Эрикс Шевченко: через неделю-полторы я уже не мог есть китайскую еду

Новости
13 ноября, вторник
12 ноября, понедельник
+
У защитника Эрикса Шевченко насыщенная хоккейная биография. Уроженец латвийского Даугавпилса поиграл на родине, пробовал себя в чемпионате Беларуси, провел сезон в норвежской лиге, ездил в Северную Америку, выступал в КХЛ за рижское "Динамо". В Высшей лиге успел поиграть за "Сарыарку" и "Ценг Тоу", а в нынешнем сезоне защищает цвета "Югры".
 
В большом интервью Шевченко рассказал о жизни на севере, вспомнил специфику китайской кухни, поделился историями из детства и огненной байкой про ритуал посвящения новичков в американской команде.



- Эрик, ты забил первый гол за "Югру", и тебя признали лучшим защитником недели в ВХЛ, это важный момент для тебя?

- Конечно, первый гол был для меня важен, я и раньше старался забить, но как-то не получалось. А то, что лига меня отметила – приятно, конечно, но не более.

- Месяц назад ты сказал: "жду первого снега в Ханты-Мансийске, хочу дочку на санках покатать". Дождался?

- Дождался, неделю назад у нас выпал снег, и довольно-таки много, даже появилось такое рождественское настроение, правда, сейчас он весь растаял (улыбается). Но где-то неделю снег продержался, успели немного порадоваться.

- Все боятся югорских морозов, а тебе все по душе?

- Ну да, мне нравится и лето, и зима, и весна, знаешь, чтобы не было так – круглый год лето или круглый год зима. Мне нравится смена сезонов, можно все радости жизни почувствовать.

- Ты не любитель горных лыж, сноуборда и тому подобного?

- Вообще-то любитель, я бы с удовольствием катался на лыжах, но для нас не все так просто.

- Дело в контракте?

- Да. Не дай бог, что случится.

- А как насчет рыбалки? Еще одно популярное развлечение на северах.

- Мне очень много рассказывали про ханты-мансийскую рыбалку, даже в Латвии знакомые мне говорили, что здесь хорошая рыбалка. Но сам еще не успел сходить порыбачить, ко мне семья приехала, жена и дочка, стараюсь больше времени проводить с ними.

"Приходишь поесть, а там голова курицы на тарелке лежит"

- Ты провел прошлый сезон в "Ценг Тоу". В одном из интервью рассказывал, что весь сезон питался одним рисом – это не преувеличение?

- Нет… Поначалу, как только приехал, ешь вот эту китайскую еду, и кажется – ого, как вкусно. А потом проходит неделя, полторы, и ты понимаешь – нет, все, я больше не могу это есть! У них очень своеобразная кухня, они сами привыкли, а для нас это странно. Вот у нас, допустим, котлета, а у них… целая курица, грубо говоря. Приходишь поесть, а там голова курицы на тарелке лежит, и ты думаешь – ну что это такое… Мясо я не мог там есть, невкусно казалось. Каждому свое, им вкусно, а мне вот не нравилось. Вот я и ел там, получается, один рис (смеется).

- Когда-нибудь еще в своей жизни ты будешь есть рис?

-  Буду (улыбается). Отвращения к рису у меня не появилось, слава богу, так что я и сейчас его ем.

- Когда команда весь сезон проводит в самолетах и питается одним рисом, как остаются силы на хоккей?

- Перелеты действительно очень длинные и долгие были, но хорошо то, что мы приезжали в российские города не за день до игры, а за пару дней, и более-менее успевали восстановиться и подготовиться. Конечно, к третьей-четвертой игре выездной серии совсем сложно становилось, но бились как-то на характере, через "не могу". А еще был такой момент - мы почти весь декабрь жили в Москве. Были игры там, потом недельная пауза, и мы, чтоб не летать туда-сюда, не стали возвращаться в Китай. Обосновались в Балашихе, жили там, тренировались. Так что декабрь у нас шикарный получился. 

- Чем занимаешься в длительных поездках, перелетах, когда нет интернета?

- Я заранее скачиваю сериалы, фильмы какие-нибудь, и смотрю. А если все заканчивается, то с ребятами общаемся.

- Фильмы какие предпочитаешь?

- Самые разные, на любой вкус, начиная от комедий и заканчивая ужастиками.

- Вопрос любителю ужастиков: если сидишь дома один, ночь, и вдруг из шкафа доносятся пугающие звуки – ты пойдешь проверять, что там?

- (рассмеялся) Ну, я, наверно, взял бы что-нибудь… Клюшку бы взял и пошел смотреть.



"С таким мастерством, как у Озолиньша, надо родиться"

- Знаю, что у тебя мама – латышка, а папа из Украины. На скольких языках ты говоришь?

- На трех. Русский, латышский и английский.

- То есть, дома с родителями вы говорили по-русски.

- Да, в семье мы с родителями разговариваем на русском, так как папа у нас по-латышски… понимает, но говорить не может.

- Как вообще твой отец оказался в Латвии?

- Он приехал туда служить, в том городе, где я родился, было какое-то хорошее военное училище. Вот, он туда приехал, познакомился с мамой, и его военная карьера быстро закончилась (улыбается).

- А тебе не навязывали карьеру военного?

- Совсем нет, мне дали выбор – что захочу, то и буду делать. Я шел в школу, потом шел на хоккей, и родители говорили – если нравится, значит, занимайся. Не нравится – делай то, что тебе нравится. Мне ничего не навязывали.

- Как сейчас обстоят дела в латвийском хоккее?

- Хм, трудно сказать, потому что сейчас у нас все меняется. Сменилось руководство федерации, новый тренер, Боб Хартли, пришел в сборную Латвии, и он свою североамериканскую систему старается ввести на всех уровнях, начиная от детского хоккея. Так что у нас идет большая реконструкция в латвийском хоккее. Посмотрим, время покажет, к лучшему это или нет... Думаю, они знают, что делают.

- Расскажи, как дети в Латвии развлекались в 90-е? Мы в Челябинске лазали по гаражам, заброшенным стройкам, трупы находили в подъездах…

- Какие трупы?!

- У нас постоянно кого-то убивали в 90-е, и для детей это было совершенно обыденное дело. "Там труп в кустах, пойдем посмотрим!" И все бежали смотреть.

- Ой… Да не, трупов я не видел, конечно, но по гаражам, по кранам - вот это все я застал. И по стройкам лазил, и мышей ловил, и ящериц, но трупов – не, такого не удавалось нигде увидеть. У нас такого, кажется, в Латвии не было (улыбается).

- Главная звезда хоккея в Латвии – Сандис Озолиньш. В Чехии все пацаны хотят быть нападающими, как Ягр, а у вас – защитниками, как Озо?

- Ну, я думаю, каждый должен сам разобраться, каким он хочет быть. Но если у тебя есть мастерство, и оно позволяет быть таким, как он… Я думаю, с таким мастерством, как у него, надо родиться. Что-то можно натренировать, но у него талант с рождения, и он раскрыл его, работая.

- А ты в свое время почему стал защитником? Обычно в оборону ставят самых высоких…

- Да у меня как-то в детстве тренер спросил – где ты хочешь играть? Я и ответил сначала –в защите! А потом проходит неделя, и я понимаю, что сделал неправильный выбор! (смеется) Я подхожу к нему и говорю – слушайте, в защите мне не нравится, можно я, пожалуйста, пойду обратно в нападение? А тренер говорит – нет, ты уже выбрал это, так что будешь в защите. Вот… Не получилось у меня обратно переквалифицироваться.



"Весело было - пять дурачков бегают в трусиках по пляжу"

- В "Югре" разновозрастная команда, много молодежи, несколько ветеранов, несколько игроков среднего хоккейного возраста. Вы все вместе общаетесь или делитесь на компании?

- У нас очень дружная команда, и мы стараемся все вместе быть. Совсем нет такого, чтоб делились на какие-то группки, у нас дружный коллектив, все вместе.

- У вас играют Максим Аскаров и Дмитрий Юшкевич, сыновья знаменитых тренеров. Они как-то выделяются?

- Могу сказать, что они ребята молодые, очень трудолюбивые, вот это мне понравилось в них, и видно, что потенциал очень большой. Тем более, отцы, я думаю, дают им правильные советы. Хорошие ребята.

- Журналисты преподносят противостояние "Югры" с "Рубином" как дерби, и вы проиграли тюменцам оба матча… Правда, что есть такой момент – особые матчи, принципиальные соперники?



- Даже не знаю, у нас стоят высокие задачи, и для нас каждый соперник – принципиальный, мы в каждой игре настраиваемся на победу. Но пока, видишь, мы "качелями" играем, пытаемся найти правильную игру. Она то получается, то не получается. Но, я думаю, в скором времени все будет хорошо.

- У вас максимальные цели, то есть, идете за кубком?

- Конечно, максимальные, а как же иначе? У нас нет такого, что "зайти в плей-офф – уже хорошо", у нас самые высокие задачи.

- А матч с "Сарыаркой" был значимым лично для тебя? Ведь ты поиграл за Караганду.



- Ну… Было такое, конечно, хотелось обыграть их, но у нас не получилось. Всегда хочется выиграть у своей бывшей команды.

- Ты поиграл в самых разных странах, от Америки до Китая, где было сложнее всего адаптироваться?

- Я так скажу - в каждой стране какие-то свои особенности. Разные люди, разные менталитеты. Даже не знаю… Все ведь зависит от человека, от того, насколько ты гибкий, насколько способен адаптироваться. Ты приезжаешь в другую страну, другой менталитет, осматриваешься и видишь, как можно себя вести, как нельзя. Если ты человек гибкий, общительный, то ты быстро подстраиваешься, если нет – то будет труднее, конечно. Не скажу, что где-то мне было трудно, везде было нормально, никаких проблем.

- В американских командах принято как-то весело, с огоньком "посвящать новичков". Тебе досталось какое-нибудь испытание?

- Да… (улыбается) Мы тогда были в команде во Флориде. Нас было человек пять новичков. И вот, нас одели в такие… плавки. Не шорты, а именно плавки, трусики, короче. И дали листок с заданиями, которые надо было сделать. Мы приехали на пляж… Задания разные были, например, надо было достать 10 номеров у девчонок, чтобы они прямо на теле нам написали. И много чего другого… Такие пять дурачков бегают в трусиках по пляжу, ко всем пристают,  номера спрашивают и все такое. Весело было.

- Жестко.

- Один мой знакомый рассказывал, он тоже в Америке играл. Его заставили… Позвонить тренеру и говорить: слушайте, тренер, я же вроде хорошо катаюсь, бросаю, а чего я в большинстве не играю? И это на громкой связи… Вот это действительно жестко (смеется). Но я думаю, тренер понял потом, что его заставили это сделать, что он не сам.
Дата: 28.10.2018

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет
Блоги