Семейные истории хоккеистов Тертышных

Много ли существует хоккейных династий? Наверное, никто не считал. Но одна из них — это семья Тертышных. Алексей Викторович — один из трех братьев-хоккеистов Тертышных, ныне тренер "Челмета" и хоккеист, имеющий много наград. Никита — форвард "Югры", к 21 году имеющий опыт игры в КХЛ и лучший нападающий "Челмета" прошлого сезона. Вместе отец и сын рассказали о семейных ценностях, забавных случаях из жизни и кумирах разных лет — все в нашем интервью.

Никита, для начала, расскажи о своем переходе в "Югру"?

Никита: Если честно, то я и сам не ожидал такого поворота событий. Я узнал обо всем только вечером после тренировки, когда планировал ехать домой отдыхать. Мне сказали, что есть предложение перейти в "Югру", и надо ехать. Я спокойно это принял и быстро собрался в Ханты-Мансийск. Но нисколько не пожалел об этом переходе, ведь я в хорошей команде, и мы будем биться в плей-офф — это отличный расклад событий.

Судя по твоим результатам, ты быстро влился в новый коллектив?

Никита: Это было не сложно. В "Югре" ощущается семейная атмосфера, поэтому гораздо легче адаптироваться в новой команде. Я сразу сроднился с "Югрой", и хочется играть не просто за свою фамилию, а за команду, чей логотип на груди.

Отец помогал в принятии решения, ведь когда-то он и сам работал в системе "Югры"?

Никита: Нет, он даже не знал об этом. Мне сообщили вечером, а я ему — утром. Я подошел к нему и сказал: "Я еду в "Югру"!". Он спокойно отреагировал, но мне показалось, что все равно немного расстроился. Ему хотелось, чтобы у меня все получилось в родном клубе. Так вышло, что из системы "Трактора" только "Белые Медведи" сейчас попадают в плей-офф, хотя "Челмет" начинал неплохо — мы в начале сезона и турниры выигрывали, и первые игры. Но это хоккейная жизнь, все понимают. В "Югре" я хочу не просто поиграть в плей-офф, а выиграть Кубок Петрова!

Алексей: Конечно, для меня это было неожиданно. Но это работа. В хоккее нужно быть ко всему готовым. За Никиту я спокоен, для него этот переход даже "в плюс", потому что "Югра" — хорошая команда со взрослыми хоккеистами. Там есть чему поучиться и у кого поучиться. "Челмет" — более молодая команда. Там более сбалансированный коллектив. К тому же, я знаю не понаслышке, что в Ханты-Мансийске хорошие условия и отличный тренерский штаб.

Значит, по-отцовски, со спокойной душой отпустили ребенка?

Алексей: Он у нас привыкший к переездам, ведь семья всегда была со мной. Никита повидал много городов и готов ко всему. Да и я знаю "Югру" не со стороны, поэтому спокоен за него.

Спустя столько лет, какие у вас остались воспоминания о Ханты-Мансийске?

Алексей: Самые позитивные! Мы до сих пор в хороших отношениях с персоналом как "Югры", так и "Мамонтов Югры". Ханты-Мансийск — город маленький, все друг друга знают и хорошо друг к другу относятся. Мне там было приятно работать и сейчас приятно приезжать. Еще мне нравится зима в Хантах, город становится маленькой Швейцарией.

Каково было выйти на матч "Югры" и "Челмета", когда впервые оказались соперниками?

Никита: Были какие-то необычные ощущения. С одной стороны, я знаю всех ребят, мы еще недавно были в одной раздевалке, с другой — мне предстояло выйти против еще недавно своей команды.

Алексей: Конечно, больше я смотрю за своими ребятами, хотя в каких-то моментах иногда переключаю взгляд и на Никиту, но больше все же думаю о своей команде. Всегда за него переживаю, даже, если он в команде соперника. В целом, все тренеры по ходу матча отмечают хорошие действия соперников, приятно, когда этим отличается сын. Теперь я еще просто смотрю хоккей — смотрю игры "Югры". В целом, у каждого свой график и свои матчи, но мы всегда с ним на связи — либо СМС обмениваемся, либо короткими звонками.

Сравниваете Никиту с собой?

Алексей: Конечно, у каждого хоккеиста есть определенные качества, которые можно оценить, но мы с Никитой разные по манере игры. Это хорошо — каждый должен иметь свою изюминку. У Никиты есть свой стиль и своя харизма. Единственное, чем мы схожи с сыном — мы оба живем хоккеем!

Никита, когда играл против "Челмета", по привычке ворота не перепутал?

Никита: Нет! Наоборот, я все секреты рассказал "Югре" (смеется). А если серьезно, то во время игры забываешь обо всем, потому что хочешь быть полезным своей команде.

Папа что-то говорил перед игрой? Наверняка вы виделись.

Никита: Да! Ведь перед матчами команда уезжает на базу, а так вышло, что в этой же гостинице живут и команды-гости. Мне стоило пройти чуть ли не до "соседнего номера", чтобы увидеть папу. Естественно, перед матчем мы пошутили, что я знаю все о сопернике, и это сыграет "Югре" на руку.

5w2KTVSrkH8.jpg

Никита, ты в этом сезоне успел и в КХЛ поиграть. Каково было работать с Петерисом Скудрой?

Никита: Честно? Это был колоссальный опыт! Петерис Скудра — очень хороший специалист. Мне очень понравилось с ним работать. Говорят, что он взрывной, и с ним нелегко сработаться, но в "Тракторе" я видел совершенно другого человека. Мне нравилось, какая от него шла энергия. И я расстроился, когда его сняли. Считаю, что "Трактор" мог с ним выбраться из "ямы".

Как тебе город Ханты-Мансийск после огромного Челябинска?

Никита: Мне здесь нравится! В Челябинске плохая экология, а в Ханты-Мансийске потрясающая погода. Здесь лес рядом с ареной! Как здесь легко дышится! Жаль, пока не удалось погулять по лесу, удалось только в кино разок сходить. Оценил уже и местный горнолыжный комплекс, правда, совсем нет времени ни на что. Как только я приехал в Ханты-Мансийск, на следующий день нам надо было вылетать в Тюмень, вернулись с выезда — уже домашняя серия. И так все завертелось. Но знаю, что Иван Лекомцев успевает иногда покататься на лыжах, у него в раздевалке вся экипировка лежит над шкафчиком.

Уже думал, где бы хотел "осесть"? Ведь вы бываете в разных городах, наверняка были мысли вроде: "О, я бы тут жил".

Никита: Однозначно, Казань и Рига! В Казани я даже жил 4 года, когда папа играл. А потом, когда начал играть в МХЛ, летал туда на выезды, и мне там очень нравится. Казань — красивый город, в котором все есть, там живут очень приятные люди. Уверен, в этом городе прекрасно было бы жить с семьей. А в Риге я бывал еще на детских турнирах, мне еще в детстве там понравилось.

Алексей Викторович, а вы какой город чаще вспоминаете?

Алексей: Мне повезло, от каждого города, в котором я работал, осталась масса приятных воспоминаний, просто где-то я пожил поменьше, а где-то подольше. Например, в Новосибирске я пожил всего 3-4 месяца, а в остальных — по несколько лет. В каждой команде мы боролись за медали, и всегда я попадал в отличные коллективы.

Какая победа в вашей карьере вам запомнилась больше?

Алексей: В Казани! С "Ак Барсом" мы проиграли в финале чемпионата России, это был 2000 год. Тогда мы взяли серебряные медали, но я запомнил это надолго. Это была моя первая серьезная медаль. Конечно, и дальнейшие победы все помню, и все для меня ценны.

У семьи Тертышных есть своя стена славы?

Алексей: Прямо стены — нет, но есть стеклянный шкаф, в котором бережно собраны все наши медали и награды.

Алексей Викторович, как Вам дался переход в тренеры? Помните свои первые шаги на тренерском мостике?

Алексей: После завершения карьеры у меня была небольшая пауза. Но потом у нас появилась команда "Мечел", которая преобразовалась в "Челмет", и меня пригласили работать помощником главного тренера. Конечно, я согласился, ведь хотел остаться в хоккее, ходил на игры "Трактора", часто бывал в спортивной школе. В конце концов, мне нравилась тренерская деятельность. Видимо, с возрастом я сам к этому пришел. Понял это когда был игроком, на командных собраниях или тренерских установках с возрастом стал воспринимать все ближе и гораздо серьезней. Тренером стать не так-то просто — этому нужно обучаться и нужно прийти самому. Тренеры постоянно учатся, у нас есть различные пособия, мы обмениваемся опытом и посещаем семинары.

Вы тренируете уже 7 лет. Как оцениваете себя на этом поприще?

Алексей: Сложно сказать... По моему мнению, 7 лет — это мало. Я не скажу, что у меня есть какая-то своя манера. Я стараюсь быть вариативным — могу быть строгим в нужной ситуации, а где-то проявляю доброту. Определенно у меня есть свой взгляд и понимание тренерской работы.

Никита, в одном из интервью ты говорил, что уже задумываешься о семье. Как у молодого человека в 21 год появляются такие зрелые мысли?

Никита: Наверное, я ориентируюсь на родителей. Их пример для меня очень важен. Я считаю, что для таких мыслей нужно встретить, как говорится, свою половинку. Я пока иду в верном направлении. В любом случае, я не считаю, что мой возраст — ранний для семьи. Жизнь-то короткая!

Что для тебя значит семья?

Никита: В первую очередь — поддержка. Где семья — там дом. Для меня важно, чтобы родные могли подбодрить даже в самый плохой день. Для меня пример идеальной семьи — мои родители. Они вместе уже 22 года, а сейчас большая редкость — иметь такую крепкую семью.

Когда в семье столько хоккеистов, каково это?

Никита: Очень весело! В моей семье было очень много разговоров о хоккее, а впервые на игре я побывал, когда еще не родился! Первую клюшку подарили, когда мне исполнился год. Я всю жизнь "варился" на этой кухне. Сначала с отцом и его командой, потом уже сам начал играть. Для меня хоккей всегда был на первом месте, это мой осознанный выбор, а не воля родителей. Бывало, когда в детстве папа говорил, мол, не получится в хоккее, будешь учиться. Меня это очень задевало! Я возмущался: "Как это не получится? Все у меня получится!"

Алексей: Нам привил любовь к хоккею старший брат Сергей, потом двоюродный брат Димка пошел в хоккей, а затем уже и я. Нам было на кого равняться, и игра нравилась. Нас всех записали в детскую хоккейную школу, в которую пришлось пройти отбор. Приятно было, что в каждом возрасте в этой школе были Тертышные. Конечно, не все было гладко, у каждого из нас были тяжелые ситуации. А то, что у нас троих все сложилось — была хорошая карьера — это приятно. Но это все произошло с нами, а продолжится ли династия дальше, не знаем. Хочется, чтобы любовь к хоккею в семье жила и дальше.

Никита, у тебя есть младший брат Илья. Он тоже хоккеист?

Никита: Нет, он выбрал учебу. Он пробовал, умеет кататься на коньках, но с детства выбрал другую сферу. Ему всегда нравились наука, математика, иностранные языки. Он с удовольствием учится в школе, у него есть репетиторы по разным предметам. Мне кажется, он в 8 лет уже самый умный в нашей семье (смеется).

Алексей: Вообще мы и Никиту не заставляли заниматься хоккеем — это был его выбор. С самого начала он показал, что хоккей — это его. Так же и с младшим сыном: мы с ним и на каток ходили, и клюшку давали, но Илью "не зацепило".

WhatsApp Image 2020-02-17 at 15.27.34.jpeg

Как отец двух сыновей, как воспитываете ребят?

Алексей: Прежде всего, мы хотели, чтобы сыновья стали хорошими людьми. Чтобы они правильно относились и к близким, и к окружающим их людям.

Вопрос папе и сыну: кто из родных сыграл большую роль в вашем формировании хоккеиста?

Никита: Наверное, все сразу подумали про отца. Но когда я начинал, он еще играл. Да, папа посещал мои тренировки и игры в свободное время, но никогда не лез ни к тренерам, ни в тренировочный процесс в целом. Просто иногда давал советы. Очень помогали мама, бабушки, дедушки и дядя — все по маминой линии. Я же начинал играть в Омске, а там надо было ездить на тренировки к 6 утра. То есть подъем был в 5, и меня кто-то из них постоянно возил на другой берег на тренировки. Сначала меня возила мама, а когда стал постарше, на турниры ездил с дядей или с бабушкой, или с дедушкой, а иногда они втроем ездили со мной. Как видите, у меня всегда была мощная группа поддержки. Причем, все они жили в Челябинске, но всегда прилетали туда, где жили мы. У нас очень дружная семья, я счастлив, что вырос в такой атмосфере.

Алексей: У нас, наверное, атмосфера детской спортивной школы. Все возрасты находились в одном здании, это было что-то вроде базы. С лета все ребята собирались на сборы, друг с другом жили и общались. В такой атмосфере младшие ребята всегда смотрели на старших и брали с них пример. Так было из поколения в поколение, и дети всех возрастов друг друга знали. Мы ездили смотреть тренировки "Трактора", организовано ездили на домашние игры. Наши кумиры ходили рядом. По телевизору не так часто удавалось увидеть хоккей, а все известные и любимые хоккеисты вроде Валерия Карпова, Равиля Гусманова или Андрея Кудинова — они, и так, были рядом. С ними я потом еще успел поиграть в "Магнитке".

Из-за специфики папиной профессии вы постоянно переезжали. Никита, тебе как ребенку не было тяжело каждый раз менять город?

Никита: Нет, я в этом плане легкий на подъем. К тому же, у меня нет трудностей с общением. Зато теперь у меня почти в каждом городе России есть друзья. Тяжелее было со школами, но я достаточно хорошо учился. Например, ЕГЭ я сдал сам и без проблем поступил на бюджет в челябинский университет.

Какие человеческие качества ты унаследовал от каждого члена семьи?

Никита: У папы я научился дисциплине, хотя он никогда не был строгим. Отец с детства мне твердил, что над собой нужно работать каждый день. Мы уже много лет вместе тренируемся каждое лето — и лед, и зал. От мамы я научился человечности и доброте. В целом, мое воспитание — мамина заслуга. Она всегда учила меня быть вежливым и тактичным. А вот дядя у меня очень веселый человек, думаю, чувство юмора у меня от него!

На турнирах бабушка с дедушкой закармливали пирожками?

Никита: Конечно, они всегда меня баловали. А дедушка мне вообще не мог отказать ни в чем, порой я даже этим пользовался. Например, в детстве он мне разрешал чипсы или газировку, хотя родители не разрешали. А бабушка всегда готовила вкуснейшие пироги!

Расскажите о каком-нибудь ярком или забавном воспоминании, связанном с семьей.

Никита: Таких очень много! Например, однажды мы летали в гости к Свитовым. И решила мужская половина гостей поиграть в футбол. Все бы ничего, если бы отец не решил взять мяч между ног и встать на руки! В этот момент я подбежал со спины, чтобы забрать мяч руками, а он уже начал вставать на руки, и "прописал" мне пяткой в глаз! Конечно, меня на мгновение "потушило" (смеется). Представляете, мне лет 8, а прилетело от взрослого мужика-хоккеиста. Папа тогда себя очень корил за это и переживал, а я тогда даже не обиделся, понимал, что сам виноват. И весь отпуск я тогда проходил в солнцезащитных очках, чтобы не было видно синяка. А Саша Свитов всегда шутил надо мной, когда мы вместе шли по улице. Он громко говорил, что я боец, а они — мои охранники, и продолжал: "Спокойно! Рой Джонс идет!".

Алексей: А вот мне тогда было вообще не смешно, я очень переживал, что так получилось.

Никита, имя твоего отца в Ханты-Мансийске на слуху, ведь он был главным тренером "Мамонтов". Как тогда ты относился к этому городу и, в целом, к югорской системе хоккея?

Никита: Тогда я приезжал сюда только как соперник. Это был мой первый сезон в МХЛ, кстати. Но мне уже тогда нравилось приезжать в Ханты-Мансийск несмотря на то, что здесь был мороз −35 градусов. В хоккейном мире все знали "Югру" как неплохую команду с хорошей школой.

WhatsApp Image 2020-02-17 at 15.27.33.jpeg

В "Югре" есть ребята, с которыми ты в прошлом сезоне встречался в плей-офф.

Никита: О, да! Сейчас в команде Саня Беляев, Денис Латышевич, Серега Телегин и Ваня Савчик — последние двое из Челябинска, так что мы давно знакомы. А ребята меня все время подкалывают тем плей-офф, когда "Белые Медведи" проиграли 2:3. Я даже до сих пор помню Беляева и Телегина по игре.

Тебе 21 год. Какие интересы нынче у молодых людей в этом возрасте, если отвлечься от хоккея. Есть ли жизнь вне игры?

Никита: Я люблю изучать иностранные языки. Свободно говорю на английском, начинаю изучать французский. Еще в детстве мы часто бывали в Швеции на сборах, и там я начал потихоньку запоминать слова.

БЛИЦ

Самое главное качество в мужчине?

Никита: Честность!

Алексей: Порядочность!

День, который запомнился на всю жизнь?

Никита: Их два: первый — когда отец выиграл Суперлигу с "Магниткой", а второй — когда родился младший брат.

Алексей: День, когда я познакомился с будущей супругой, и рождение детей. Получается, было три дня.

Величайший хоккеист — это...

Никита: Когда я был маленький, мне очень нравился Ян Марек. Но на данный момент самый крутой хоккеист — это Коннор Макдэвид.

Алексей: Сергей Макаров! Я всегда старался где-то копировать его. На всех этапах его карьеры он был моим кумиром, на котором я вырос.

День всегда начинается...

Никита: Со стакана воды!

Алексей: С кофе!

Я не представляю жизнь без...

Оба: Семьи!

Комментарии Правила

Сейчас обсуждают