61 год назад в СССР уже была сыграна "Классика". Как так получилось?

Новости
13 ноября, среда
12 ноября, вторник
+
Если вы еще не обладаете заветными билетами на главное в XXI веке событие хоккейной зимы, то стоит поторапливаться – первый матч стадионной серии в Петербурге уже в конце этой недели. Не каждому поколению выпадает такой уникальный шанс – от предыдущих счастливчиков, заставших на своем веку первую в мире "Классику", нас отделяет уже шесть десятилетий.
 
Те люди находились под большим впечатлением, хоть и не обладали стадионами с раздвижной крышей, контролем температуры и возможностью вмонтировать трибуны впритык к коробке. А теперь представьте, как круто будет нам в ближайшее воскресенье и следующую за ним субботу.
 

Сейчас ни для кого не секрет, что с зарождением отечественного хоккея связана каноничная дата 22 декабря 1946 года, когда матчами в целом ряде союзных городов – Москве, Ленинграде, Каунасе, Риге и Архангельске – стартовал первый в истории чемпионат СССР по хоккею. Когда Аркадий Чернышев забрасывал за "Динамо" первую в отечественной истории игры шайбу, едва ли кто мог подумать, что затея распространения канадской игры разовьется настолько сильно, что ровно через 72 года в рамках регулярного сезона лучшей лиги Европы, имеющей в своем составе дивизион его имени, состоится грандиозное хоккейное событие, претендующее на европейскую уникальность и попадание в мировой топ-3 по посещаемости. На том самом месте, где уже полтора десятка лет пытались достроить стадион имени Кирова.
 
 

Мы уже рассказывали, что ленинградская арена является прямым предком современного стадиона в Санкт-Петербурге, который расположен ровно в том же самом месте. Однако это далеко не единственная их родственная связь. Факт не самый распространённый, но в советское время строительство стадиона на Крестовском вызывало проблем куда не меньше, а само возведение арены растянулось не на декаду годов, а почти на два десятилетия. Причин на это было множество. В начале 30-х было множество проблем при проектировании, на одни только инженерные хитрости по укреплению берега и возведению огромного искусственного холма ушло целых 15 лет. А затем началась война.
 
Так и получилось, что предок "Газпром-Арены" вставал на ноги и развивался параллельно с самим отечественным хоккеем. Первые шаги были сделаны после войны, а с наступлением 50-х, когда в СССР наступила первая волна хоккейного бума, связанная с первыми громкими успехами национальной сборной, стадион имени Кирова наконец-таки был введен в постоянную и насыщенную эксплуатацию. Он стал вторым по габаритам стадионом страны, уступая лишь "Лужникам". Тем самым "Лужникам", на которых и прошел уникальный в истории хоккея матч, на долгие годы вписавший свое имя в книги рекордов. Тот самый матч, реинкарнация которого на наследнике стадиона Кирова должна вернуть уникальное достижение по хоккейной посещаемости обратно в Россию.
 
***
 
1957 год. Хоккей в стране пошел лишь на второй десяток, а сборная СССР уже вовсю гремит на международной арене, заставляя зарубежную общественность считаться с собой, а местную – влюбляться в канадский хоккей, невзирая на наличие русского. Международная федерация хоккея находилась под большим впечатлением от столь внушительного скачка популярности игры в Союзе и столь резкого развития уровня самой сборной вследствие чего чиновники ИИХФ решили в качестве признания предоставить Москве право на первый в истории страны чемпионат мира.

Находиться под впечатлением и вправду было от чего. Это сейчас успех советских игроков можно объяснить тем, что хоть новичками в хоккее с шайбой они и были, но профессиональными спортсменами высочайшего уровня Всеволод Бобров и компания быть от этого не переставали. В 1954 же году советская сборная приехала на мировое первенство в качестве дебютанта, представляющего страну, где несколько лет назад хоккей был экзотикой, а в итоге сенсационно выиграла золото, оставив не у дел канадцев. История повторилась и через два года на Олимпиаде в Кортина д'Ампеццо.
 
Проведение крупных турниров в нашей стране тогда было отнюдь не привычным делом, поэтому, само собой, к организации мирового первенства в СССР подошли с двойной, а то и с тройной ответственностью. Впору пришелся только-только отстроенный спорткомплекс в Лужниках, малая арена которого и приняла матчи мирового первенства. Крытый дворец в "советской" конфигурации вмещал около 14 тысяч зрителей и во второй половине 50-х соответствовал всем современным стандартам спортсооружения.
 
Впрочем, по классике жанра, конечно, не могло не обойтись и без политических вмешательств в полноценность турнира. Повод для конфликта как всегда нашелся – им стала Венгрия – и ряд западных стран отказался приезжать в СССР, в результате чего турнир лишился, например, сборных Канады и США. С одной стороны это делало ЧМ менее привлекательным для нейтральных зрителей, но с другой – это превращало хозяев первенства в главных фаворитов.

Казалось, господство первой волны советских хоккеистов близко к своему апогею, а старт ЧМ лишь закреплял эти ощущения. В стартовом матче сборная уничтожила японцев 16:0, а затем, возводя эмоции собиравшихся в "Лужниках" битков до абсолюта, последовательно расправилась с Финляндией, Австрией и Польшей с общим счетом 43:3, в каждой игре забрасывая минимум десять и не пропуская более одной.
 
Первый опасный звоночек дал о себе знать в игре с Чехословакией, которую советские хоккеисты свели лишь к ничьей 2:2. Как известно, все крупные турниры той эпохи проводились в круговом формате, и осечка за два тура до окончания первенства оставляла в игре шведов, которые в итоге дойдут до очной встречи с СССР без очковых потерь. И, как это нередко бывало, единственные оставшиеся претенденты на золото по совпадению календаря должны были сыграть друг с другом в последнем туре первенства, превращая очную игру в самый настоящий финал.
 
Интриги, поднимающие градус противостояния, накладывались друг на друга слоеным пирогом, и, разумеется, интерес болельщиков к этому поединку становился запредельным. Это прекрасно видели организаторы, отчасти неожиданно, но крайне дальновидно принявшие решение перенести матч из-под крыши на открытый воздух "больших" "Лужников". Дело было в марте, и погода первых весенних дней препятствовать идее никак не могла, поэтому коробка на футбольном поле была возведена быстро и штатно – помешать беспрецедентному матчу уже ничего не могло.



Доподлинно так и неизвестно, сколько именно зрителей посетило финал первого домашнего чемпионата мира – 50, 55 или вовсе более 60 тысяч – однако во всех без исключения "летописях" того времени отмечается безудержная поддержка и невиданная доселе атмосфера, кураж от которой, как предвкушали все пришедшие  в тот день "Лужники", должен был помочь поставить национальной команде красивую точку как в турнире, так и в истории первого ее поколения.
 
Увы, внутри все было не так радужно, как хотелось бы заполненному стадиону: советская команда уже находилась на грани смены поколений, а в приснопамятной игре с Чехословакией сборная ко всему прочему потеряла и Всеволода Боброва. Как следствие, уже в первом периоде шведы дважды огорчили Николая Пучкова, загнав хозяев в катастрофическое положение. Овертаймы тогда не практиковались, а СССР для золота нужна была только победа.

После перерыва над "Лужниками" повеяло прообразом чуда на льду, советские игроки выжали максимум из себя и уникальной на их веку поддержки болельщиков, и за вторую половину второго периода превратили фатальные 0:2 в лелеющие 4:2, вновь приблизив ощущение исторической квинтэссенции до максимально осязаемой близости.

Что произошло дальше, пожалуй, так и останется такой же великой тайной, как и точное количество посетивших эту историческую встречу. После второго перерыва в игре сборной вновь что-то надломилось, и шведы в первую половину третьего периода сумели восстановить равенство, делающее их чемпионами. Само собой, команда СССР понеслась вперед спасать матч, однако шведы своего уже не упустили, сотворив своё чудо на льду за 23 года до такого, как из него сделали культ. Потенциально один из самых сладостных моментов нашего хоккея обернулся первым в его истории фиаско, а битва при "Лужниках" осталась в хоккейных летописях как самый посещаемый матч в Европе на долгие 53 года.

***
 
– Знаете, в последний раз на футбольном стадионе играли в 57-м, – 61 год спустя после победы на Кубке Каряала будет вспоминать Роман Ротенберг. – Наверное, уже пора бы сыграть еще одну игру. Для популяризации хоккея, для его развития. Мы уже давно хотели провести такую игру на футбольном стадионе. Это давно обсуждалось. Нам повезло, что сейчас построена такая арена в Санкт-Петербурге, одна из самых современных арен в мире, где мы имеем возможность даже закрыть крышу на время проведения матча, исключая тем самым все риски, связанные с погодными условиями. Долго обсуждалось, долго планировалось. И сейчас, наконец, идет большая работа.
 
 
 
Уже меньше недели остается до момента, когда в городе, где блистал Николай Пучков, новые мировые и олимпийские чемпионы выйдут сыграть на хоккейную коробку нового стадиона. Сначала за честь своей страны, а затем и друг с другом в рамках главного противостояния запада. С целью не только победить, но и вернуть исторический рекорд в Россию. 
 
 
Дата: 12.12.2018

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет