Александр Самонов: СКА для меня – новый вызов, новый уровень

Новости
20 ноября, среда
19 ноября, вторник
1
24-летний голкипер Александр Самонов стал одним из символов очаровавшего лигу "Витязя" и уже в середине осени получил приглашение от СКА. В эксклюзивном интервью корреспонденту AllHockey.Ru Самонов рассказал о деталях обмена, феномене подольского коллектива и, конечно, повспоминал петербургский финал ВХЛ, в котором он уже пересекался с Алексеем Мельничуком.

– Саш, впервые о возможности твоего перехода заговорили после матча "Витязя" с "Трактором".

– В те дни еще не было предметного интереса. Только гуляла информация, что такой обмен возможен, но все это не имело подтверждения. Я сам не думал об этом, пока уже не позвонили перед самим обменом и не сказали, что переход точно состоится и нужно к нему начинать готовиться. Это было в день матча с "Трактором". Позвонил сначала мой агент, затем Роман Борисович связался – лично пообщались. Так и состоялся мой переход.

– То есть, твой интерес как-то учитывался? Готов ли, хотелось ли бы?

– Да, спрашивали, интересовались, как себя чувствую, восстановился ли после травмы. Каково общее состояние, желание, какие задачи можно поставить.

– В целом это было быстрое решение для тебя?

– Ну да. Обмен есть обмен – игрок вообще редко что-то может сделать в таких случаях; я не исключение. В финансовом плане все осталось на том же уровне, что и в "Витязе" – просто обменяли контракт, как это и принято делать.

– Ты доволен, что оказался в СКА?

– Конечно. Здесь играют много кандидатов в национальную команду. Новый уровень для меня вообще. СКА – один из ведущих клубов России по всем параметрам. Новый вызов, который не может нести в себе какой-то негатив.

– Ты выбрал нетипичный для себя 31-й номер. Что с 99 и 95?

– Мне администратор выслал свободные номера и… не оказалось (улыбается). Выбрал 31-й – чисто вратарский номер такой. Никогда еще не играл под ним. Ни о каких ассоциациях не думал в тот момент.

– Первый матч за СКА. Третья минута – и сразу на тебя выбегают три игрока "Нефтехимика", раскатывают и, естественно, забивают…

– Я обыденно среагировал на это, ничего не держал в голове. Главное в тот момент было показывать свою игру и не сильно напортачить.

– Бросилось в глаза, как нетипично после пропущенной шайбы к тебе подкатывались защитники, чтобы как-то по-особенному подбодрить.

– Да, ребята сами понимают, что для меня это новая команда, новая атмосфера. Они помогали мне по максимуму. Спасибо им за такую поддержку в коллективе.

– До обмена у тебя была впечатляющая личная статистика без единого поражения в сезоне. Стоило начать в СКА – сразу подпортилось.

– Я не думаю о цифрах. Я выходу на лед, чтобы играть и приносить команде пользу. Поражения… Без них не бывает побед.

– По сравнению с "Витязем", на момент перехода в СКА дела шли не столь удачно. Каково попадать в такой контраст?

– Это наша работа. Да, понятно, что ситуация непростая, но надо же ее как-то преодолевать, верно? И это только нам под силу, никто другой этих проблем не решит. Мы будем только сильнее: как можно быстрее разрулим эту ситуацию и пойдем дальше по чемпионату. Если сравнивать с "Витязем"… В каждом коллективе есть свои нюансы, но в целом атмосфера и тут, и там плюс-минус одинаковая. Я не беру во внимание фактор давления или его отсутствия.

– Какие у тебя первые впечатления от Кудашова? Михаил Кравец плодотворно отработал прошлый сезон в "СКА-Неве", и уж любой в Петербурге точно заверит, что это сильно разные по типажу специалисты.

– Еще, конечно, очень мало времени прошло, чтобы как-то детально судить. Мне объяснили, во что играет команда, какие схемы используются в большинстве и меньшинстве. Кудашов – хороший и адекватный тренер, сильный. Он же, как капитан корабля, например – самый первый, кто должен оставаться с холодной головой. Иначе это будет передаваться дальше всей команде. Думаю, все будет нормально.

– Ни для кого не секрет, что у СКА лучший маркетинг в лиге. Много красивых оберток, в которые завернута атмосфера домашних матчей. В "Витязе" ты явно с таким не сталкивался.

– Да, такой антураж вокруг своей команды я встретил впервые. У "Витязя" и стадион поменьше в принципе.

– Ты ведь как вратарь еще и первым выходил на лед во время представления. Как тот выход смотрелся твоими глазами?

– Если честно, я не думал об этом. У меня были совсем другие мысли. Да, это все красиво, все хорошо для болельщиков, но в такие мгновения ты не об этом думаешь. Слышал, конечно, как объявляют мою фамилию по трибунам, но в голове все равно были совсем иные мысли.

– Если возвращаться к теме красивой обертки, то, наверное, СКА надо сравнивать больше не с "Витязем", а петербургским "Динамо" из ВХЛ?

– Да, они более похожие на СКА вещи делают. В плане пиара они, наверное, поболее раскручены, чем "Витязь". Акции разные, интервьюшки, шоу. В "Динамо" у нас было больше такого, что сейчас будет встречаться в СКА. Ну, петербургский стиль в конце концов, люди любят все команды города.

– Много людей тебе написало по приезде в Петербург?

– Да, разрывался телефон. И в WhatsApp, и в Direct писали. Приятно, что не было никакого негатива. Все, конечно, шокированы оказались, кто-то немножко расстроился, что покидаю Подольск, родную систему после стольких лет. Я ведь в ней с самого выпуска.

– Пресс-атташе "Динамо" СПб не писал?

– Писал! Многие ребята из "Динамо" звонили, поздравляли. Административный персонал – тоже, хорошо с ними общаемся.



"Против ЦСКА "Витязь" просто играл по системе"

– "Витязь" – отдельная тема для этого сезона, и твою заслугу в этом тоже не стоит умалять. После одной из недель сразу два твоих сэйва из матча с ЦСКА попали в недельный хит-парад КХЛ. Когда на них смотришь, хочется спросить лишь одно: как?!

– Я это делаю? Чисто на автоматизме! (Улыбается.) Перед нами всегда стоит задача бороться до последнего, какой бы сложный момент ни был. Где-то и везение, и удача тоже.

– Но автоматизм – это все-таки когда выставил ловушку, поймал, зафиксировал. Но там-то у тебя кульбит за кульбитом, ты как-то понял, что надо клюшку сунуть себе под ногу, и именно это оказалось верным решением. Просто шедевры импровизации какие-то!

– Это правильное слово – импровизация. Ты не думаешь в такие моменты, как отбить. Ты понимаешь, что надо как-то спасать ситуацию. Так вот выходишь и начинаешь действовать.

– Крайне актуальный вопрос для твоей новой команды: как обыграть ЦСКА?

– Выходить и делать то, что нам говорят. В первую очередь надо правильно играть. Естественно, забивать свои моменты. СКА очень много создает, над реализацией надо поработать.

– Если отматывать время к матчу "Витязя" с ЦСКА. Михаил Кравец, входя в раздевалку, должен было что-то сказать. Изучить, найти и использовать какую-то уязвимость в интересах команды.

– Да он ничего не говорил!

– Он просто играл по системе?!

– Да. Как и всегда. Мы играли в "Витязе" системно каждый матч. С ЦСКА мы не очень смотрелись в первом периоде, но второй и третий хорошо провели и благодаря этому выиграли.

– Тогда в чем феномен "Витязя"?

– В сплоченности команды, системности, работоспособности. Ребята бьются друг за друга каждую игру. Это приносит свои плоды.



– Это интересная история, немного киношная, коих, впрочем, в твоей карьере было много. В команду пришел тренер, который выбил в ВХЛ 39 побед в 45 матчах, взял группу не получавших свой шанс в КХЛ ребят, добавил к ним легионеров и одну классную возрастную звезду – вот и готов лидер конференции…

– Это и есть работа тренера. Собрать команду из того материала, которым он обладает. Правильно им распорядиться, слепить. Михаил Григорьевич все это сделал правильно.

– Можно ли сказать, что Кравец – человек, который создает систему исходя из игроков?

– Думаю, да. Он хороший специалист. У него были определенные ресурсы для создания команды, и вы видите, во что он их обратил. Это неслучайно.

– Вообще получается забавный момент: так как "Динамо" СПб – фарм "Витязя", а Михаил Кравец пришел из "СКА-Невы", у вас в раздевалке собралось очень много ребят, которые играли друг с другом в той знаменитой финальной серии весной-2018.

– Это да. Но все адекватные люди, мы понимаем, что тогда был финал, как ни крути. А теперь надо играть вместе, сплотиться, чтобы уже в одной команде показывать то, что делали на льду порознь в то время.

– Это напоминает чуть ли не два параллельных класса на уроке физкультуры. Когда враждующих вдруг объединяют в одну команду и говорят: "Отныне перед вами стоит великая цель, и вы должны добиться ее вместе".

– (Смеется.) Такого, конечно, не было. Но, естественно, когда в команде собирается столько знакомых людей, с которыми в позапрошлом сезоне вы столько бились и кусались, а теперь они сидят с тобой рядом в одной раздевалке – от прошлого не уйти. Понятно, что будут проскакивать где-то шуточки, прибауточки.

"С Мельничуком были знакомы еще после питерского финала"

– Ты приехал в Петербург уже на следующее утро после того, как об обмене всерьез заговорили в СМИ?

– На следующий день после игры "Витязя" с "Трактором", да. Утром мы выехали из Москвы на машине, приехали в Питер в обед. С квартирой все быстро получилось, сняли жилье, заехали.

– Это та же самая, где ты жил в бытность игры за "Динамо", или что-то новенькое?

– Не, когда я был в "Динамо", нам "Витязь" снимал гостиницу на "Ваське" (Васильевский остров, один из главных исторических районов города – прим.ред). Так что теперь живу в новом для себя районе, буду привыкать (улыбается).

– Как ни крути, теперь ты вернулся в город, где у тебя произошел самый сильный толчок в карьере, без которого бы ни КХЛ, ни СКА могло бы и не быть. Город, где была одна из ярких команд в твоей жизни, спорткомплекс, в котором ты стал чемпионом. Не накатило ли, когда въезжал в Петербург?

– Конечно, понятно, что Питер – прекрасный город, и в нем произошло столько всего, что воспоминания о том этапе карьеры у меня только самые теплые. Это тоже важно в эмоциональном плане для меня. Когда возвращаешься в то место, которое в твоем сознании пропитано только положительными чувствами.

– Помнишь, где в "Хоккейном городе" ваша чемпионская раздевалка?

– Да, конечно, помню. Ее заливали очень много чем тогда… Всяким разным (улыбается).



– Ты зашел туда уже?

– Ну да. Когда я приехал, мне все показали. Медицинский центр, залы, раздевалки – все-все-все.

– Здесь, на площадке "СКА-Невы", вы стали чемпионами. За полтора дня до этого состоялся матч с шестью овертаймами. Вы еще и проиграли. С какими мыслями ты пришел домой после той игры? Не было ощущения, что такой матч может переломить ту серию?

– Нет, мы не думали, что все вот так разом может рухнуть из-за одного поражения. Была одна естественная задача – восстановиться. Никто даже не думал ни о чем другом. Да, обидно, конечно, проиграть, когда затрачено столько физических и эмоциональных сил. Но что ж поделать. Думаю, мы хорошо тогда восстановились; лучше, чем "СКА-Нева". Потому и выиграли шестой матч на их площадке.

– Понятно, что у журналистов совсем другая нагрузка. Но даже мы, закончив работу в 5 утра, уснув в 7.30 и проснувшись где-то в 11, весь следующий день проходили с максимально ватными головами. Хотя нагрузка только мозговая была, что несопоставимо с теми, что испытывали тогда вы.

– Мы проснулись тоже где-то около 11 утра. Приехали в "Юбилейный", нам отменили тренировку…

– Вас повезли в парк аттракционов.

– Да, мы поехали в "Диво остров". Доктор заходит в раздевалку, а мы сидим – ни о чем просто. Ни эмоций, ни сил. Форма до сих пор мокрая, ничего не высохло с ночи. Он понимает, что надо что-то делать. Так и поехали. Как видите, не прогадали.

– До того момента казалось, что Леонид Тамбиев никогда на такое не пойдет.

– Да нет, вы просто смотрите на него со стороны людей, которые плотно с ним не работали. Мы провели с этим специалистом целый год, и я могу сказать, что общественность просто не знает до конца этого человека.

– Теперь ты воссоединяешься в СКА с Алексеем Мельничуком – твоим соперником по тому финалу, да и сезону в целом, который тоже дорос до основы КХЛ.

– Вступаем в работу с приятными эмоциями. У нас одна цель. Конечно, конкуренция, все дела… Все это понимают, но у нас есть более важные задачи в клубе. Нам надо выйти из того, что сейчас окружает команду, хорошо играть, помогать команде. От этого мы будем только расти.

– Вы были знакомы с ним после того сезона? Просто немногие на самом деле осознают, насколько эпохальным для ВХЛ получился тот год. Весь чемпионат "СКА-Нева" и "Динамо" шли вровень, не оставляя шансов никому. Дерби вышло на несколько новых уровней, а твоя дуэль с невской связкой Богданов/Мельничук и вовсе стала одним из главных хедлайнеров сезона.

– После того чемпионата – да, конечно, бегло были уже знакомы с Мельничуком. Заочно и так давно знали кто есть кто. Столько игр сыграли друг против друга тогда! Сколько их было вообще? Десять? Не помню уже даже. За столько матчей невозможно было не узнать друг друга.

– Нет ощущения, что кто-то в итоге должен оказаться лишним?

– Понятное дело, что конкуренцию никто не отменял. Но и я показал в этом сезоне хорошую игру, и Магнус, и Мельничук. Это вопрос, который решают тренеры. У нас нет первого номера, об этом мне сказали почти сразу, как я прибыл в расположение команды. Будет играть тот, кто к каждой конкретной встрече будет подходить в наилучшей форме. Независимо от каких-либо иерархий.

– Возможно ли существование команды с тремя равноценными вратарями?

– Конечно. Это в принципе совместимо. И для плей-офф в том числе. Понятно, что где-то придется уже с двумя вратарями выступать, но, сами знаете, в любой момент может произойти всякое. Упадут на ногу на ровном месте – и ты вылетаешь на две недели. Совсем свежий пример, как понимаете.

– Ты всю жизнь приходил в команду как второй, а то и третий вратарь. Так было в "Русских Витязях", "Динамо" СПб, в самом "Витязе". И каждый раз у тебя получалось достаточно быстро стать первым номером, выиграв конкуренцию.

– Видать, такая у меня судьба: прихожу вторым-третьим номером и потихонечку что-то получается. Не могу сказать, что я какой-то спец по таким ситуациям. Повторюсь, как уже много раз говорил, секрет один – только работа. Ничего другого, кроме нее.

– Просто есть люди, которых конкуренция, наоборот, "забивает".

– У всех же разные подходы к жизни, к хоккею. У меня вот такой.

"В ТХК играли в 10 полевых, а из Ижевска ехали 26 часов"

В последний раз мы виделись на Шведских играх. Тогда я задал уже очевидный вопрос о пути из умиравшего ТХК в сборную России за два сезона. Прошло еще полгода, и появилась еще одна ступенька – лучший вратарь КХЛ, который перешел в один из главных клубов лиги.

– Конечно, оглядываясь назад, можно сказать, что это практически голливудский сценарий, кино какое-то, со всеми законами жанра. Ну что сказать… Значит, воздается, видимо. Не могу ничего другого сказать. Конечно, я доволен всем тем, что происходит в последние годы с моей карьерой. Что получается играть, что очень мало травм, тьфу-тьфу. Надо брать, пока дается.



– Бывают моменты, когда у тебя голова разгружена, ты просто отдыхаешь, а в мыслях начинает ворошиться прошлое: вспоминаешь, где ты был, где ты сейчас?

– Иногда, да, бывает. Я в основном в отпуске анализирую сезоны. Конечно, удивительно и приятно.

– Готовясь, я поднял пару личных архивов, и наткнулся на удивительный момент. В сезоне-2016/17 я случайно забрел на матч "Невы" и ТХК, впервые в своей жизни угодив на ВХЛ. Но только по прошествии времени понял, кто был тогда в воротах у гостей. В том матче так-то много символизма: город, в котором потом развернулось серьезное дерби, "Юбилейный", ставший твоим домом в чемпионском "Динамо", система СКА, где совсем зеленый Мельничук был уже бэкапом…

– А я помню ту игру! Мы же выиграли у "СКА-Невы" 3:2 тогда! Там еще Петр Ильич Воробьев был у них тренером. У нас к тому моменту уже интересная такая команда была – 10 полевых и 2 вратаря. Но ничего, как-то жили и играли, бились-боролись. Думаю, это тоже немаловажный фактор, который повлиял на то, где я сейчас нахожусь.

– Попасть в такую "антикоманду"?

– Есть же такая поговорка – все, что не убивает, делает нас сильнее. Конечно, такая закалка полезна для развития, она только в плюс идет. Важно то, как ты сам это принимаешь. Можно, наоборот, кукситься, ныть, что десять человек осталось, давайте заканчивать сезон. Опять же – каждому свое.

– Из этого периода твоей карьеры явно много историй можно откопать, которые на всю жизнь впечатление оставили.

– Жизненных-то точно! Из Ижевска, например, добирались 26 часов. Больше суток в автобусе до Твери. Зима была, причем нормальная такая. В Ижевске хорошая дорога еще была, а поближе к Твери уже подразбитая. Всякие внутрикомандные истории разные происходили – в общем, обогатил я свой жизненный опыт за то время (улыбается).

– Каково было играть в команде, которая уже в агонии?

– Да ничего! Ты же играешь для себя, на свое будущее. Ты понимаешь: ну если ты не будешь играть, то кто вообще будет играть?

– А инвентарь? Классическая беда в таких случаях.

– Экипировка худо-бедно была, кстати. Я получал удовольствие, правда! Ты играешь, каждый матч под сорок бросков тебе прилетает. Ты всегда в хорошем состоянии физическом, в тонусе, прекрасно.

– Это сейчас ВХЛ омолаживают, а тогда еще был тот период, когда в клубах калибра ТХК был костяк из возрастных игроков, которые о будущем уже вряд ли думали.

– В ТХК, если честно, я даже не знаю таких ребят, кто бы мог переставать выкладываться. Там были ребята и по 30 лет, которые сами из Твери, всю жизнь отдали своему клубу. Не было и намека, что они не хотели играть.
Дата: 07.11.2019

Комментарии 1

# 07.11.2019 20:18
В Питере другие задачи и спрос, зато и возможностей куда больше!