Георгий Гелашвили: я и не мечтал о такой карьере, только она пролетела как один день

Новости
19 августа, понедельник
18 августа, воскресенье
4
На AllHockey.Ru интервью одного из самых ярких вратарей в истории КХЛ Георгия Гелашвили, который недавно объявил о завершении карьеры и перешел на тренерскую работу.

"В Казахстане начал карьеру и там же закончил"

– Почему вы приняли решение завершить карьеру?
 
– Больше из-за семьи, из-за детей. Последние годы получалось так, что я играл без семьи рядом, а это очень тяжело. Дети растут, время идет. И, честно говоря, сам понимал, что время подходит.
 
– Но ведь жалко прощаться с карьерой игрока?
 
– Да, тяжело принять такое решение. Вначале особенно сложно. В первую очередь, меня поддержала семья, во вторую, ветераны "Трактора". Очень сильно помог Анатолий Зиновьевич Картаев и старшие ребята – они позвонили, спросили, чем я занимаюсь, и пригласили тренироваться вместе. И благодаря этому я смог вернуться к жизни спортсмена. Когда начал кататься, все вернулось на свои места – и физическое, и психологическое состояние.
 
– В прошлом сезоне вы недолго играли в "Ермаке"…
 
– Меня пригласил главный тренер Марат Аскаров. Но, когда я приехал, на следующий день его уволили. Поэтому я долго не задержался – три недели. Там созданы очень хорошие условия, однако я понял, что подошел момент возвращаться домой.
 
– Сейчас многие ребята едут в Румынию, в Южную Корею. Вам не предлагали?
 
– Да, предлагали и туда, и туда. Я поехал в Казахстан, в Павлодар, по приглашению Алексея Фетисова. Но, к сожалению, там лимит на легионеров до 33 лет, так что возраст поджимал со всех сторон. Хотя планы сыграть в Казахстане пару сезонов были. Получилось, в Караганде я начал свою профессиональную карьеру и там же закончил – последние два сезона в "Сарыарке", я считаю, отыграл удачно, с положительными эмоциями. Отношусь с большим уважением к этой стране, благодарен Казахстану и Караганде. Там хорошие, открытые люди.
 
– Когда вам было 20 лет, в Казахстане вам спасли карьеру?
 
– Да, так и было. В Челябинске у меня закончился контракт и его не стали продлевать. Обзвонили все клубы и все отказывались. В Караганду я первым приехал из челябинцев, а потом многие ребята начали там играть. В то время в "Казахмысе" была сильная команда, замечательное было время, так что о Казахстане могу говорить только положительное. Все еще встречаемся с партнерами по той команде, у кого-то дети уже в МХЛ выступают.
Тогда впервые в истории мы выиграли чемпионат и Кубок Казахстана. Вообще, с детских лет, где бы я ни играл, везде все выиграл. За исключением Кубка Гагарина – немножко не хватило. В сборной России тоже удалось выиграть этап Евротура. Только думал, все будет долго длиться, а пролетело очень быстро – как один день.
 
– В целом как карьеру оцените?
 
– О такой карьере и жизни, которые мне подарил Бог, я и не мечтал!

"В сборной России ощущения были, что это не с тобой происходит"
 
– Финал Кубка Гагарина-2009 – главное разочарование?
 
– Нет никакого разочарования! На самом деле прекрасно играть в финале Кубка Гагарина. Также два раза я выступал в полуфиналах. Удовольствие играть на таком уровне с хоккеистами такого класса, потрясающие моменты в карьере. Я ни о чем в жизни не сожалею. Есть только желание работать, прогрессировать. Не знаю, как дальше будет жизнь складываться, никогда не загадываю. Может, еще финал будет? Уже в роли тренера.
 
– По поводу решающего гола Алексея Морозова много спорили – что там и офсайд, и нарушение Даниса Зарипова.
 
– Я не хочу об этом вспоминать. У нас в "Локомотиве" была замечательная команда. К сожалению, многих ребят уже нет в живых… Я счастлив и горд, что играл с ними. Коллектив был просто потрясающий. В мужской команде могут появляться разногласия, но в "Локомотиве" такого не было.
 

 
– Ярославль – особенный город?
 
– Да, это единственный город, куда я думал переехать из Челябинска. Москва и Питер – потрясающие, но мне больше нравятся небольшие города. Челябинск люблю и не могу отсюда уехать и рассматривал только Ярославль. Этот город импонировал – лес, река, много церквей, ледовый дворец и все условия для хоккея, а также Москва рядом. Очень нравилось и мне, и супруге.
 
– Недавно на одном из спортивных сайтов вышла статья про новый показатель статистики – голевые сэйвы сверх ожиданий. В сезоне 2008/09 у вас был лучший показатель за всю историю лиги.
 
– Мне уже давно не интересны рекорды. Есть статистики, они этим и занимаются. В НХЛ – сильнейшая статистика, там интересно ее читать. У нас, думаю, тоже это скоро придет.
 
– Было ощущение, что в то время был пик вашей карьеры?

– Я не считаю так. Судить надо не по одному игроку, а по всей команде. Это общий результат. Да, в то время я находился в отличной форме. Я больше скажу – когда меня увольняли из "Трактора" в 19 лет, тоже был в очень хорошей форме. Но тогда я этого не осознавал. Все, что делает спортсмен, даром не проходит. Все накапливается и потом дает результат, когда сам от себя не ожидаешь. Поэтому надо работать и ничто не пройдет даром.
 
– Травмы помешали достичь большего?
 
– Да, травмы сильно помешали. Я мог играть с любыми травмами верхней части тела (сотрясения, разрывы связок), а вот ноги… Голеностоп очень сильно рвал, потом еще повторно, и долго восстанавливался. А тогда отличный сезон был в Нижнем Новгороде, когда я работал с Петерисом Скудрой, – семь игр на ноль из двадцати. Получилось свой же защитник сел на ногу, когда его толкнули. Но это хоккей.
 
– В "Магнитке" вы тогда получили травму на раскатке?
 
– Нет, это было в "Торпедо". Вот тогда я повторно разорвал связки – причем сразу три в этом же месте. Такая боль была впервые, чуть сознание не потерял.
 

 
– В интервью вы всегда говорили, что ваша главная мечта – сыграть за сборную России. И она сбылась.
 
– Да! Честно, мечтал, но даже не верил, что это сбудется. Ощущения были, что это не с тобой происходит. Первая игра со шведами – в первом периоде такой темп был! Но потом привык. Совсем другие скорости. Очень понравились сама атмосфера, команда, тренерский штаб. Сборная это и есть сборная! Я впервые увидел базу в Новогорске – я смотрел на все с широко открытыми глазами. В сборной России была потрясающая атмосфера.
 
– Как работалось с Вячеславом Быковым?
 
– Он большой профессионал. Все было четко, отработано. Только самые положительные впечатления.

"Если драка неизбежна, то нужно драться"

– Если искать вас в "Гугле", то практически первое, что появится – "Георгий Гелашвили драка". Как вы относитесь к такой своей репутации?

– Это, как сейчас говорят в интернете, хайп. Я всю жизнь такой был – всегда считал, что если драка неизбежна, то нужно драться. Никогда не надо бежать. Если ты не дашь сдачи, тебя все время будут подначивать.
 
– У видео с Джереми Яблонски более полмиллиона просмотров.
 
– Людям нравится.
 

 
– Он специально вас провоцировал?
 
– Мне даже не интересно. Не хочу вдаваться в подробности. Хорошо, что все ребята меня поддержали, такой отпор дали. Были другие драки, когда все разбегались, а у нас оказался дружный коллектив.
 
– Тот "Витязь" сильно раздражал?
 
– Они тогда свои цели преследовали. Меня лично не раздражал. Главное – три очка выиграли. У каждого свои задачи.
 
– Такие игроки, как Джефф Плэтт (прим. в свое время Гелашвили был удален до конца матча за удар Плэтта), специально поддевают вратарей?
 
– Есть такие. В основном Ролинек делал – Томаш это умел. Как сейчас в "Бостоне" играет Брэд Маршан, он тоже интриган приличный. Такие игроки умеют вывести из себя, провоцируют, но это тоже часть хоккея. Они изучают практически каждого игрока в противоположной команде – кто эмоциональный, у кого взрывной характер. Поэтому их задача – вывести из себя, подломить, что-то сказать, задеть лишний раз. За это хоккей и любят – в нем столько нюансов, которые зритель постепенно распознает.
 
– Считается, что вратари не должны драться с полевыми игроками.
 
– Разные моменты бывают. И Рон Хекстолл, и Патрик Руа – все дрались. Это нормальное явление, с детства ты живешь в этом. Драка и драка – ничего страшного в этом нет.
 
– Также вы случайно со своим хорошим знакомым Максимом Якуценей подрались.
 
– Я потом извинился перед ним, у меня эмоции перехлестнули. У нас с "Югрой" была задача попасть в плей-офф – мы долгое время шли в тройке, а потом многих ребят из команды разобрали. В этом матче с "Трактором" мы вели 3:2, Макс скатился во вратарскую зону… Ничего личного не было, просто на эмоциях так получилось. Максим тоже спокойно к этому отнесся. Когда мы виделись потом, я сказал, чтобы он не держал обид, и мы нормально пообщались.
 

 
– Эмоциональность вам больше помогала или мешала?
 
– Честно сказать, если бы не было таких эмоциональных моментов, и у меня был бы другой характер, я бы никуда не пробился. Конечно, бывало, что перехлестывало. В этом случае нужен подходящий человек рядом. С детских лет меня контролировал Виктор Михайлович Перегудов – он никогда не нагнетал. Так же было при Геннадии Федоровиче Цыгурове, Анатолии Зиновьевиче Картаеве, Валерии Александровиче Киселеве. Они могли управлять моими эмоциями. В основном, все зависит от тренерского штаба – там должны смотреть, кто более спокойный, а кому уже нужны эмоции. Это уровень тренера. В Ярославе все это было поставлено и мне казалось, что в "Локомотиве" просто нервы вырезали. Финская система – никто не нагнетал из-за результата, не существовало давления сверху, команду оберегали. Был неудачный период, когда проиграли четыре матча, – устроили собрание, поговорили и грамотно все разобрали. Никогда не давили на кого-то одного, был единый коллектив. Очень хорошо работал Алексей Кудашов как капитан. А эмоции мне по большей части в жизни помогали. Если бы их не было, я бы не смог преодолеть определенные моменты в жизни.
 
– И на льду вы всегда очень активно подсказывали партнерам…
 
– Подсказывать – совсем другое, это необходимо. Я был одним из первых, кто начал это делать. Раньше говорили: "Зачем кричишь?". Но у меня есть свои хитрости, на которых я ловил нападающих. Игрок соперника продвигается за воротами, а ты знаешь каждого по фамилии, и у каждого есть свое короткое прозвище. Я мог крикнуть: "Заря (прим. Данис Зарипов), скинь!". Он скидывает, а никого нет! Игроки отдают не глядя. Это мои хитрости, а другим кажется – что он там кричит? В хоккее много ходов, нюансов. Но в этих моментах надо быть похладнокровнее – если команда проседает, то лучше подбодрить. Нужно уметь регулировать. Когда вратарь подсказывает, это только облегчает работу, – у него все поле перед глазами. Грамотные защитники, наоборот, даже просили говорить, особенно когда полный стадион. В Риге 14 тысяч человек на трибунах, ты там сам себя не слышишь. Кричишь: "Горишь! Сделай сзади перевод! Через борт!". И это помогает. Тому, кто использует информацию, играется намного легче. А есть те, кто впадают в панику, но нужно привыкать играть при такой атмосфере. Это мои наблюдения. Полевые хоккеисты и вратари должны контактировать друг с другом.

"Кузнецов – очень хороший человек, настоящий друг"
 
– Недавно Дарюс Каспарайтис начать выступать за Литву. Вы не думали тоже заиграть за Грузию?
 
– Думал. Поэтому я никогда не загадываю, все может быть.
 
– Контакты с грузинской федерацией есть?
 
– Да, они уже давно выходят на меня, когда мне еще 28 лет было. Причем сборная Грузии сейчас неплохо играет. У нее два ледовых дворца. Хоккей прогрессирует во всем мире. Раньше говорили, где хоккей, где Грузия, а сейчас они выиграли третий дивизион и удачно сыграли во втором. Развивают хоккей, молодцы.
 
– В Грузию вы часто ездите?
 
– Я не могу не ездить, у меня отец умер. Каждый год, хотя бы на два-три дня, чтобы сходить на могилу. Не хватает его сильно… А так там братья двоюродные, племянники, дядя, бабушка жива – 94 года ей! Братья все ждут, жалуются, что очень мало приезжаю. Естественно там все вместе живут – одной большой семьей, все на одной территории – несколько домов рядом стоит. Когда получается, приезжаю обязательно. Я там только виноград копаю, у нас свои виноградники есть. Потом дядя с братьями заканчивает процесс производства вина. Я раньше говорил, что играю и не могу надолго приезжать. Когда карьеру завершил, начали просить бывать подольше, но я теперь на тренерскую должность перешел. Постараюсь, чтобы они сюда приехали – ни разу ни в Челябинске, ни в России не были. Чтобы они хоккей вживую увидели, а не только по телевизору.
 
– К последним новостям из Грузии как относитесь?
 
– Я никогда в политику не лез и не хочу лезть!
 
– Когда десять лет назад между странами были плохие отношения, вы расстраивались?
 
– Нет. Меня вообще никогда политика не интересовала. Единственный момент, сложность, что мои родственники не могут сюда приехать. Нужно визу в Россию, а это достаточно проблематичный процесс. Как я говорил, я хочу, чтобы братья мои приехали и посмотрели, чем я занимаюсь. В последние годы, когда я выступал в КХЛ, они собирались на игру в Минск, потому что в Беларусь не надо визу. Но у них не получилось. В Караганду приезжали троюродные братья, и, конечно, испытали непередаваемые эмоции от хоккея. Там был полный дворец, 5000 зрителей. Они в восторге до сих пор.

– Евгения Кузнецова, других друзей специально возили в Грузию?

– Нет, не специально. Там двери открыты всем. Естественно, в Грузии не знают Женю. Не знают, что он в хоккее. Они относятся к нему как к моему другу. Там кто бы ни приезжал, всегда рады. Двери открыты. Гостеприимство в Грузии очень сильно развито. Женя недолго там был, дней пять. Им неважно, хоккеист это или еще кто-то. Я говорю: "Он в хоккей хорошо играет, выиграл что-то" – "Ну, молодец!". Для них просто радость, что человек приходит, просто приятно, что друзья есть. В этом смысл.
 
– Как вы подружились с Кузнецовым? Ведь у вас разница в возрасте.
 
– В принципе с Женей мы давно знакомы. У нас хорошие отношения со многими ребятами из школы "Трактор", также общаемся. Дружба – это, когда ты видишь человека спустя большое количество времени и тебе приятно. В каких-то сложных ситуациях друг всегда рядом должен быть и, если надо, окажет любую помощь. Так что с Кузнецовым знаем друг друга с самого детства.
 

 
– Кузнецов в детстве тренировался со всеми возрастами.
 
– Да мы все друг друга знаем! Одна большая хоккейная семья. Также дружим еще с Кириллом Кольцовым, со Станиславом Чистовым. Стас с Кузей тоже дружат – они вместе в "Тракторе" играли. Только с кем-то больше общаешься, с кем-то меньше. Супруги тоже наши хорошо общаются. С детства с Кузнецовым знакомы, только я чуть постарше был. Следил за молодыми ребятами – также за Валерой Ничушкиным. Все ребята наши. 
 
– Говорят, Кузнецов – закрытый человек и ограничивает сейчас свой круг общения.
 
– По-моему, наоборот, сильно открытый, очень добрый. Даже чересчур открытый.
 
– Поэтому и попал в этот скандал?
 
– Я не хочу даже обсуждать это. Он очень хороший человек, настоящий друг. Никогда не пройдет мимо сложной ситуации. Когда нужно помочь, поможет. Так же, как Ваня Ткаченко… Много есть ребят, которые правильно действуют. Дай, чтобы Бог Жене помогал. Он очень открытый, добрый человек.
 
– Про Ивана Ткаченко фильм сняли. Не видели еще?
 
– Видел. Очень хороший фильм.
 
– А вот у Кирилла Кольцова несколько иная репутация.
 
– Кирилл вот закрытый человек, но это его право. Он замечательный, хороший человек, его просто нужно знать. Честный, открытый, настоящий друг. Это его мир, и он вправе впускать или не впускать в него. Мы росли вместе, знакомы с самого детства – с пяти лет. Так что мы дружим уже на протяжении тридцати лет. Также Стас Чистов – очень добрый человек и очень талантливый игрок. Всегда за своих друзей. Мало про кого можно так сказать.



"Мне повезло и с тренерами, и с учителями – это выдающиеся люди"
 
– Вам с Кольцовым и Чистовым сильно повезло с детским тренером – легендарным Виктором Перегудовым.
 
– Я Виктору Михайловичу всегда здоровья желаю. Сейчас уже своего сына привожу к нему, чтобы он занимался. И не только как тренер, но и как отец второй. Он столькому нас научил – всем нюансам жизненным, показал, как правильно себя вести. Мы его все любим, уважаем, слушаем. Зачастую, когда нужен совет, к нему едем. Потому что у него есть жизненный и спортивный опыт. Перегудов всегда справедлив и честен по жизни. Недавно ему исполнилось 78 лет. Желаю ему только здоровья, чтобы он мог воспитывать следующее поколение, детей наших. Чтобы он научил их не только хоккею, но и жизни.
 
–  Какой жизненный опыт он передавал?
 
– Рассказывал, что важно – семья, учеба, уважение к старшим. Справедливость, сдержанность и, конечно, умение постоять за себя. Он может одним взглядом контролировать весь наш коллектив. А мы ведь уже давно выросли, всем по 36 лет. Забавная история недавно была – мы дома собрались, и я говорю своему сыну: "Николоз, пойдем завтра на тренировку к Виктору Михайловичу. Надо его слушать. Его даже папа побаивается. Все, что говорил Виктор Михайлович, папа всегда делал, слушал". А дочка подбегает и спрашивает: "А кто такой Михалыч?". И сын его слушается. Дети и вообще люди тянутся к нему. С Перегудовым легко рядом находится, это потрясающее чувство. И самое главное, чтобы он был здоров.
 
– Вы будете использовать его методики на тренировке?
 
– Конечно. Я уже консультируюсь по моментам, которые мне необходимы. Очень важно почерпнуть опыт у таких людей. Мое личное мнение – нужно всегда учиться. Не надо никогда останавливаться, ты должен всегда прогрессировать, изучать, интересоваться.
 

 
– Перегудов смог помирить вас с Андреем Назаровым?
 
– С Назаровым у нас нормальные отношения. Мы видимся, здороваемся. С моей стороны никогда ничего не было. Когда мы были маленькими, он приходил к нашей команде в раздевалку. Он тогда играл в НХЛ, и мы мечтали добиться того же. Назаров тоже с большим уважением относится к Виктору Михайловичу.
 
– У вас с Назаровым было недопонимание в "Тракторе"?
 
– Я, честно говоря, не хочу обсуждать это в прессе. Тогда у каждого было свое мнение по этой ситуации. Но все закончилось хорошо.
 
– Меня просили задать вопрос о забавном случае из вашего детства. Вы, говорят, в школе какое-то слово сильно не любили писать.
 
– Да, там забавная ситуация была. Слово "коршун" неправильно написал и из-за этого учительница наша уволилась. Меня раза три вызывали к доске, и я каждый раз допускал одну и ту же ошибку в правописании. И она рассердилась, закрыла дверь и уволилась. Когда пришла новая учительница по русскому, просили, чтобы меня к доске снова вызвали. И русского языка неделю не было, потому что искали нового учителя.
 
– У вас был дружный хоккейный класс?
 
– У нас был замечательный класс, одни мальчишки. Девочек к нам добавили, когда мы из девятого в десятый класс перешли. Коллектив у нас хороший был.
 
– Говорят, что учителя очень не любят хоккейные классы.
 
– У нас был замечательный классный руководитель Нина Владимировна Кирилюк. Она могла своей любовью контролировать каждого. Мне повезло и с тренерами, и с учителями – это выдающиеся люди. Низкий поклон им до конца дней своих. Она могла нами всеми управлять. Многие ребята вели себя недисциплинированно, но, когда она приходила, все сидели и слушали. Хорошо, когда ребенок уважает старшего человека. Можно силой заставить, а можно – словом заставить. Такие люди, как Виктор Перегудов, умеют одним взглядам доносить до детей так, что они будут слушать и делать. Кто-то, наоборот, пытается иногда кричать, давить, и дети это плохо воспринимают.

"Большие мечты любят тишину"
 
– Сейчас будете работать в "Белых Медведях". Как вам молодое поколение?
 
– Я наблюдал за молодыми ребятами, они очень талантливые. Челябинск всю жизнь был кузницей. Нужно окунуться в эту атмосферу и понять для себя, что такое тренерство. Конечно, волнительно, но желание есть большое. Посмотрим, но загадывать точно не хочу. Буду стараться, с большим желанием буду передавать им свои знания, буду смотреть прогресс. Надеюсь, он будет.
 
– Сейчас все ругают молодежь – все в гаджетах, "физика" плохая.
 
– Есть и такое, многое сейчас интернет забирает. Но все решаемо, все нужно в меру делать. Иногда бывает нужно и переключится – в кино сходить, в интернете что–то посмотреть. Смотря что в интернете смотреть – например, хоккей, новые финты, а потом можно придти на тренировку и использовать их. По идее он время с гаджетом провел, но для себя почерпнул правильную информацию. А можно просто все, что угодно смотреть и зря время свое потратить.
 
– Кто вам предложил поработать в "Белых Медведях"?
 
– Руководители "Трактора". Встретились, поговорили, и они сказали, что рассмотрят мою кандидатуру. Потом позвонили и сказали: "Да, мы хотели бы видеть вас в системе "Трактора".
 
– Вы хорошо знакомы с главным тренером Алексеем Заварухиным?
 
– И с Заварухиным, и с другими тренерами – Костей Пановым, Маратом Аскаровым.
 

 
– Кажется, еще совсем недавно вы все играли…
 
– Я про это и говорю – жизнь пролетает. 36 лет просто как один день. Так что каждый день нужно стараться получать удовольствие.
 
– На кого из тренеров вы ориентируетесь?
 
– Ориентироваться надо на свой опыт игрока. А примеры для меня – все тренеры, с которыми я работал, и не только по вратарям. От всех тренеров нужно что-то брать. Этому меня еще Андрей Тарасенко научил, когда мы играли вместе в Караганде. Он тогда сказал: "Георгий, от каждого тренера ты возьмешь что-то хорошее. Так что воспринимай". Я тогда был молод и запомнил это на всю жизнь. И на самом деле он оказался прав: от каждого тренера я брал что-то хорошее. Потому невозможно, чтобы ты ничего не почерпнул, хотя ты и не осознаешь этого. Вот эти моменты нужно осознавать, вникать и в дальнейшем использовать, если ты сам становишься тренером. Так что я что-то взял от всех тренеров – по вратарям, от главных, от помощников.
 
– Самый известный наш тренер–вратарь – Петерис Скудра. Как вам с ним работалось?
 
– У него главное – дисциплина. Он у нас строгий, с четкой целью, с большой уверенностью. Мне Петерис дал очень многое в плане хоккея.
 
– Тренер-вратарь – это необычно?
 
– Это больше стереотип. Наоборот, с позиции вратаря ты видишь больше и по каждому игроку знаешь конкретно что и как. Полевые игроки в основном сбоку смотрят хоккей, а самые дорогие места у вратарей – вся игра проходит перед лицом. Я только с положительной стороны вспоминаю то время со Скудрой. Очень строгая дисциплина, четкое выполнение задания и, конечно, работа над физикой. Это приличные физические нагрузки, которые потом дают результат.
 
– Видите себя в будущем главным тренером?
 
– Так далеко не загадываю. Просто хочу быть в системе хоккея, хочу работать здесь. 
 
– Чего как тренер вы хотите добиться?
 
– Загадывать не хочу. Может быть, еще в финале сыграю. Никто же не знает, как получится. Надо ставить самую высокую планку. Но лучше держать мечты при себе, потому что, как говорится, большие дела любят тишину. Так же и большие мечты любят тишину. Как я говорил, я и не мечтал о такой карьере игрока, что я добьюсь таких сверхъестественных, для себя, результатов. Про тренерскую карьеру пока не будем говорить ни о чем. Со временем будет видно. А время быстро летит…
Дата: 30.06.2019

Комментарии 4

# 01.07.2019 07:28
Отличное, живое интервью. Гелашвили успехов!
# 01.07.2019 08:15
Был недавно в ресторане, Геашвили и Кольцова, ну в целом норм. Водки выпил много, закуска хорошо зашла! Главное тихо и спокойно!
# 01.07.2019 11:36
To: Otboinik,
Хорошо что хорошо. Но при чём здесь спорт и хоккей по-вашему?)) Водка зашла. А если бы не зашла? Обратно бы вышла? Без обид. Это сарказм).
# 01.07.2019 11:45
Гела молодец. Хорошее интервью, ни каких тебе в Казахстане приходилось есть мышей, чтобы не умереть с голоду ... Все молодцы, всем благодарен. Правильный подход, некоторым поучиться