Дмитрий Михайлов: папа велел не быть клоуном на льду

Новости
15 ноября, четверг
14 ноября, среда
+
Нападающий хоккейного клуба Нападающий хоккейного клуба "Ермак" Дмитрий Михайлов - бронзовый призер юниорского чемпионата мира 2011 года, лидер команды, хоккеист, сыгравший почти со всеми игроками высшей лиги, честный и прямой человек в специальной рубрике "Лица ВХЛ" рассказал свою историю.  

- Дмитрий, расскажите, как в вашей жизни появился хоккей?

- Я пришел к другу на день рождение, а он занимался хоккеем. Его родители показали запись игры моим родителям, и после этого они отдали меня в хоккей. Мне тогда было 5 лет.

- Вы воспитанник магнитогорской школы хоккея. Еще с детства мечтали играть за магнитогорский "Металлург"?

- Я уже сыграл за эту команду несколько матчей. А так в детстве ходил на игры "Металлурга" и, конечно, мечтал играть там. И сейчас мечтаю туда вернуться.

- Как происходил ваш процесс становления как профессионального игрока?

- Все поэтапно. У меня насыщенная хоккейная жизнь. Я много команд поменял. Я всегда выделялся – был лидером в команде. У моих родителей и мысли не было, что я стану хоккеистом. Мой папа профессиональный футболист, он играл в Премьер лиге в Ростове – на – Дону. Я начинал заниматься футболом, когда мне было 3-4 года. Ходили с папой тренироваться. Я занимался с детьми, которые были намного старше меня. Думаю, поэтому с футболом не получилось. Мне было три года, а другим ребятам уже по семь-восемь лет. У меня еще детство, а они уже более-менее понимали, что от них хотят.

- Отец как-то влиял на вас как профессиональный спортсмен?

- Отец у меня как спортсмен требовательный, амбициозный. И он считал, что я должен с первого дня быть фаворитом. Когда папа привел меня в хоккей, он сказал мне: "если увижу, что ты клоун на льду, заберу оттуда".  То есть если он увидит, что нет перспективы, то нечего в хоккее делать. Отец дал понять, что для здоровья я хоккеем заниматься не буду – как многие начинают. И уже с семи лет с меня требовали, как с взрослого игрока.
 
- Отец требовал или тренер?

- Отец, конечно. Тренер в детстве ничего от меня не требовал. Нормальный тренер у меня появился, когда мне было лет тринадцать. Игорь Алексеевич Андросов – тренер, поигравший, которому я благодарен не меньше, чем отцу за свое хоккейное настоящее и будущее хоккейное. Позже я попал в хорошие руки к Евгению Геннадьевичу Корешкову. Он научил меня очень многим нюансам как нападающего. 

- Отец не настаивал, чтобы вы пошли в футбол?

- У нас в Магнитогорске не развит этот вид спорта. А так случилось, что мы вернулись в этот город, когда отец завершил свою профессиональную карьеру. Вообще у отца очень много связей в футболе, и я бы мог сейчас свободно играть в хорошем футбольном клубе. Но так случилось, что пошли в хоккей. Отец видел, что там есть перспективы.
 
- Не пожалели?

- Я нет, мне нравится мое дело.

- Вы играете в нападении. Сами выбрали это амплуа?

- Я вообще начинал в защите в детстве, но поскольку забивал больше всех в команде, тренера решили попробовать меня в нападении. Это, наверно, лет с 10-11 я стал нападающим. В защитники берут тех, кто хорошо катается. Кто-то разрушитель, кто-то созидатель. Если бы я во вратари пошел, отец бы не пережил (смеется). Хотя у меня сыну три года, и он уже заявлял пару раз, что будет вратарем. Ему понравилась красивая форма голкипера.

- Вас так знатно помотало по клубам высшей лиги. С чем это связано?

- Эти переходы из команд континентальной лиги в высшую – двусторонние контракты. Я переходил из одного клуба в другой, а у этих клубов постоянно менялись фарм-клубы. И так получилось, что я сменил очень много команд в высшей лиге. Прошлый сезон чего стоит – я три клуба сменил. Начинал в Ижевске, потом поехал в "Северсталь", а уже оттуда в Ангарский клуб.

- В "Северстали" вы провели 3 минуты на льду, а за Металлург поиграли 8 матчей, отметившись одной передачей. Почему в КХЛ закрепиться не удалось?

- Я не знаю, что ответить на этот вопрос. Наверно, я что-то делаю не так, или там есть какой-то другой вопрос. Мне никто ничего не объяснял, что не так. В магнитогорском "Металлурге" было трудно в составе закрепиться, но именно за этот клуб я провел больше всего матчей. Был контракт и с новокузнецким "Металлургом", но меня сразу же спустили в фарм-клуб в "Ариаду - НХ". Весь сезон я был лучшим бомбардиром в "Ариаде" и меня ни разу не подняли поиграть в первую команду. Тренерам новокузнецкого "Металлурга" напрямую задавали вопрос, почему они меня не берут, на что они отвечали, что ВХЛ – не тот уровень. Хотя сейчас эту команду спустили в Высшую лигу. Тогда у них там что-то непонятное творилось: давали бешенные контракты игрокам, которым уже давно пора было на покой, непонятным образом наигрывали хоккеистов, чтобы их продать.

- У вас еще был контракт с "Югрой"…

- Да, я целый год был на контракте и ни одного матча там не провел. Меня спустили в "Рубин", где у меня были не очень теплые отношения с тренером команды. Я не знаю, чем я ему так сильно не нравился и что он мне пытался доказать. Там вообще непонятно, что происходило. Да, в "Рубине" тогда был не суперзвездный состав, но мы могли свободно идти в середине таблицы, если грамотно распределить всех игроков. Непонятная система была у тренера тогда. В каждой команде важны человеческие отношения, со всеми надо познакомиться, влиться в коллектив. У меня никогда с этим проблем не было. Также постоянные знакомства с новыми тренерами, которые тебя там щупают и смотрят, что ты можешь. Я за пять лет, наверно, уже со всеми игроками в высшей лиге поиграл, да и с тренерами уже почти со всеми знаком.

- Хотелось бы поговорить про юниорский чемпионат мира 2011-го, где у вас бронзовая медаль. Наверно, этот турнир был один из самых запоминающихся по эмоциям?

- Да, но нам чуть-чуть не хватило, чтобы выйти в финал. Тогда собрали хорошую команду. Сейчас практически все в НХЛ играют, кто-то в КХЛ, и я вот в Высшей лиге (смеется). Но мы все общаемся до сих пор.

- А матч звезд МХЛ в 2012-2013. Молодежный матч звезд, наверно, не так интересен, как взрослый?

- Этот матч звезд проходил в Екатеринбурге. Там не было такого шоу, как на взрослом сейчас. На самом деле я туда ехал и рассчитывал, что там будет веселуха какая-то. Думал, просто получим удовольствие, зарядимся позитивными эмоциями, а у нас оказалось все так серьезно. У нас был важный матч, и мы тогда трофей и медали выиграли.

- Вы проводите уже второй сезон в "Ермаке". В каких компонентах стали сильнее?

- Да меня просто перестали дергать из одной команды в другую. И еще мы сыгрались с Артемом Воробьевым. Мы начали с ним играть в прошлом сезоне в Ижевске. И вот сколько игр было за "Ермак", еще ни одной игры мы не проводили раздельно. Мы чувствуем друг друга на льду. Даже если у меня в статистике больше очков, а у него меньше, то это не значит, что его заслуга в команде меньше. А вообще уже чувствуется сыгранность, доверие тренеров. Этот тренерский штаб назначили нам в плей-офф в том году, поэтому они уже нас знают. Доверие тренеров есть, и мы стараемся его оправдывать.

- Увидела время, которое вы проводите на льду – 14,5 минут…

- Здесь просто взяли среднее время. Первые десять игр в этом сезоне у нас были провальные. Я не знаю, что это было и до сих пор не могу понять. У нас не шла игра, не было результата, но шансов забить и отличиться было достаточно. Мы даже пытались поменять отношение к себе, готовились к играм по-разному – все делали, чтобы изменить эту ситуацию. Видно было по нам, что мы в таком загнанном состоянии. За первые десять игр я заработал всего лишь одно очко. Я пытался что-то изменить. Было видно, что я сам собой недоволен, и это сказывалось на игре. Меня и Воробьева вызвали к директору, и он нам сказал: "расслабьтесь и получайте удовольствие от хоккея". После этого мы еще с тренерами поговорили, и как-то само собой на следующий матч пошло-поехало. В тех первых десяти матчах я очень мало играл. И сейчас я не играю в меньшинстве, а наша команда любит удаляться. Поэтому у меня и времени меньше.

- Как вы за такой маленький промежуток времени успеваете столько очков заработать? У вас их между прочим уже 24 в 36-ти играх.

- Вот 36 игр я провел, и если вычесть эти 10 неудачных, то получается, что за 26 игр я набрал 24 очка. Вообще неважно, в каком звене ты играешь. В прошлом сезоне я в Ижевске играл в четвертом звене и заработал больше всего очков в команде. В ноябре я ушел из этой команды, а меня по очкам там обогнали только в феврале. От хоккеиста многое зависит. Меня не ставили играть, давали мало игрового времени, а я мог выйти, пять минут поиграть и забить гол. В этой команде тренер чувствовал, что я скоро покину ее, поэтому он пытался немного охладить меня: мало выпускал на лед, да еще и в четвертом звене. Вот там я научился за пять минут три шайбы забрасывать.

-  Сейчас вы в команде лучший бомбардир. Роль лидера вам по душе?

- Я по натуре лидер, мне не привыкать. Мне нравится, когда на меня рассчитывают. Я просто чувствую себя в своей тарелке. Мне кажется, что самое главное для спортсмена – чувствовать лидерскую позицию, пользоваться ею и оправдывать ее. 

- Вы уже довольно опытный игрок. Эмоциям волю не даете после поражений?

- Я как приехал в Ангарск, тяжело стал переживать поражения. Я их на свой счет принимаю. Как-будто я один игру проиграл. Раньше такого не было. Сейчас после поражений пересматриваю игры: где я недоделал, в чем мне надо было сыграть по-другому. Мы много игр проиграли в последние две-три минуты. И вот за такие матчи больше всего обидно. Мы пятьдесят восемь минут грыземся, голы соображаем, а потом за две минуты так легко отдаем победу. Как-будто сил не хватило. Как полотенце выкидывают боксеры, так и мы делали. Домой прихожу и могу даже лечь и ни с кем не разговаривать. И жена понимает, что ко мне лучше не подходить, не трогать меня, чтобы ей не досталось. Просто я не люблю проигрывать. Надо учиться абстрагироваться от всего этого, но мне тяжело и обидно.

- Но вам расслабляться не дают ваши яркие болельщики…

- Да, они у нас не только яркие, но и такой конкретный у нас фан-клуб. Игроков могут уволить по просьбе болельщиков. Если какой-то хоккеист показывает плохую игру на протяжении длительного времени, то болельщики пишут руководству клуба, и руководство делает выводы.

- В свободное от хоккея время чем занимаетесь?

- Все свободное время я посвящаю семье. В прошлом году, когда я ездил из клуба в клуб, мы не виделись с женой и ребенком почти год. Мы очень мало прожили вместе за сезон. С этими постоянными переходами в прошлом сезоне мы много намучились - они только приедут, а меня уже в другой клуб обменяют. В итоге нам надоели эти переезды с вещами, перелеты, и мы решили, что поживем раздельно до конца сезона. Это было самое тяжело время для меня. И сейчас я радуюсь каждой минуте, проведенной со своей семьей. У меня сын уже подрос – человечком стал. И я стараюсь проводить с ним больше времени. Сейчас все прекрасно. Наверно, из-за этого у меня и игра идет, потому что семья рядом.
 
- Какой вы видите свою дальнейшую карьеру?

- Я прикладываю максимум усилий, чтобы сыграть в КХЛ. Я считаю, что я достоин не просто там быть, а именно играть. И я переломлю все подводные камни, какие там есть. Я такой человек, что если я поставил цель, то я ее добиваюсь. Пусть мне потребуются десятки лет, я все равно добьюсь.

Ермак" Дмитрий Михайлов - бронзовый призер юниорского чемпионата мира 2011 года, лидер команды, хоккеист, сыгравший почти со всеми игроками высшей лиги, честный и прямой человек в специальной рубрике "Лица ВХЛ" рассказал свою историю.  
 
- Дмитрий, расскажите, как в вашей жизни появился хоккей?

- Я пришел к другу на день рождение, а он занимался хоккеем. Его родители показали запись игры моим родителям, и после этого они отдали меня в хоккей. Мне тогда было 5 лет.

- Вы воспитанник магнитогорской школы хоккея. Еще с детства мечтали играть за магнитогорский "Металлург"?

- Я уже сыграл за эту команду несколько матчей. А так в детстве ходил на игры "Металлурга" и, конечно, мечтал играть там. И сейчас мечтаю туда вернуться.

- Как происходил ваш процесс становления как профессионального игрока?

- Все поэтапно. У меня насыщенная хоккейная жизнь. Я много команд поменял. Я всегда выделялся – был лидером в команде. У моих родителей и мысли не было, что я стану хоккеистом. Мой папа профессиональный футболист, он играл в Премьер лиге в Ростове – на – Дону. Я начинал заниматься футболом, когда мне было 3-4 года. Ходили с папой тренироваться. Я занимался с детьми, которые были намного старше меня. Думаю, поэтому с футболом не получилось. Мне было три года, а другим ребятам уже по семь-восемь лет. У меня еще детство, а они уже более-менее понимали, что от них хотят.

- Отец как-то влиял на вас как профессиональный спортсмен?

- Отец у меня как спортсмен требовательный, амбициозный. И он считал, что я должен с первого дня быть фаворитом. Когда папа привел меня в хоккей, он сказал мне: "если увижу, что ты клоун на льду, заберу оттуда".  То есть если он увидит, что нет перспективы, то нечего в хоккее делать. Отец дал понять, что для здоровья я хоккеем заниматься не буду – как многие начинают. И уже с семи лет с меня требовали, как с взрослого игрока.

- Отец требовал или тренер?

- Отец, конечно. Тренер в детстве ничего от меня не требовал. Нормальный тренер у меня появился, когда мне было лет тринадцать. Игорь Алексеевич Андросов – тренер, поигравший, которому я благодарен не меньше, чем отцу за свое хоккейное настоящее и будущее хоккейное. Позже я попал в хорошие руки к Алексею Геннадьевичу Корешкову. Он научил меня очень многим нюансам как нападающего. 
 


- Отец не настаивал, чтобы вы пошли в футбол?

- У нас в Магнитогорске не развит этот вид спорта. А так случилось, что мы вернулись в этот город, когда отец завершил свою профессиональную карьеру. Вообще у отца очень много связей в футболе, и я бы мог сейчас свободно играть в хорошем футбольном клубе. Но так случилось, что пошли в хоккей. Отец видел, что там есть перспективы.
 
- Не пожалели?

- Я нет, мне нравится мое дело.

- Вы играете в нападении. Сами выбрали это амплуа?

- Я вообще начинал в защите в детстве, но поскольку забивал больше всех в команде, тренера решили попробовать меня в нападении. Это, наверно, лет с 10-11 я стал нападающим. В защитники берут тех, кто хорошо катается. Кто-то разрушитель, кто-то созидатель. Если бы я во вратари пошел, отец бы не пережил (смеется). Хотя у меня сыну три года, и он уже заявлял пару раз, что будет вратарем. Ему понравилась красивая форма голкипера.

- Вас так знатно помотало по клубам высшей лиги. С чем это связано?

- Эти переходы из команд континентальной лиги в высшую – двусторонние контракты. Я переходил из одного клуба в другой, а у этих клубов постоянно менялись фарм-клубы. И так получилось, что я сменил очень много команд в высшей лиге. Прошлый сезон чего стоит – я три клуба сменил. Начинал в Ижевске, потом поехал в "Северсталь", а уже оттуда в Ангарский клуб.

- В "Северстали" вы провели 3 минуты на льду, а за Металлург поиграли 8 матчей, отметившись одной передачей. Почему в КХЛ закрепиться не удалось?

- Я не знаю, что ответить на этот вопрос. Наверно, я что-то делаю не так, или там есть какой-то другой вопрос. Мне никто ничего не объяснял, что не так. В магнитогорском "Металлурге" было трудно в составе закрепиться, но именно за этот клуб я провел больше всего матчей. Был контракт и с новокузнецким "Металлургом", но меня сразу же спустили в фарм-клуб в "Ариаду - НХ". Весь сезон я был лучшим бомбардиром в "Ариаде" и меня ни разу не подняли поиграть в первую команду. Тренерам новокузнецкого "Металлурга" напрямую задавали вопрос, почему они меня не берут, на что они отвечали, что ВХЛ – не тот уровень. Хотя сейчас эту команду спустили в Высшую лигу. Тогда у них там что-то непонятное творилось: давали бешенные контракты игрокам, которым уже давно пора было на покой, непонятным образом наигрывали хоккеистов, чтобы их продать.

- У вас еще был контракт с "Югрой"…

- Да, я целый год был на контракте и ни одного матча там не провел. Меня спустили в "Рубин", где у меня были не очень теплые отношения с тренером команды. Я не знаю, чем я ему так сильно не нравился и что он мне пытался доказать. Там вообще непонятно, что происходило. Да, в "Рубине" тогда был не суперзвездный состав, но мы могли свободно идти в середине таблицы, если грамотно распределить всех игроков. Непонятная система была у тренера тогда. В каждой команде важны человеческие отношения, со всеми надо познакомиться, влиться в коллектив. У меня никогда с этим проблем не было. Также постоянные знакомства с новыми тренерами, которые тебя там щупают и смотрят, что ты можешь. Я за пять лет, наверно, уже со всеми игроками в высшей лиге поиграл, да и с тренерами уже почти со всеми знаком.

- Хотелось бы поговорить про юниорский чемпионат мира 2011-го, где у вас бронзовая медаль. Наверно, этот турнир был один из самых запоминающихся по эмоциям?

- Да, но нам чуть-чуть не хватило, чтобы выйти в финал. Тогда собрали хорошую команду. Сейчас практически все в НХЛ играют, кто-то в КХЛ, и я вот в Высшей лиге (смеется). Но мы все общаемся до сих пор.

- А матч звезд МХЛ в 2012-2013. Молодежный матч звезд, наверно, не так интересен, как взрослый?

- Этот матч звезд проходил в Екатеринбурге. Там не было такого шоу, как на взрослом сейчас. На самом деле я туда ехал и рассчитывал, что там будет веселуха какая-то. Думал, просто получим удовольствие, зарядимся позитивными эмоциями, а у нас оказалось все так серьезно. У нас был важный матч, и мы тогда трофей и медали выиграли.

- Вы проводите уже второй сезон в "Ермаке". В каких компонентах стали сильнее?

- Да меня просто перестали дергать из одной команды в другую. И еще мы сыгрались с Артемом Воробьевым. Мы начали с ним играть в прошлом сезоне в Ижевске. И вот сколько игр было за "Ермак", еще ни одной игры мы не проводили раздельно. Мы чувствуем друг друга на льду. Даже если у меня в статистике больше очков, а у него меньше, то это не значит, что его заслуга в команде меньше. А вообще уже чувствуется сыгранность, доверие тренеров. Этот тренерский штаб назначили нам в плей-офф в том году, поэтому они уже нас знают. Доверие тренеров есть, и мы стараемся его оправдывать.

- Увидела время, которое вы проводите на льду – 14,5 минут…

- Здесь просто взяли среднее время. Первые десять игр в этом сезоне у нас были провальные. Я не знаю, что это было и до сих пор не могу понять. У нас не шла игра, не было результата, но шансов забить и отличиться было достаточно. Мы даже пытались поменять отношение к себе, готовились к играм по-разному – все делали, чтобы изменить эту ситуацию. Видно было по нам, что мы в таком загнанном состоянии. За первые десять игр я заработал всего лишь одно очко. Я пытался что-то изменить. Было видно, что я сам собой недоволен, и это сказывалось на игре. Меня и Воробьева вызвали к директору, и он нам сказал: "расслабьтесь и получайте удовольствие от хоккея". После этого мы еще с тренерами поговорили, и как-то само собой на следующий матч пошло-поехало. В тех первых десяти матчах я очень мало играл. И сейчас я не играю в меньшинстве, а наша команда любит удаляться. Поэтому у меня и времени меньше.

- Как вы за такой маленький промежуток времени успеваете столько очков заработать? У вас их между прочим уже 24 в 36-ти играх.

- Вот 36 игр я провел, и если вычесть эти 10 неудачных, то получается, что за 26 игр я набрал 24 очка. Вообще неважно, в каком звене ты играешь. В прошлом сезоне я в Ижевске играл в четвертом звене и заработал больше всего очков в команде. В ноябре я ушел из этой команды, а меня по очкам там обогнали только в феврале. От хоккеиста многое зависит. Меня не ставили играть, давали мало игрового времени, а я мог выйти, пять минут поиграть и забить гол. В этой команде тренер чувствовал, что я скоро покину ее, поэтому он пытался немного охладить меня: мало выпускал на лед, да еще и в четвертом звене. Вот там я научился за пять минут три шайбы забрасывать.

-  Сейчас вы в команде лучший бомбардир. Роль лидера вам по душе?

- Я по натуре лидер, мне не привыкать. Мне нравится, когда на меня рассчитывают. Я просто чувствую себя в своей тарелке. Мне кажется, что самое главное для спортсмена – чувствовать лидерскую позицию, пользоваться ею и оправдывать ее. 

- Вы уже довольно опытный игрок. Эмоциям волю не даете после поражений?

- Я как приехал в Ангарск, тяжело стал переживать поражения. Я их на свой счет принимаю. Как-будто я один игру проиграл. Раньше такого не было. Сейчас после поражений пересматриваю игры: где я недоделал, в чем мне надо было сыграть по-другому. Мы много игр проиграли в последние две-три минуты. И вот за такие матчи больше всего обидно. Мы пятьдесят восемь минут грыземся, голы соображаем, а потом за две минуты так легко отдаем победу. Как-будто сил не хватило. Как полотенце выкидывают боксеры, так и мы делали. Домой прихожу и могу даже лечь и ни с кем не разговаривать. И жена понимает, что ко мне лучше не подходить, не трогать меня, чтобы ей не досталось. Просто я не люблю проигрывать. Надо учиться абстрагироваться от всего этого, но мне тяжело и обидно.

- Но вам расслабляться не дают ваши яркие болельщики…

- Да, они у нас не только яркие, но и такой конкретный у нас фан-клуб. Игроков могут уволить по просьбе болельщиков. Если какой-то хоккеист показывает плохую игру на протяжении длительного времени, то болельщики пишут руководству клуба, и руководство делает выводы.

- В свободное от хоккея время чем занимаетесь?

- Все свободное время я посвящаю семье. В прошлом году, когда я ездил из клуба в клуб, мы не виделись с женой и ребенком почти год. Мы очень мало прожили вместе за сезон. С этими постоянными переходами в прошлом сезоне мы много намучились - они только приедут, а меня уже в другой клуб обменяют. В итоге нам надоели эти переезды с вещами, перелеты, и мы решили, что поживем раздельно до конца сезона. Это было самое тяжело время для меня. И сейчас я радуюсь каждой минуте, проведенной со своей семьей. У меня сын уже подрос – человечком стал. И я стараюсь проводить с ним больше времени. Сейчас все прекрасно. Наверно, из-за этого у меня и игра идет, потому что семья рядом.
 
- Какой вы видите свою дальнейшую карьеру?

- Я прикладываю максимум усилий, чтобы сыграть в КХЛ. Я считаю, что я достоин не просто там быть, а именно играть. И я переломлю все подводные камни, какие там есть. Я такой человек, что если я поставил цель, то я ее добиваюсь. Пусть мне потребуются десятки лет, я все равно добьюсь. 
 

Дата: 28.12.2017

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет