто процентов, не жалея себя. Когда надеваешь майку сборной, ни о какой травме речи не идет. Доктора всегда помогут избавиться от боли.

– Сейчас удалось восстановиться после операции?

– Сейчас я восстанавливаюсь, делаю определенные упражнения. В июне, дай бог, ситуация с коронавирусом закончится, и я вернусь в США и начну полноценную подготовку к сезону.

– У вас, получается, еще год контракта с "Филадельфией"?

– Да.

– В КХЛ звали?

– Да, звонили менеджеры магнитогорского "Металлурга" и напрямую главный тренер. Но посмотрим, что будет. Я хочу играть в лучшей лиге мира. Если же что-то будет не так, то будем разговаривать с агентом и родными и принимать решение. Однако я не стремлюсь играть в России. В меня верят в "Филадельфии". Хочу уже начать играть за основную команду и воплотить в жизнь свою и своих родных мечту. 
Источник фото: РИА "Новости"

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают