Ильнур Гизатуллин: некоторые вещи я взял из работы Бердыева

Новости
17 сентября, вторник
16 сентября, понедельник
+
Главный тренер "Нефтяника" Ильнур Гизатуллин по ходу турнира имени Дроздецкого, который проходил в Петербурге с 16 по 21 августа, находил время не только на непрекращающуюся работу по подготовке к сезону, но и на общение с журналистами. В большом интервью наставник альметьевского коллектива рассказал о будущем, вспомнил встречу с Владимиром Алекно и поделился эмоциями от летней свадьбы дочери.

— Эмоции после прошлого сезона улеглись. Какие ожидания от следующего?

— Двигаемся вперед. Прошлый сезон не принес нам удовлетворения. Плей-офф не принес. Но он и подводит итог всему сезону. В новом постараемся доказать, что это была ошибка.

— В прошлом году не хватило одного очка до первого места в регулярном чемпионате. Концентрируется ли команда на высших местах в регулярке?

— Самое важное в нашем чемпионате — это кубок. Поэтому, конечно, Кубок Петрова в приоритете. Но мы выходим на каждую игру побеждать — в этом плане, конечно, регулярка и кубок не разделяются.

— Чего все-таки не хватило команде в плей-офф с "Сарыаркой", ведь по ходу серии счет был сначала 2:0, затем 3:2 в пользу вашей команды?

— Одной шайбы. В каком-то матче. (Улыбается) 

— Многие сошлись во мнении, что это был скрытый финал, запрятанный во второй раунд. Есть ли в этом доля правды?

— Возможно, есть. Ведь сыграли семь игр, два матча с длинными овертаймами. Но я скажу, что если никто не ожидал от "Сарыарки" такой прыти с их 10-м местом, то мы ждали от них такой игры. Тем более, что первый раунд они прошли со счетом 3-0. Я прекрасно знаю их тренера, он и в прошлом году с "Динамо" становился чемпионом, поэтому ждали, что "Сарыарка" даст бой. К сожалению, в той серии она оказалась сильнее нас. 

— Знаете Леонида Григорьевича как профессионала или именно лично знакомы с ним? 

— Знаю его, да, общаемся. 

— И все-таки команде, которая столь убедительно в итоге выиграла кубок, не так обидно проигрывать?

— Все равно обидно. Тогда же это был только второй круг, мы же не знали, что они выиграют чемпионат. Хотя лично я был уверен, что в финале они точно будут играть.

— В вашей команде осталось самое грозное звено прошлого чемпионата — Мокин и братья Альшевские.

— Конечно, это звено-лидер, но мы постоянно говорим ребятам в нашей команде: "Вы каждый день делаете выбор, вчерашний день — это уже история, и свою состоятельность вы должны доказывать сегодня". Я думаю, что они не будут почивать на лаврах в следующем сезоне. Скажу, что они полны амбиций, им есть, что доказывать.

— Как вы относитесь к переходу на дивизионы в ВХЛ?

— Мне это не очень нравится. Мне больше по душе гладкий чемпионат, где сыграли дома, сыграли у соперника. Мне кажется, так более справедливо.

— А какие-то плюсы или минусы можете выделить у такой системы?

— Да я не скажу, что есть какие-то конкретные плюсы или минусы. Это же все сделано из-за финансовых возможностей клубов, чтобы упростить логистику. Все в равных условиях, поэтому пенять на что-то не вижу смысла.

— Получается, что «Нефтяник» в Петербург прилетел только сейчас на предсезонный турнир. Другой возможности увидеть вашу команду в городе на Неве, например, уже не будет. Либо в плей-офф, либо уже через сезон.

— Да. Сейчас вспоминаю, как несколько лет назад работал в КХЛ, в «Ладе». Когда стало известно, что в Тольятти не приедут СКА, ЦСКА — народ был возмущен. Потому что такие команды, естественно, хочется видеть.

— Когда начали готовиться к сезону?

— 26 марта мы проиграли, а 8 апреля, получается, уже начали готовиться с теми, кто точно оставался в команде. Ну, а с кем расставались — тех поблагодарили, попрощались.

photo_2019-08-23_00-52-18текст.jpg

— Внутренней кухней не поделитесь? Как вообще идет процесс именно на такой вот апрельской части подготовки.

— С остающимися ребятами делали акцент на индивидуальном мастерстве – это владение клюшкой, техника передач. Уделили внимание тактике: заранее обсудили, что поменяем в следующем сезоне. Если это давать летом, когда соберется уже вся команда, с которой мы пойдем в новый сезон, то процесс интеграции этой системы будет проходить медленнее. А когда десяток игроков уже заранее понимает план, то и в целом команда быстрее схватит. Вот сейчас, например, звенья Альшевского и Лебедева уже знают, что к чему. Другие ребята смотрят на них, и им легче адаптироваться к нашим требованиям.

"Было желание подойти к Алекно и обнять его"

— Состав участников турнира имени Н.В. Дроздецкого довольно-таки неплохой. Можете дать краткую характеристику командам?

— Досконально всех не смотрел по ходу этого турнира. Знаю, что "Сарыарка" сильно поменялась. За "Хумо" следил на нижегородском турнире, где они играли с командами КХЛ - хорошая команда, мастеровитые ребята. "СКА-Нева" полностью поменяла состав — интересно наблюдать, как она выглядит в таких условиях. Мемориал Дроздецкого — это тот турнир, на который мы сами стремились приехать, потому что тут очень хороший уровень, это именно то, что нам нужно.

— Какая цель была первостепенной в Петербурге?

— Победить, конечно, было бы хорошо, но сперва надо наладить связи в команде, проверить молодежь. Ни одна команда не выходит проигрывать, но, в первую очередь, сейчас надо понять и оценить, кто будет готов воевать по ходу сезона.

photo_2019-08-23_00-51-05текст.jpg

— Во многих видах спорта, например, в волейболе, тренеры нередко решают вывести команду на пик формы к концу предсезонных сборов. Каких взглядов придерживаетесь вы? 

— Все то же самое. Я не думаю, что есть команда, которая делает акцент на каком-либо предсезонном турнире. На данном этапе работа не прекращается ни на минуту. Сразу после игры мы пошли в зал, у нас там тяжелые веса, штанги – любая команда занимается тем же самым. Где-то за недельку до старта, думаю, все немного сбросят нагрузки. И то не факт. У нас еще домашний турнир будет перед чемпионатом, его мы тоже под нагрузками будем проводить. 

— Упоминание волейбола было неслучайным. Буквально за неделю до мемориала Дроздецкого в Петербурге проходила олимпийская квалификация, и спортивную жизнь города просто захлестнула волна волейбольного бума. Вы же в свою очередь представитель Татарстана, максимально волейбольного региона страны...

— Смотрю его, да, но, скажу честно, вживую посещать никак не получается. Один раз, когда был в Москве, сходил на "Динамо", когда там еще Гамова играла, если не ошибаюсь. А в Казани ни на мужскую, ни на женскую команду попасть пока не получается. В силу того, что разъездов и так хватает, а до Казани тоже еще добраться нужно. А так, мне нравятся все игровые виды спорта – и баскетбол, и футбол, и волейбол. Помню ту сумасшедшую финальную встречу на Олимпиаде в Лондоне. Вот тот матч я смотрел! (Улыбается) И потом, когда у нас в Казани я внезапно увидел Алекно в одном из ресторанов, у меня даже было желание подойти обнять его. Эмоции переполняли — "вот такие молодцы, парни!".

— Наверняка бывает, что хоккейный тренер заимствует что-то у своих коллег из других видов спорта.

— Конечно, бывает. Из всех игровых видов можно что-то взять. Например, в NBA — как двигаются. Я всегда пытаюсь проанализировать, почему же там лучше играют, почему настолько выше уровень игры, чем в остальном мире. Везде что-то можно подсмотреть для себя.

— Не возникало когда-нибудь желания стажировку провести с людьми из той же НБА?

— Желание развиваться есть всегда. В этом году, в конце сезона, была договоренность встретиться с Курбаном Бердыевым из "Рубина". Он учился год в Европе, хотелось пообщаться с ним. К сожалению, отсутствие свободного времени помешало увидеться, но некоторые моменты из его работы, тем не менее, я взял на вооружение. Например, построение тактических занятий. Пусть это футбол, а не хоккей, но я считаю, здесь мы все в одной сфере.

— Про Бердыева часто говорят, что он может часами водить людей за руку, объясняя им все до мелочей. В хоккей такое можно интегрировать? 

— Да, это правда. И Олег Знарок, придя в ХК МВД, то же самое делал. За майки водил, игроков останавливал. Я скажу, что и в ВХЛ многие это практикуют. И мы это делаем. Например, во время упражнений, я могу дать свисток – это означает, что все должны остановиться, и в этот момент я вношу корректировки, расставляю все так, как должно быть в идеальном варианте. Но опять же — это скелет. А хоккей — игра интеллектуальная, здесь и креатив должен быть, нельзя же все загнать в схемы. Я и ребятам говорю, что скелет скелетом, а начинкой, мышцами     вы дополняете его сами. Как будет выглядеть итоговый продукт — зависит от вас.

"В Англии свадьбы проходят по-другому. Теперь новые родственники мечтают попасть на русский Новый год"

— Вам как тренеру удалось отдохнуть за лето?

— А я и не устал! (Смеется) Да, удалось. Я был дома. Знаете, когда больше десяти дней ничего не делаешь... Например, отдых в Турции где-то на лежаке — это не для меня. Даже в таких условиях я бы, скорее, съездил на какую-то экскурсию. Я больше к активности склонен.

— Наверное, отпуск тренера этим и отличается от отдыха игроков? 

— Знаете, тут кому как. Кто-то вообще выключается, кто-то куда-то уезжает. На Байкал на рыбалку, например. Я вот не рыбак, не охотник, поэтому дома с семьей — для меня лучший отдых. Съездил вот в Англию, выдал дочь замуж этим летом. Так немножко и отвлекся.

photo_2019-08-23_00-51-00текст.jpg

— Принято считать, что многие хоккеисты сильно меняются с рождением детей. Тренер же в хоккейной иерархии — ступень более высокая. Интересно, меняется ли наставник после свадьбы детей так же, как игрок после их рождения? Имеется в виду в профессиональном плане.   

— Мне кажется, это импульс для любого человека в любой сфере жизни. Я не думаю, что мой взгляд на хоккей, на работу как-то поменялся после свадьбы дочери. Просто сейчас больше переживаний, как она там. Все-таки новая страна для нее. Опираясь на негативный опыт знакомых, которые меняли просто город даже, а не страну, я всю жизнь не очень понимал, как можно легко адаптироваться на новом месте. Но она у меня училась 5 лет за границей. Уехала сразу после школы, поступила в университет в Испании. Чем раньше уезжаешь, тем, наверное, легче привыкнуть. А когда я туда приеду, поживу десять дней, мне сразу хочется домой, в Россию. Я это понимаю и жене уже говорю, что похоже мы уже не переедем никуда и никогда. (Улыбается)

— Гостей много было?

— Да. Двести человек.

— Это была больше русская свадьба или европейская? 

— Нет. Больше европейская. Вся церемония была, как показывают в фильмах. Выводил дочь за руку, все подруги прилетели к ней. Из Америки, Мексики. Родственники с обеих сторон, естественно. Для них это такой же серьезный шаг, как и для нас. Организация вот отличается. Скажу сразу, что спиртного было очень мало. Я им сразу сказал: "Ой-ой-ой, было бы это было у нас, то рекой бы лилось". У них, по-моему, только бутылка вина на каждый стол. А если ты хочешь "повеселиться" — пожалуйста, можешь идти в бар и покупать уже за свой счет. Там был хоккеист один из манчестерской команды, кстати. Мы с ним разговаривали, а потом я видел его в таком... Хорошем состоянии. (Улыбается)

— Про салаты, про драки не рассказывали?

— Нет, я просто сказал, что у нас все это выглядит по-другому. Теперь новая родня хочет приехать к нам, мечтают попасть на русский Новый год. Для них это событие — что-то загадочное, известное только по рассказам, слухам. Так что, думаю, приедут.

— Не бывало такого, что дочь по привычке начинает разговаривать с вами не на родном языке?

— Нет, такого не было. Она все четко понимает и переводит. Она знает пять, по-моему, языков. Жаль, что в то время не было видео, но было удивительно: она с двух лет уже начала учить английский язык. Она даже думает на английском! У дочери есть способность к языкам, а у меня, видимо, нет, или эта способность мне не так нужна.
Дата: 22.08.2019

Комментарии 0

Комментариев пока нет