Сергей Фёдоров: я сказал, что это подстава!

Новости
19 февраля, среда
18 февраля, вторник
+
Ветеран сборной России Сергей Фёдоров рассуждает о проблемах в игре национальной сборной, признается, что постоянно разговаривает о взаимодействии внутри своего звена и называет слабые стороны команды.

- Вас не удивило то, что швейцарцы играли первые два периода так, как было сегодня? То есть - почти не пересекая синюю линию.

- Очень удивило. Я такого ещё никогда не видел, если честно. Они ведь даже в контратаки не ходили дальше синей линии первые два периода. А в третьем отрезке матча они перестроились и стали атаковать более конструктивно.

- Ваши партнёры утверждают, что после второго периода вы в раздевалке серьёзно напряглись по поводу тайных планов швейцарцев. И призвали всех быть внимательными.

- Да, я зашел и сказал: "Всё это подстава". Объяснял, что все это не совсем так, как нам кажется и видится. Два периода были очень лёгкими. И не только потому, что соперник не играл - мы были хорошо готовы к матчу. Но потом мы не сыграли так, как раньше. Меня же завело то, что нам отдали слишком много инициативы. Это был подвох. Я ребятам сказал, что надо самим играть. Давайте, говорю, в физическом плане "помнём" соперника. Проверим их. Получилось же всё наоборот.

- Вас, выходит, не услышали?

- Так сказать нельзя. Ребята работали над своими вещами: выходом из зоны, пас под красную линию, вход в зону по одному. В принципе, в таких играх это и надо проверять. Тем более соперник совсем отошёл и отдал весь лёд. Швейцарцев тоже можно понять. Они рассчитывали на контратаки: а вдруг получится? Поначалу ничего у них не выходило. Мы шайбу завозили глубоко в зону и не теряли её сразу.

- Вы не думаете, что третий период - это то, что швейцарцы нам могут показать в четвертьфинальном матче?

- Думаю. Всё пошло "в кость". Появилось слишком много делегирующих направлений в нашей игре в третьем периоде, и мысли разошлись. Конечно, с одной стороны это нормальный творческий процесс. Когда ты в игре - у тебя своя песня. А у тренерского состава, не исключено, совершенно другая. Но с другой стороны, всё это не очень приятно.

- Возможно ли, что тренер соперников Ральф Крюгер специально дал установку первые два периода валять дурака? Чтобы потом в третьем преподнести сюрприз.

- Возможно. Потому я и обратился к ребятам, с речью, что на самом деле всё совсем не так, как представляется.

- В матче с командой Швейцарии вы имели возможность выбрать любого соперника. Победите в основное время - швейцарцы; в дополнительное - чехи; проиграете - шведы.

- Нельзя сказать, что мы выбирали соперника. Скажу, что когда ты готовишься к матчу, ты ничего не выбираешь. Да и невозможно это.

- Но почему? Вот шведы в Турине сознательно уступили сопернику, чтобы потом сорвать большой куш.

- Я не в курсе про Турин. Но знаю другое. Когда хоккеист готов играть на все сто процентов, когда готов играть в хорошем темпе, то об этих вещах не думаешь. И вообще мне кажется, что это соперник хотел выбрать кого-то и чего-то.

- Что-то незаметно было...

- Наоборот: то, как они провели первые два периода, на это и указывало. Они играли строго в откат; ждали, что мы раскроемся.

- Да у них и выбора особого не было.

- Но была возможность сохранить энергию, хотя они могли пободаться, согласитесь. В общем, они сознательно выбирали нас в четвертьфинале.

- Это не унижает российских хоккеистов? Какие-то швейцарцы предпочитают получить в четвертьфинале Россию, а не кого-то ещё.

- Нет. Но это заставляет насторожиться. Теперь в четвертьфинале от них стоит ждать сюрпризов.

- Как вам вообще сборная России в "гладком" турнире, перед плей-офф? Мы готовы к таким играм, когда одна ошибка может решить всё?

- Думаю, да. Каких-то серьёзных проблем у нас нет. Сыгранность же приходит через тяжёлые матчи. Я думаю, что такие игры у нас были. Теперь нам надо играть в более короткие смены, но делать это интенсивно. Я думаю, вот здесь мы ещё можем добавить.

- Когда швейцарцы неожиданно добавили, показалось, что российская команда к этому совершенно не готова. Мы себя уверенно чувствуем, когда играем первым номером, но если на нас начинают давить, то начинается, вроде бы, паника.

- Да нет, не паника. Просто появилось такое: "расчленение", что ли, обязанностей. Некоторые ребята по-своему поняли задачу на третий период, некоторые иначе. Но это нормально. Я вот со стороны игроков НХЛ выскажусь. Понимаете, мы постоянно играем в своем турнире в три звена, в три пары защитников. И все постоянно находятся в игре. А тут... Я разговариваю с защитниками из НХЛ, спрашиваю их, а они говорят, что слишком долго сидят. И потом тяжело войти в игру. Потому у них всё медленно и получается. Потому и результат матча неоднозначный. Слишком долго сидим на лавке.

- Как вы считаете, тренер понимает эти проблемы?

- А почему вы меня все время спрашиваете о том, что думает тренер? Я не должен ничего ему советовать.

- Но вы самый опытный в этой команде.

- Если у меня спросят совета - пожалуйста. Но самому лезть в тренерский процесс нельзя. Должна быть обоюдная заинтересованность. А вообще, мне кажется, что тренеры всё понимают.

- Как происходит общение в вашей вашингтонской тройке? Вы садитесь и рисуете схемы, обсуждаете, как играть?

- Не то, чтобы мы садимся и рисуем целый день схемы. Но у нас есть свои привычки. То, что мы делали в "Вашингтоне", прошло огонь, воду и медные трубы. И мы это постарались сохранить, добавив особенности Чемпионата мира, команд, которые здесь выступают.

- Ваши действия против, скажем, шведов отличаются от того, что вы делаете против швейцарцев?

- Да шведы бы и не стали откидывать шайбу по борту просто так. Они более высококлассные, техничные. И к ним в зону мы не смогли бы заходить без проблем. А вообще задача простая: не ошибаться на двух синих линиях. Это и будет ключевой момент всего плей-офф.
Дата: 13.05.2008

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет