Алексей Ковалев: мне необычно находится в Китае, но "Куньлунь" – интернациональный клуб

Новости
21 октября, понедельник
20 октября, воскресенье
+
На AllHockey.Ru интервью прославленного хоккеиста, а сейчас тренера "Куньлуня" Алексея Ковалева о китайском хоккее, КХЛ и НХЛ. 

"Я вижу хоккей по-другому, чем другие тренеры"

– Как вы оказались в тренерском штабе китайского клуба? 

– До этого я пару лет работал в Швейцарии, потом искал работу – в основном в НХЛ. В России особого интереса и предложений не было. Еще в прошлом году я спрашивал про "Куньлунь" у одного своего приятеля, который имеет непосредственное отношение к команде. Тогда здесь работал Майк Кинэн, он был моим тренером в "Рейнджерс". Но тогда конкретного ответа я не получил. И когда тренерский штаб поменялся, я еще раз попытался узнать, есть какие-то возможности попасть в клуб. И мне сделали предложение. 



– Каковы ваши функции в тренерском штабе?

– Я больше работаю с хоккеистами индивидуально – над техникой, над катанием, над тем, как правильно видеть игру. Во время матча отвечаю за защитников и большинство. 

– И кем вам быть тяжелее – игроком или тренером?

– И то, и то тяжело. Любая работа тяжела. Конечно, сейчас не нужно тратить столько физических сил, но надо донести до хоккеистов, как я вижу игру, как правильно сыграть в определенных ситуациях, как выполнять технические навыки – как обвести, сделать финт и сыграть с партнером. 

– Вы работали со многими именитыми тренерами. На кого стараетесь больше равняться?

– Я не могу ни на кого равняться. Так как я играл в хоккей, у меня есть собственное видение, которое мало есть у кого еще. Я вижу хоккей по-другому, чем другие тренеры. Люди могут сказать, что не каждый хороший игрок может стать хорошим тренером. Но я думаю, это зависит от желания донести до игрока свои знания. Например, мне интересно увидеть навыки, которые я сам использовал, уже у другого. И приятно, когда ему становится удобнее играть. Хоккеисты много подходят ко мне, задают вопросы. Поэтому появляется больше интереса, и я стараюсь им больше помогать. 

– Вам нравится в таком интернациональном коллективе? 

– Девять языков в команде! Хотя общаются все на одном – английском, с которым у меня нет никаких проблем. Так мне даже удобнее. Так как до этого я не был в России семь лет, мне было проблематично даже объяснить по-русски какие-то вещи. Но у нас в коллективе все, кроме Александра Лазушина, говорят по-английски.

– Но приятно все-таки поговорить с ним на родном языке? 

– Конечно. И у нас еще весь обслуживающий персонал русский. Поэтому приятно с ними поговорить по-русски.

– Как оцените уровень китайских хоккеистов? 

– Для начала будем говорить, что это, так скажем, ненастоящие китайцы – канадские китайцы. Они поиграли в хоккей в Канаде. Но потенциал есть – нужно развивать, дорабатывать их, и для этого мы здесь и находимся. Для многих тренеров главное – это давать упражнения, а для меня – донести до игрока, как эти упражнения использовать во время игры. У этих ребят большой потенциал, у них высокая работоспособность, они хотят научиться играть на профессиональном уровне и стать хорошими хоккеистами. Главное – с ними нужно работать постоянно, и они сами в этом тоже заинтересованы.



"Хоккей – дорогой вид спорта для китайцев" 

– Почему клуб решил продать своего лучшего бомбардира Тэйлора Бека в "Авангард"? 

– Этот вопрос не ко мне. Я не могу на него ответить.

– Плей-офф все равно остается главной целью?

– Конечно, плей-офф – это цель любой команды. Мы работаем в этом направлении. Конечно, иногда это дается тяжело, но задача у нас только такая. 



– Недавно бывший игрок команды Жильбер Брюле жаловался, что арена "Куньлуня" – последнее место в Китае, где не встретишь много людей. 

– Конечно, интерес не самый большой. Яо Мин, который играл в НБА, больше сделал для популяризации баскетбола. В Пекине полностью выкупают билеты на баскетбольные матчи. Но хоккей – более дорогой вид спорта для китайцев. Форма, коньки – все дорого. Поэтому интереса меньше, но он постепенно проявляется. Ребята рассказывали, что прошлые два года зрители радовались шайбе в любые ворота и не понимали, за кого болеть. Сейчас уже есть понимание. С каждым разом видишь, что людей приходит все больше и больше. 


– Как вам жизнь в Китае?

– С одной стороны, мне необычно находится в Китае. И необычно, что китайская команда играет в КХЛ. С другой стороны, здесь интернациональный клуб – это не сборная Китая, все ребята с разных стран. Конечно, самое тяжелое – это перелеты, многие – по шесть и больше часов. И это сказывается. Когда я играл в России, у нас только Хабаровск был, куда мы прилетали в день матча, играли и улетали. Нужно отдать должное ребятам, даже после таких перелетов они готовят себя к каждой игре. 

– Шанхай – сумасшедший город? 

– 21 миллион человек! Обычно, когда много людей, это интересно. Все гуляют допоздна, много людей ходит, постоянно толкаются. Это Китай! Все знают, что китайцев много. 

– Говорят, в Китае практически никто не говорит по-английски. 

– Да, даже в гостиницах некоторых. Иногда тяжеловато донести до людей то, что ты от них хочешь. А если и понимают, что именно, то не понимают, как эти требования выполнить. Приходится общаться через переводчика на телефоне – сейчас технологии дают нам такую возможность.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

1st time in China

Публикация от Alex Kovalev (@akovy27)



– Как вам местная еда? 

– Мы же все китайскую еду любим – жареный рис, пельмени и другое. Сейчас это уже не что-то сверхъестественное. У них есть места, где подают пельмени различных разновидностей. Интересно попробовать китайскую кухню в настоящем виде, а не ту, которую мы привыкли кушать в ресторанах. 

"Илье Ковальчуку нужно время"

– Возможность работы в России вы рассматриваете?

– Пока нет. Это мой первый год в тренерской работе, сейчас я только привыкаю. 

– Когда вы сказали, что не хотите иметь ничего общего с российским хоккеем, – это было на эмоциях?

– Я сказал это из-за того, как со мной поступили, когда играл в России в "Атланте". Это меня завело. Я имел в виду не российский хоккей в общем, а эту команду. То есть это было сказано не в адрес лиги, а в адрес клуба, в котором не очень хорошо повели себя.

– КХЛ с тех времен изменилась?

– Конечно, она развивается и улучшается с каждым годом. Я помню, как мы сами таскали сумки и клюшки, летали на обычных рейсовых самолетах. А сейчас у многих команд есть возможность летать чартерными рейсами. Персонал уже таскает сумки. С каждым годом все улучшается, отношение к игрокам становится более профессиональным. 



– Знаете о ситуации в "Ладе"? Вас расстроило исключение родной команды из КХЛ?

– Конечно, для меня стало шоком, что "Лады" не будет в КХЛ. Я слышал, что команду переведут в Самару, и, если появятся деньги, она со времен вернется в Тольятти. Я думаю, что это долгий процесс. Даже если в Самаре команда появится, это будет хорошо. 

– За НХЛ как-то следите?

– Иногда смотрю интересные моменты, заброшенные шайбы. В принципе сам хоккей смотреть уже нет возможности. 

– Кого из российских ребят можете отметить? 

– Могу отметить многих. Никита Кучеров хорошо показывает себя уже последние два года. Малкин, Овечкин, Кузнецов привычно молодцы, они держат свой уровень, с каждым сезоном все добавляют и показывают результат. 

– Как насчет Ильи Ковальчука? Сможет ли он снова стать собой прежним?



– Не знаю. Но он долго не играл в НХЛ и ему нужно время на адаптацию. Все не дается сразу. Нельзя вернуться из КХЛ в НХЛ или из НХЛ в КХЛ и сразу же заиграть – площадки разные, команды играют по-другому. Нужно время. Илья – хороший хоккеист, и, надеюсь, он найдет свою игру. Дай бог, Ковальчук снова будет забивать.  
Дата: 16.01.2019

Комментарии 0

Комментариев пока нет