Максим Мальцев: естественно, не замечать происходящее в мире трудно

Российский нападающий минской "Юности" рассказал корреспонденту AllHockey.Ru о том, каково единственными в мире выходить на лед, а также о жизни белорусского хоккея в эпоху пандемии.



"Продукты заказываю с доставкой на дом"

– Максим, когда ты переезжал в Беларусь, едва ли мог предположить, что будешь играть в чемпионате, который останется единственным в мире.

– Ну нет, конечно! На тот момент в мире все спокойно было, никто и представить себе не мог, что в итоге такое произойдет.
 
– Каково это – играть, понимая, что сейчас это единственный в мире хоккей?
 
– Когда стало понятно, что мы единственные, кто продолжает соревнования, лично для меня ничего не изменилось. Играем и играем: в плане хоккея у нас все равно сейчас мысли немножко о другом – как выиграть финал и стать чемпионами. А о том факте, что мы единственные, в голову мысли уже все меньше и меньше приходят.
 
– Как вся эта обстановка, вызванная коронавирусом, повлияла на жизнь команды? Как относятся к тому, что происходит?

– Естественно, не замечать это трудно. Повод для беспокойства довольно серьезный. Внутри команды мы принимаем меры предосторожности, чтобы предотвратить любую возможность заболевания. Не здороваемся, вместо этого кулачки отбиваем. Повсюду антисептики, постоянно обрабатываем ими руки. Само собой, никто не посещает места массовых скоплений. Соблюдаем все рекомендации, о которых нам говорят.

– А вообще были хотя бы разговоры о том, что чемпионат могут остановить?

– Это в любом случае зависит не от нас. Это решение принимают люди, которые ответственны за нас, за хоккей. Наше дело – выходить и играть. И раз мы сейчас играем – каких-то задних мыслей о целесообразности этого быть не должно. Тем более уже финал, надо закончить чемпионат, а нашей команде обязательно выиграть его.

– Вы сдавали какие-нибудь тесты внутри команды?

– У нас в принципе, даже когда не было еще никакого коронавируса, был строгий контроль по здоровью в течение всего сезона. Если кто-то заболевал, то мы, например, пару дней не здоровались; еще что-то делали для профилактики – то есть, меры предосторожности у нас в команде были всегда; когда коронавирусом еще и не пахло. Медицина в "Юности" на высшем уровне, и поводов для беспокойства сейчас совершенно никаких нет.

– Сама жизнь в Беларуси как-то изменилась ввиду всеобщего настроения в мире? Несмотря на то, что это одна из двух стран в Европе, которая, хоть и с ограничениями, но пытается жить в привычном ритме жизни.

– Если говорить по себе и своей семье, то мы перестали ходить в торговые центры. Я даже не помню, когда я был в последний раз там. Мы стараемся реально избегать подобных мест. Продукты стали доставкой на дом заказывать. Не знаю, как остальные ребята и граждане Беларуси в целом, но лично я стараюсь по максимуму избегать мест скопления людей.

– Как вообще устроена информационная политика в стране на данный момент? В России в последние недели началась очень активная агитация предосторожности и самоизоляции.

– Да, я слежу и за российскими новостями, и за местными. Но вы знаете, какое количество заболевших сейчас в России и с какими темпами оно начало расти. В Беларуси это число намного меньше. И поэтому поведение СМИ соответствующее, сейчас здесь все немного поспокойнее, нежели в России.

– Люди в таком же количестве ходят сейчас на хоккей с футболом, что и раньше?

– На наши матчи, думаю, ходят ровно столько же, сколько и в регулярном чемпионате. Не скажу, что что-то изменилось.

"Летом и сам не думал, что окажусь в Беларуси"



– "Юность" – главный фаворит сезона?

– Пожалуй, да. Это самый титулованный клуб страны, всегда находится на лидирующих позициях, от "Юности" всегда ожидают высоких результатов, она всегда была в фаворитах.
 
– Ты переехал в белорусский чемпионат после многих лет в ВХЛ. Какие впечатления?
 
– Во-первых, уровень хоккея оказался сопоставимым с Высшей лигой. Разница лишь в том, что команд в Беларуси немного, а в ВХЛ – за тридцать. А по уровню, я думаю, одно и то же – что белорусская лига, что ВХЛ. Беларусь компактная, здесь нет таких трансконтинентальных переездов, когда ты из Красноярска летишь в Москву, чтобы совершить пересадку на Караганду. Здесь ты просто садишься в автобус. 300 километров – самый дальний выезд из Минска. Для "Юности" плюс, что город расположен в центре страны – очень удобное транспортное сообщение. Получается, что по уровню хоккея все равнозначно, а с точки зрения логистики – приятнее.

– Что впечатлило тебя больше всего в течение сезона в Беларуси? Было ли что-то непривычное, какие-либо ситуации, ставшие шоком?

– Я бы не сказал. Хоккей везде более-менее одинаковый. Что-то такого, что могло шокировать, наверное, не было. Только если в приятном смысле шокировало – условия в "Юности" мне понравились, все очень квалифицированно. Когда приехал в Беларусь, конечно, не до конца знал, чего ожидать: думал, что тут будет, каким образом – другая страна, другой чемпионат... И был приятно удивлен – в нашем клубе все на высоком уровне, все профессионально, ко всем мелочам относятся очень скрупулезно. Очень приятно работать здесь.

– Как вообще ты решился на такой переход летом? Для тех, кто следит за ВХЛ, это было очень неожиданно. Столько лет в системе СКА, удачный год в базовом клубе под Универсиаду, победа на этой самой Универсиаде... И вдруг такой нетривиальный ход.

– Это да. В "Соколе" хорошая команда и отличные условия для хоккея, болельщики, но экология города настораживает. Из года в год там очень плохая обстановка с загрязнением воздуха. Все, кто там жил или бывал, особенно зимой, это знают. У меня семья, маленький ребенок, и мне очень не хотелось так рисковать их здоровьем. Плюс отдаленность города тоже сыграла свою роль, поэтому и было принято решение, что в Красноярске оставаться мы не можем. Но я благодарен всей организации, городу и болельщикам за тот сезон! Плюс ко всему: было интересно попробовать себя в новом чемпионате, а также таком турнире, как Лига чемпионов – поэтому выбор в пользу "Юности" был взвешенным.

– В "Юности" собран очень интересный состав. С тобой в команде играют некоторые россияне, чьи фамилии бывали на слуху, очень много белорусских ребят, игравших в минском "Динамо".

– Да, у нас хороший подбор игроков. Очень много опытных ребят в команде, которые поиграли на очень высоком уровне. Есть, чему учиться, есть, у кого учиться. Если в ВХЛ я играл в командах, где были собраны молодые ребята, то сейчас я оказался в команде, где очень много опытных хоккеистов. Здесь можно что-то подсмотреть, где-то сами ребята что-то интересное подскажут, помогут советом, словом. Это отличный опыт для меня, приятно находиться в таком коллективе.

– А много ли интересных пересечений у тебя было по ходу этого сезона в Беларуси? Встречались ли еще какие-то именитые ребята, известные в России?

– Ну да. В солигорском "Шахтере", с которым мы играем в финале, есть русские парни – Бойко, Феклистов, Крикуненко. Вратарь Юра Петров, с которым мы в "Соколе" в том году играли. В Гродно двух защитничков знаю, в МХЛ пересекались. В других командах встречаются знакомые – кто-то играл в России, с кем-то в молодежке, Вышке пересекался, друг против друга играли. Здесь достаточно много ребят, которые выступали в России.

"Момента с выбитой вратарем шайбой не видел"



– После первых матчей в Минске счет в серии равный – 1-1. Как оценишь старт единственной финальной серии в мире?

– Мы провели отличный первый матч. Все проходило под нашу диктовку, хорошо сыграли, выиграли 5:1. Вторую игру проиграли – наверное, причина в нас самих. Будем исправлять ситуацию, серия до четырех побед, все в наших руках, будем работать.

– Во втором матче произошел некий скандал с вашим вратарем, о котором по итогам встречи, кажется, говорили больше, чем о самой игре. Как как внутри команды реагируете на это?

– А не знаю. Никто это не обсуждал в команде. Я лично во время игры тоже не видел этого момента! (Улыбается.)

– Больше соперники возмущаются?

– Ну вот у них и спросите. Вот у Феклистова как раз, у него же выбили шайбу (смеется).





– Серия переезжает в Солигорск. Что вообще можешь сказать о "Шахтере", чем эта команда может быть опасна на родном льду?

– "Шахтер" – тоже амбициозная команда, которая из года в год претендует на высокие места. Команда дошла до финала, отличный соперник для нас. Раз они играют в финале, значит, у них много сильных сторон. Нужно отыскать слабые и пользоваться ими.

– Если сравнить Солигорск с Минском – насколько это разные города? На российский манер если переложить.

– Это, наверное, как из Петербурга приехать в Курган с "Зауральем" сыграть. Примерно то же самое (улыбается).

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают