Денис Мостовой: мне важно, чтобы я приносил пользу команде

  • Allhockey.ru
  • Allhockey.ru
  • 12.12.2017
Новости
21 сентября, пятница
+
В 90-х годах в украинском хоккее говорили о воспитанниках двух хоккейных городов: Киева и Харькова, речь шла о трёх хоккейных школах. Но в последние годы в украинской сборной появились воспитанники херсонского хоккея, вполне возможно, что в скором времени мы увидим в сборной и ребят, которые начались заниматься хоккеем в Виннице. Мы представляем вам интервью с одним из таких ребят, нападающим "Донбасса" и молодёжной сборной Украины Денисом Мостовым.

– Что такое – заниматься хоккеем в Виннице?


– Хоккеем я начал заниматься на озере, как и другие, потому что катка в Виннице тогда не было. В 2010 году построили сначала один, потом другой, и все прямо ринулись туда. Мы с отцом тогда пришли на озеро, и тренер заметил как я катаюсь, пригласил на тренировку. Первую форму отец привёз из Польши, играл пластмассовой клюшкой для хоккея на асфальте. Потом понемногу пошло: сыграли первый турнир в Виннице, купили всю форму. Кататься, конечно не умел, в отличие от своего друга Станислава Ордынского (ныне – защитника "Донбасса" - прим. ред.), который начал заниматься годом ранее. Познакомился со всеми ребятами, и начал потихоньку прогрессировать.

– Каждый из одноклассников наверняка занимался чем-то – футболом, танцами, скрипкой. Насколько необычными были твои ответы, что ты занимаешься хоккеем?

– У нас в городе более развит бокс, карате, хоккей не так популярен. Было необычно говорить что ты хоккеист, и все сразу понимали, что это сильные ребята, с характером. Интересно было.

– Вы со Станиславом Ордынским смогли пробиться в большой хоккей, и попали в школу киевского "Сокола". Каким образом тебя заметили?

– Я полтора года занимался хоккеем, родители заметили, что у меня получается. Отец прямо болел этим, свозил меня потренироваться с командой "Сокола" 1998 года рождения. Физически я был готов, но технических навыков не хватало, и родители не были готовы к переезду. Спустя год "Сокол-1997" приехал к нам, и отец договорился чтобы мы с Ордынским пришли потренироваться. И в результате Андрей Савченко позвал нас к себе тем летом.

– Там вы очень быстро стали лидерами команды, и попали в академию, которых тогда было две – в Киеве, и в "Донбассе". Наверное самым необычным тренером в твоей карьере был Джим Бриттен? Чем он отличался от детских тренеров в Украине?

– У него был европейский подход. Наши тренера больше уделяют внимание физической работе и работе на льду, а он уделял ещё внимание духовному развитию: чтобы мы ходили на экскурсии, в музеи, нанимал экскурсоводов в других городах. 

– На учебно-тренировочных сборах в Швеции, куда Бриттен возил "Донбасс-98", думал ли ты о том, что судьба занесёт тебя в эту страну в дальнейшей карьере?

– Нет, не думал. Это получилось довольно случайно, после прекращения работы академии мы поехали в лагерь в Латвию, и оттуда уже нас пригласили в Швецию. Так получилось, что мы со Стасом разъехались по разным городам, и так начали свою карьеру в Швеции.

– Знаем, что жизнь в Швеции была всё-таки не сахар, и приходилось даже работать в этой стране. Насколько тяжело было привыкнуть к шведской жизни, менталитету?


– Было очень тяжело, надо было за всё платить. Надо было там как-то жить, и приходилось искать мини-работу. Шведы иногда помогали, давали участвовать в благотворительных акциях, делали бесплатные тренировки. Было очень тяжело морально – родителей нет рядом, постоянно проблемы с деньгами, все разговаривают на другом языке. Пришлось привыкать (улыбается).

– Если сравнивать ту лигу, где ты выступал в Швеции – насколько её уровень серьёзный, какую игровую практику ты имел там?

– Первые два года, когда я играл в лиге J18 Elite, это была одна из самых топовых лиг Европы – там были игроки, которые играли в сборных Швеции U18 и U20. Потом я выступал в J20 Elite, но это была вторая по уровню лига, и уровень был ниже. Но там я получил хороший опыт.

– Были перспективы продолжить хоккейную карьеру в Швеции, чтобы перейти в клуб выше уровнем?

– Да, я был на просмотре в одной из команд Стокгольма. Меня там брали в J20 Elite, с перспективой играть в Division 1 – это третий дивизион в Швеции. Там неплохой уровень, есть зарплаты. Я нравился тренеру, но в приоритете тогда было перейти в клуб Стаса, чтобы было полегче и играть вместе.

– В школе киевского "Сокола" было видно, что тебе дано забивать. Что поменялось с тех пор, чему ты научился?


– В Швеции меня научили упорно работать, там меня больше ставили как нападающего третьего звена: блокировать броски, прессинговать, бить в тело, то есть был больше чернорабочим, чем исполнителем. Тренер видел во мне скорее такого игрока, чем плеймейкера.

– На чемпионате мира в Бледе, где сейчас находится молодёжная сборная Украины, Андрей Срюбко часто говорит о выполнении тренерского задания. Ты как раз из тех игроков, которые наименее всего подвергаются критике. Что значит – "выполнить тренерское задание"?


– Тренер сказал – ты делаешь то, что он сказал. Например, у нас есть поставленная тактика, и нужно работать по ней. 

– Какое тренерское задание у тебя?

– Работать упорно, вылазить на ворота, создавать проблемы на "пятаке", блокировать броски и бить в тело.

– Ты являешься одним из главных мотиваторов в раздевалке. Постоянно в перерыве или перед матчем ты один из тех ребят, которые берут слово и настраивают остальных на игру. Тебе самому чужая мотивация такого плана нужна?


– Нет, мне важно, чтобы вся команда "дышала" этим, что нужно забить гол. Когда все вместе поддерживают друг друга, и показывают на поле – тогда вся команда прямо зажигается и начинается командная работа.

– Сейчас в "Донбассе" все борются за то, чтобы побить рекорд в национальном чемпионате. Как удаётся держать уровень концентрации чтобы продолжать серию?

– Нам очень главный тренер Сергей Витер, который нас мотивирует. Были матчи, когда мы проседали, но после разговора с ним мы начинали работать упорнее. Например, в матче с "Галицкими Львами" у нас было два провальных периода, а на третий период мы собрались и выиграли. Были у нас спады, но у нас хороший коллектив, и мы всегда стараемся играть на высшем уровне.

– Были у тебя бюрократические проблемы, чтобы покинуть Швецию. Насколько ты переживал за то, что оформятся твои документы, чтобы ты дальше смог продолжать выступления за сборные команды и в национальном чемпионате?

– В Украине тогда не было перспектив, и если бы я не остался в Швеции, у меня не было бы клуба, нужно было бы делать заново визу. Был вариант не ехать в сборную и оставаться там играть за клуб, или ехать в сборную и начинать заново. В последнем сезоне я получил уже все документы, и "Донбасс" предложил контракт. Поэтому мы с Ордынским решили уже переезжать в Украину, чтобы играть в родной стране и помочь сборной.

– Что тебе запомнилось в выступлениях на турнире в Клайпеде, где многие игроки команд-соперниц поиграли на самом высоком уровне? Что тебе дал этот турнир?

– Большую мотивацию для меня, я увидел куда расти. У нас не настолько сильный чемпионат, и когда ты выходишь играть против хоккеистов национальных сборных Латвии и Литвы, ты смотришь на них – и хочешь прогрессировать, быть лучше их. 

– На чемпионате мира в Словении тебе уже удалось поиграть против двух лучших игроков турнира, нападающих сборной Словении Яна Дрозга и сборной Польши Алана Лыщарчика. Эти игроки "делают погоду", в чём их глобальное отличие от того уровня, где мы находимся?

– У них больше уверенности в себе, они проявляют свои лидерские качества. Также у них есть опыт, они играют в более сильных лигах, и показывают себя.

– Не так давно начался период становления женского хоккея, твоя девушка играет в хоккей. Наверное, это первая пара в украинском хоккее. Обсуждаешь с Викой свои матчи или её, есть у вас точки соприкосновения в хоккейной теме?

– Конечно. Она всегда за меня болеет, после каждой игры указывает на ошибки, поддерживает после плохих матчей именно с профессиональной стороны. Я тоже пытаюсь ей чем-то помочь, подсказать, но мне тяжелее – она вратарь, я так сильно не разбираюсь в этом, но всё равно стараюсь психологически поддержать. 

– Если в ближайшее время тебя позовут в национальную сборную, воспитанником какой хоккейной школы ты себя назовёшь? Всё же ты успел позаниматься в четырёх школах в совершенно юном возрасте.

– Всё-таки винницкой школы. Я родился в Виннице, и если бы не местные тренера, я бы нигде не заиграл и никуда бы не пошёл.

– Надеешься, что в Винницу вернётся профессиональный хоккей?


– Да, думаю всё впереди ещё. Главное, чтобы в стране всё образовалось, а там может найдётся спонсор, который будет в этом заинтересован. У нас есть всё для этого.

– Как высоко ты видишь себя в хоккее, как далеко хотелось бы зайти?


– Хотелось бы поиграть до своего предела. Буду упорно каждый год тренироваться на сто процентов, а там будем смотреть. Сейчас я в "Донбассе" на два года.

– Какие слабые стороны своей игры можешь выделить?

– Психологически иногда загоняю себя. Одна тренировка плохо, вторая плохо – но меня вытаскивают и тренер, и окружающие. 

– Что нужно для того, чтобы обыграть команду Норвегии на чемпионате мира?

– Нужно играть командой. Прошлые две игры у нас не было командной игры, нам надо сплотиться и выйти с хорошим настроением на раскатку. Норвегия одна из самых опытных команд здесь, они сильны физически и технически. Они играли в элитном дивизионе три года назад, хорошая команда у них. Но команды на турнире равные, и каждый может победить другого.

– Есть личные амбиции на этом чемпионате мира?

– Хочется занять достойные места и показать себя на все сто на молодёжном чемпионате мира.

– Насколько важны для тебя индивидуальные награды?


– Мне более важно, чтобы я приносил пользу команде. Когда ты играешь полезно – все довольны и всё отлично. А когда ты пытаешься набрать побольше очков и побольше забить сам – ты никому на самом деле не нужен. 
 
Дата: 12.12.2017

Теги

УХЛ

Возможно вас заинтересует

Комментарии

Комментарии в данном материале отключены
Блоги