Станислав Голованов: главный хет-трик в жизни я уже сделал – у меня трое прекрасных детей

Новости
17 ноября, суббота
16 ноября, пятница
1
Обладатель "Братины", серебряных, бронзовых медалей с "Торосом" и золота с "Рубином". Он проводит уже восьмой сезон за нефтекамский клуб. Капитан хоккейного клуба "Торос" в специальной рубрике "Лица ВХЛ" рассказал о своей жизни.
 
- Станислав, традиционный вопрос - как вы пришли в хоккей?

- У меня отец был хоккеистом. Он брал меня с собой на сборы. Я был знаком с хоккеем с самого рождения. Поэтому я долго не думал – взял коньки и сам пошел. Получается, я встал на коньки, когда отец заканчивал карьеру в Нефтекамске.

- Использовали отца как хоккеиста? В хорошем смысле.

- Конечно. Не без участия отца все это происходило. Он в меня вкладывал все свои силы: оставлял после тренировок дорабатывать какие-то моменты, он и на камеру снимал мою игру, чтобы потом разобрать. Разбирали вместе мои ошибки.

-  Когда вы поняли, что хоккей – ваше призвание? Или тогда не задумывались об этом?

- Не задумывался. Мне настолько нравилось, что мы целыми днями гоняли в хоккей во дворе, что нас было трудно затащить домой. Я даже не рассматривал другие варианты. Была, конечно, дилемма в 15 лет – футбол или хоккей. Но там тренер звал меня играть за деньги, а в хоккее на тот момент я еще ничего не получал. Меня заинтересовал этот момент, но я все-таки решил, что выберу хоккей. И откинул эти мысли по поводу футбола. Но я также выступал на первенстве города, в Башкирии выступал за футбольную команду.
 


- Сложно было совмещать хоккей с учебой?

- Очень сложно было совмещать. Особенно, когда пригласили во вторую команду, в фарм – клуб. Там уже были недельные поездки, поэтому приходилось брать с собой кучу учебников и тетрадей и делать все домашние задания в поездах. Мне как-то это не зазорно было, потому что мне отец изначально поставил цель – успеваемость должна быть хорошей, никаких плохих оценок. За плохие оценки отец наказывал тем, что не отпускал меня на тренировки. Но уже в 15-16 лет я сам начал понимать, что надо заканчивать учебу хорошо.
 
- Пятерка по литературе была?

- Нет, врать не буду. Четверка была, но твердая. Мы читали войну и мир, помню. Мне приходилось много читать и писать по этому предмету. Было даже такое, что ночами делал, спать не ложился, чтобы все успеть.

- Почему нападающим стали? Почему не вратарем, например?

- Когда во дворе мальчишками играли, мне нравилось, как на воротах стоят вратари. Но больше всего мне нравилось голы забивать. Забросить шайбу и испытать вот ту радость от этого. Защитника я точно не рассматривал, они хоть и забивают, но мало. У меня и отец был нападающий, но все не скажу, что я из-за отца пошел в нападение.

- Вы всю карьеру играете под 23-м номер. Какой – то тайный смысл скрыт в этих двух цифрах?

- Да, определенно. Не могу все карты раскрыть, но это мое счастливое число, и у меня с ним очень много связано. Я стараюсь придерживаться этого числа в жизни даже. У меня так уже автоматом совпадает в жизни, что многие вещи либо 23, либо 123.

- Вы, наверно, сколько себя помните, всегда в "Торосе" играли?
 
- У меня был перерыв. Я ездил в тюменский "Рубин". Это было хорошее время. Мне нравилось там жить. Это была передышка, потому что "Торос" приелся в то время. Мне поступило предложение в Тюмени поиграть, и я решил сменить обстановку. Не в обиду будет сказано городу Нефтекамску, но наш город довольно-таки маленький, поэтому тяжело здесь быть много лет. Мне захотелось какого-то движения. В "Рубине" была своего рода перезагрузка.
 
- Тем не менее вы вернулись в Нефтекамск…
 
- Вернулся, потому что "Торос" - это мой родной клуб. Об этом я могу с точностью сказать. За всю свою карьеру я нигде столько не играл. Я половину своей жизни в Нефтекамске провел. "Торос" поднимался на нас, когда только первые медали пошли – серебряные, бронзовые, и кубок взяли. Плюс у клуба была заинтересованность во мне. И мне хотелось поделиться своим опытом, помочь молодому поколению.

- Вам и в Континентальной лиге немного поиграть удалось. Почему там не удалось закрепиться? Вернуться в первую лигу планируете?

- Каждый хоккеист независимо от возраста мечтает играть в КХЛ.  Я многие годы ждал приглашения в "Салават Юлаев", поэтому это было неожиданно, когда меня позвали в середине сезона. Это был шок, в хорошем смысле. Я поехал туда с большими эмоциями. Там хорошая команда была. Плюс съездили в Швейцарию на Кубок Шпенглера, где второе место завоевали. Там мы поиграли с сильными европейскими командами. Не считая кубка, медалей, игра за "Салават", наверно, самый эмоциональный период в карьере. Я не скажу, что мы плохо играли. У меня была другая функция в "Салавате". Мне дали сыграть в лидирующем звене. Кому-то сразу дано влиться, у меня не удалось сразу в дебютной игре забить. Потом меня уже в четвертое звено поставили. Игра больше была оборонительного плана. Там уже было тяжело раскрыться. Вроде бы как претензий по игре не было. Сложно сказать, почему не закрепился. Если бы предоставилась возможность сыграть в клубе КХЛ с самого начала сезона – это уже совсем другая история.
 
- Вы капитан "Тороса" уже второй сезон. Ответственность чувствуете? Тяжело быть капитаном?

- Конечно, ответственность есть. Но я в своей тарелки и чувствую каждого игрока и знаю потенциал каждого. Уже знаю, какие слова подобрать, что сказать – кого-то подбодрить, кого-то поругать немножко надо. Капитан должен владеть своими эмоциями. Раньше мне мешали какие-то эмоциональные всплески, сейчас я уже научился совмещать свои хоккейные эмоции вместе с игрой. Это нелегко, но потихоньку у меня это уже как-то стало получаться. Капитан должен быть уверен и в команде, и в себе. Нужно показывать, что ничего страшного не происходит. Поэтому прежде всего характер, самоотдача и настрой.

- Вы человек "свой" в "Торосе", поэтому, наверно, и проблем не было с капитанским авторитетом?

- Вроде бы как да. Я самый старший по возрасту, поэтому ребята и тренерский штаб выбрали меня.

- Дедовщину не устраиваете молодым?

- Нет, конечно. Понятно, что я старше, поэтому меня слушают. Но у нас никакой дедовщины. Это раньше всякие способы были у стариков. Я в свое время в разные команды приходил, не скажу, что на себе ощутил, но видел проявление дедовщины.

- Вы похоже уже собрали все трофеи в Высшей лиге. Еще есть к чему стремиться?

- Всегда есть к чему стремиться. Я еще хочу кубок выиграть, чтобы ощутить эти эмоции. А если говорить о глобальном, мне хочется быть полезным в хоккее для подрастающего поколения. Я все равно хотел бы связать свою жизнь с хоккеем – не быть далеким от него.

- У вас сейчас травма. Как проходит восстановление?

- Нормально восстанавливаюсь, все, как и должно быть.  После Нового года постараюсь сыграть в домашней серии.
 
- До травмы вы настреляли целых 15 очков в 23 играх. После возвращения на лед, личную статистику повышать планируете?

- Я не скажу, что меня устраивает моя статистика. Но сейчас для меня статистика уже не столь важна, сколько командный результат. Я готов пожертвовать очками и играть в меньшинстве, например. Для меня главное, чтобы команда выигрывали. Можно 15 очков набрать и сделать огромный объем работы.
 
- 15 очков в 23 играх – хороший же результат…
 
- Результат нормальный, на четверку. Опять же в начале сезона набрал эти очки. Если бы не травма, вполне возможно сейчас очки могли бы с играми сравняться.
 
- Все еще определенно впереди…

- Конечно. Свой главный хет-трик я уже сделал в жизни – у меня трое прекрасных детей. Вот сегодня буду болеть за команду. У них сейчас выездная серия. И я совмещаю приятное с полезным – могу понянчить детей и побыть с семьей.
 


- Ваши дети уже спят в коньках?

- Нет, еще. У меня один во втором классе – вчера буквально катался. Не скажу, что мы профессионально на хоккей ходим. Мы ходили, но сейчас немного уже как хобби. А двое других детей – у меня дочка средняя и один младший сын. Они слишком маленькие. Дочки три года, а сыну всего пять месяцев. Но надеюсь, все впереди.

- Говорят, у Вас какая-то интересная история знакомства с вашей женой. Поделитесь?
 
- Поделюсь, почему бы нет. Дело было, когда мы, 14-летние мальчишки, поехали на предсезонные сборы с командой. Приехали туда на тренировочные процесс, а здесь ходят три девушки привлекательные, мешают тренироваться. Оказалось, это три сестры – две нашего возраста, одна помладше. Получилось так, что она то мне и понравилась. И тем самым отвлекала меня от тренировочного процесса. Приходилось даже где-то после отбоя бегать навстречу с ней. Я так влюбился. Ухаживал, но потом у нас был перерыв небольшой. Я уехал в Москву в "Крылья Советов", потом в Воскресенский "Химик". Мы созванивались, но очень редко и виделись периодически. Она была вся в учебе, я в хоккее. Но я ее из виду не терял. Знал, где она и что. Но где-то спустя три года один мой случайный звонок и простое "как дела" все изменили.  Мы встретились и через две недели расписались. Мне нужно было срочно уезжать и пришлось просить свою бабушку, чтобы нас в центральном ЗАГСе расписали.

- Недавно вы попробовали себя в роли комментатора. Расскажите, чья была идеи и как вам этот опыт?

- У нас работает комментатор Сергей Ларионов, и он мне предложил прокомментировать какие-то игровые моменты. Я бы не сказал, что я был в качестве комментатора. Я скорее в роли эксперта больше выступил. Мне понравилось. Главное, чтобы болельщикам и слушателям нравилось. 
 

Дата: 21.12.2017

Возможно вас заинтересует

Комментарии 1

в Салават его,пригодится!