Евгений Григоренко: после игры по полночи пересматриваю свои моменты

Новости
18 января, суббота
17 января, пятница
+
Мы поговорили с лучшим бомбардиром "Хумо" о хоккее в Узбекистане, о том, как меняется жизнь спортсмена с появлением семьи, об отношении к критике и многом другом. Разговор состоялся в последний день затяжного выезда.

- Женя, расскажи, как проходит типичный день хоккеиста на выезде.

- По-разному, в зависимости от того, катаемся мы с утра или нет, во сколько игра и в каком мы часовом поясе. Обычно все-таки катаемся. Получается, с утра раскатка, потом собрание и обед. Затем отдых в отеле, и едем на игру. Ничего особенного, такой же график, как у всех.

- Отдых – это сон?

- Да. Кто спит, кто не спит, как-то иначе проводит это время, это уже кому как нравится. Я считаю, что лучше поспать.

- С кем живешь на выездах?

- С Пашей Здуновым.

- С тем самым Пашей, с которым еще по магнитогорской молодежке играли?

- Ага, именно с ним.

- Кстати, о молодежке. Ты видел свою страницу в Википедии?

- Видел, мне кто-то скидывал месяца три назад. Особо на заморачивался, что там написано, посмотрел, и все.

- Там мало информации о твоей личности, зато перечислены множественные регалии, начиная с юношеской карьеры.

- Да, мы в детстве постоянно выигрывали с командой 92 года рождения. Два золота, два серебра чемпионата России. Затем молодежка началась. Я стабильно раз в два-три года выигрываю какую-то медаль. Так получается у меня, удачно попадаются команды, которые борются за большие победы, а не такие, которые в феврале уходят в отпуск, и все на этом.

- Первое весомое достижение – Кубок Харламова в 2010 году со "Стальными Лисами". Помнишь то чемпионство?

- Конечно. Это же был первый год Молодежной хоккейной лиги, а мы были самой молодой командой по возрасту. Вышло так, что мы сыграли в плей-офф первый раунд, а потом нас вчетвером с ребятами забрали на юниорский чемпионат мира. Мы пропустили второй раунд с Казанью, третий с Челябинском и приехали уже на финал с Новокузнецком. Ребята уже сыграли два матча с "Медведями" в Магнитке, а мы приехали к играм в Новокузнецке, два матча там провели и выиграли кубок. Получается, я всего пять игр в том плей-офф провел. Но какая разница… Все были очень довольны.

- Тогда МХЛ сильно пиарили в СМИ, и твое имя мелькало в заголовках. Звездная болезнь не накрыла?

- Нет, чего там, сыграли и сыграли, а следующий сезон – уже с чистого листа, прошлое забыли, это нормальная практика. Но, в принципе, и на следующий год, и на третий мы тоже медали брали. Состав менялся, приходили молодые ребята, взрослые уходили в связи с лимитом на возраст. И все равно нам хватало "багажа", чтобы доходить до финала, полуфинала.

- А через несколько лет ты взял уже Кубок Гагарина с "Магниткой".

- Это особый момент в моей жизни. Я проводил первый полноценный сезон в КХЛ, тренер Майк Кинэн доверял молодым. У нас была классная команда, в ней было, на кого равняться: Мозякин и Зарипов – легенды хоккея, Крис Ли очень приличный защитник, многие другие. В общем, в тот год все сложилось для нас как надо.

- Где хранятся твои медали?

- Дома у моих родителей, целая стена. У меня дома их негде повесить, особенно теперь, когда ребенок появился – чтобы не было лишнего повода подергать что-нибудь (улыбнулся).

- Сколько твоему сыну?

- Полтора года.

- Евгений Попихин как-то говорил, что с появлением ребенка ты стал ответственнее и на льду, и вне льда.

- Как сказать, не то чтобы я остепенился, у меня и раньше такого не было, чтобы "ветер в голове". Но, когда у тебя нет семьи, немного по-другому себя ведешь, это да. Свободного времени намного больше. А когда появляется семья, ты проводишь время чисто в режиме "дворец – дом – дворец", и больше никуда. В другое русло свою энергию пускаешь, поспокойнее становишься. После тренировки домой, ребенок проснулся – пошли, погуляли. Домашний такой режим, можно сказать. Уже не ходишь куда-то поужинать, провести вечер, именно дома отдыхаешь. А на льду не скажу, что что-то изменилось для меня, игра есть игра. Тем более, сейчас такой момент – хорошо, что сюда взяли, в эту команду, дают играть хорошо, много, и надо показывать результат, доказывать, что меня не просто так взяли.

- Как тебе роль отца? Научился варить кашу и менять подгузники?

- Ну, подгузники-то не проблема, это нормальное явление, думаю, все это проходили. А за готовку полностью отвечает жена. Ха, я кулинар еще тот. Особенно касаемо детского питания – там все не так просто, как кажется. А роль отца… Мы сейчас так часто на выезде, дома-то практически не бываем. Вот сейчас уехали на 16 дней, полмесяца, получается, не были дома. Я не так много вижу сына, как хотелось бы.

- Есть мечта привести его на лед?

- Наверно, у всех ребят-игроков, у кого рождаются сыновья, сразу мысль: отдам в хоккей, как вырастет. Но мы пока с женой об этом не думаем, живем сегодняшним днем. Года в четыре, когда он начнет все понимать – посмотрим. А пока жена берет его иногда на хоккей, раза два-три уже бывал на моих играх. Но ему пока больше так, чисто побегать, фонарики посмотреть, не более того (улыбнулся).

- У жены не возникает сложностей в мусульманской стране?

- Я бы не сказал, что сложности именно из-за этого, но сам переезд дает о себе знать. Когда ты дома живешь, все уже налажено – знаешь, куда пойти поесть, ездишь на своей машине, а не задумываешься, во сколько нужно встать, чтобы успеть добраться куда-то на такси и так далее. Есть такие небольшие неудобства на новом месте. Но мы уже привыкли, проблем нет. В Узбекистане нет особых трудностей, здесь говорят по-русски, люди хорошие, добрые, во всем помогут, подскажут, если что.

IMG_9713.jpg

"От игры надо получать удовольствие"

- Как ты подписал контракт и когда?

- Мне позвонили числах в 20-х июля, пригласили в команду. Сначала я приехал на просмотровый контракт, но буквально через пару-тройку дней подписал полноценный. Просто в клубе хотели убедиться, что со мной все нормально. Опасались, наверно, из-за того, что у меня была серьезная травма в Казани.

- Это же было три года назад.

- Ну да, и все равно многие на это ссылаются, думают, что у меня проблемы могут быть, вопросы такие задаются. Все-таки перелом голеностопа – серьезная вещь. Но со мной давно уже все нормально.

- Не смущало, что "Хумо" - совершенно новый клуб?

- Нет. Мы, конечно, понимали, что здесь будут какие-то мини-проблемы, связанные с организацией, все-таки в Узбекистане тридцать лет хоккея не было, все создается с нуля. Какие-то задержки формы, к примеру, или еще что-то. Но мы не обращали на это внимания, знали же, что все процессы наладятся со временем. Так и получилось, со временем все сделали в итоге.

- Тепло там у вас?

- Сейчас уже нет. В сентябре было жарко – 27 градусов, даже 30 могло быть. В октябре уже +10, а сейчас совсем похолодало. В шортах и тапках уже точно не походишь.

- Все считают, что Узбекистан – это сказка в плане еды. Тебе нравится?

- Да, с этим проблем нет. Но еда достаточно жирная, непривычная для нашего организма, поэтому надо поаккуратнее, не стоит переедать лишний раз. Что-то попробовать можно, но не набрасываться на все это. Когда ко мне переехала семья, я полностью перешел на домашнюю, русскую еду, которую готовит жена, местной кухней особо не балуюсь. Но в первое время, конечно, было интересно.

- У "Хумо" есть база?

- Базы нет, но перед игрой нас закрывают в гостинице рядом с дворцом. А так все по домам живут.

- В некоторых командах принято еще и телефоны отбирать у хоккеистов за сутки до матча, а перед тренировками игроки проходят алкотестер.

- Это вообще какой-то детский сад – телефоны забирать. Все взрослые люди, у многих семьи, дети… У нас даже в Молодежной хоккейной лиге телефоны не забирали, а тут взрослые ребята. Бред. А что касается алкотестера… Ну, это вопрос доверия. Видимо, тренеры не доверяют команде. У нас в этом плане все нормально, мы не даем никаких поводов для такого.

- Статус лучшего бомбардира команды имеет для тебя значение?

- Нет, я на это внимания не обращаю. Для нас самое главное – чтобы команда в плей-офф попала и как можно дольше там задержалась. Это очень важно, тем более, команда играет первый год. Если ты набрал больше всех очков по ходу сезона, а команда не вышла в плей-офф – никакого удовольствия нет. Кажется, вроде "я провел неплохой сезон", но это неправильно. Неплохой – это тот, в котором ты с командой зашел в плей-офф и там еще шуму навел.

- У вас были поражения со счетами вроде 1:7 – они сильно отражаются на психике команды?

- Это очень неприятно, особенно учитывая, что мы отдаем очки командам, которым вообще должны шансов не давать. Мы играем в хорошую игру с сильными командами – "СКА-Невой", "Динамо" СПб, "Ладой", "Югрой". Берем очки с ними, побеждаем. А вот с командами среднего уровня, тем же "Дизелем", получаем 1:7… Тут вообще никаких оправданий нет. Не знаю, почему так происходит. Может быть, другие смотрят – "у вас такой состав, много ребят из КХЛ" – и настраиваются как-то по-особенному? В любом случае, мы сами виноваты. Один ошибся, другой где-то не забил – вот так в кучу все, и выливается в такой итог.

- Кто у вас лидер в раздевалке?

- В принципе, у нас все могут сказать что-то, разве что молодые, бывает, стесняются в силу возраста. Хотя чего стесняться, все должны говорить, если есть, что сказать. У нас нет такого, чтобы кто-то один постоянно выступал с речами. Понятное дело, что капитан и его помощники чаще других высказываются, это, наверно, во всех командах так. И тренеры, конечно.

- Сам умеешь выступить с речью?

- Да, без проблем. Но говорить надо по факту, по делу, а не так просто сидеть и болтать. Это ведь лишние эмоции, нервы, которых потом может не хватить на льду.

- Ты относишься к хоккею как к работе, как к игре или, может, как к бою?

- Надо подумать… Я читаю интервью тренеров, многие говорят: "вот, у нас война"… Думаю, хоккей – это война характеров, бой, но и игра тоже. Если ты не будешь играть, просто бегать – "бей-беги, окружай ворота", как голы-то забивать? Биться надо, толкаться, забирать шайбу, но и удовольствие от игры тоже нужно получать. А не так, что вышел, пробегал смены свои, а потом вспомнить за игру нечего. Это вообще самая печальная история, что может быть. Даже если команда победила.

- Тогда скажи, как относишься к соперникам. Легко сначала подраться на льду, а потом ему руку пожать?

- Я не из тех игроков, кто часто дерется, не лезу в эти заварушки лишний раз. Хотя бывает, конечно, если кого-то обидят – поеду заступаться, деваться некуда. Насчет соперников… Стараюсь спокойным оставаться, не закипать. А рукопожатий после игры в регулярке все равно нет.

34f91d1e4e428a1f60572ea2c6a04918.jpg

"Тренеры редко хвалят игроков, это нормально"

- После матча долго думаешь о прошедшей игре?

- Бывает, что прихожу домой и сразу начинаю пересматривать, записи игр сейчас везде есть. Мотаешь все смены своего звена, смотришь, где что не получилось. Особенно, если моментов было много, а не забили. Начинаешь разбираться, почему. В итоге часов до трех-четырех ночи залипаешь с телефоном, и пока все не досмотришь, спать не ложишься.

- Вообще, много времени проводишь в интернете?

- Не особо, в Инстаграме сижу в основном. Еще новости хоккейные читаю, смотрю обзоры матчей в приложениях. А так больше телевизор смотрю на выезде. Еще в Соньку играем постоянно, все время она занимает.

- Во что именно играешь?

- В хоккей.

- С хоккея пришел, и в хоккей начинаешь играть?

- Когда с игры пришел – нет, конечно, никакого хоккея, мне его вживую хватает. А, допустим, когда есть день между играми – сел, поиграл в свободное время спокойно. Там же нет такого адреналина, как вживую, просто интересное занятие.

- Скажи, ты читаешь прессу и комментарии о себе?

- Не особо. Прессу читаю, всегда смотрю, что говорят тренеры после игр. Не только наши тренеры, а вообще все – КХЛ, ВХЛ, НХЛ. А комментарии о себе давно уже не читаю. Там льется очень много негатива. Я даже не знаю, как этих людей назвать. Сидят такие, обиженные на жизнь, на себя, еще на кого-то, и им просто надо написать что-то плохое про всех подряд, испортить кому-нибудь настроение.

- А если тренер покритикует тебя в прессе, тебя это заденет?

- Нет, ведь если он сказал что-то на пресс-конференции, значит, до этого сначала высказал мне. Это нормально, он же тренер. Обижаться нет смысла, сказал и сказал, что в этом такого-то? Не я первый, не я последний. Когда у других тренеров спрашивают про игроков – они редко кого-то хвалят. Может, из суеверий, боятся сглазить, или еще что-то такое.

- Хоккеисты, поигравшие за океаном, говорят, что там тренер – это друг, с которым можно сходить в бар, просто поболтать на равных. В России такое вряд ли возможно, да?

- Действительно, такого панибратства в России нет, все равно должна быть субординация. Все-таки тренер намного старше всех нас. Какие могут быть походы в ресторан с тренером? Командный ужин – это да, без проблем. А если кто-то индивидуально вдвоем с тренером пойдет в баню или в бар… Мне кажется, в России это будет дико выглядеть. Может, в Канаде и нормально.

- Вы проводите время командой в выходные?

- Не особо, у всех дома семьи, дети, не так просто организоваться и куда-то выбраться всем вместе в одно время. Больше на выезде тусуемся вместе.

- Какая музыка звучит у вас в раздевалке, и кто отвечает за ее выбор?

- По-разному, перед играми в основном рок играет, никаких медляков или рэпа, именно заводное что-то. Каких-то традиций в этом плане нет, кого попросишь – тот и поставит, у всех в телефонах разный плей-лист.

- И последнее. У всех есть таланты, кроме хоккея, какой у тебя?

- Даже не знаю. Мне кажется, ничего особенного нет, я точно не музыкант, не повар… Вообще, в свободное время в основном с ребенком занимаюсь. Он растет, учится говорить понемножку, различать цвета и все такое. А больше никаких занятий особо нет у меня.

- То есть, твой талант - быть отцом.

- Да. (улыбнулся)
Дата: 14.11.2019

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет